СДВГ — это болезнь, отклонение или вариант нормы: рассказывает Екатерина Мурашова

Конспект лекции Екатерины Вадимовны Мурашовой «Синдром дефицита внимания и гиперактивности: мифы и реальность».

Синдром дефицита внимания и гиперактивности — распространенный диагноз, который сейчас ставят каждому третьему ребенку с совершенно разными неврологическими поражениями.

Вот уже около 15 лет разговоры об СДВГ ведутся буквально из каждого утюга. Врачи, педагоги и психологи, выделяя одни и те же симптомы, высказывают несколько гипотез (иногда диаметрально противоположных), почему ребенок страдает от этого нарушения, и дают разные рекомендации по коррекции.

Не так давно в центре для детей и родителей «Рождество» Екатерина Мурашова, возрастной психолог, который уже более 25 лет работает с этим диагнозом, прочитала лекцию и рассказала о самых популярных мифах, связанных с СДВГ, а также о том, как родители могут помочь ребенку справиться с проблемами, проистекающими из диагноза.

Редактор «Летидора» Ольга Гаврилова побывала на лекции и сделала конспект, который поможет родителям разобраться в этой непростой теме. Итак, публикуем краткую версию лекции Екатерины Мурашовой.

Как я столкнулась с СДВГ

25 лет назад я пришла работать психологом в обычную поликлинику. Это было начало 90-х. Из знаний в моей голове была масса теорий, которые в меня напихали в университете, плюс что-то из методик миссионеров от психологии и медицины, которые в те годы приехали в Россию с Запада, пытаясь нас цивилизовать.

Я совершенно не понимала, как я должна была работать. Опираться было не на что.

Литература, написанная в СССР, не отвечала реалиям времени и была написана казенным языком. Книги западных авторов, изложенные прекрасным человеческим языком, описывали совсем другой мир.

Ко мне регулярно приходили семьи с одинаковыми проблемами, и через какое-то время у меня возникла мысль, что я вижу у этих детей один и тот же симптомокомплекс. Чем чаще я с ним сталкивалась, тем больше опыта я набирала. И постепенно я стала играть с родителями в экстрасенса. Они говорили мне симптом А, а я тут же уточняла, есть ли у ребенка симптомы В и С, на что получала кивок одобрения.

Но как охарактеризовать этот диагноз и какие рекомендации давать, я не знала долгое время.

Тогда о синдроме дефицита внимания и гиперактивности у нас в стране никто не слышал.

В университете его не проходили, и мне пришлось самостоятельно выяснять, что это.

Впервые о синдроме (тогда он назывался гиперкинетическим) я прочитала в книге американского психиатра Леви Б. Гарольда «Квадратные колышки к круглыми отверстиями». Он очень точно описывал весь симптомокомплекс и проблемы, с которыми встречаются семьи гиперактивных детей. Я дошла до середины книги и наконец-то увидела там ответ на вопрос: что делать, когда у ребенка зафиксирован синдром. Психиатр предлагал давать ему ритолин. Я не знала, что это такое, порылась и выяснила, что это запрещенный у нас психостимулятор. Соответственно, этот вариант «лечения» я отмела сразу.

Пришлось самой экспериментировать и разбираться, что срабатывает, а что не срабатывает.

После нескольких лет практики я написала книгу «Дети-тюфяки и дети-катастрофы», в которой подробно описала опыт работы с детьми, у которых есть СДВГ.

4 гипотезы о причинах СДВГ

Что такое СДВГ, никто до сих пор точно не знает. Все существующие объяснения не вышли за уровень научных гипотез. Он совершенно точно является социальным, биологическим и психологическим явлением. Давайте посмотрим на главные концепции.

Первая гипотеза. Дети с СДВГ — это дети индиго. Они особенные, у них какая-то невероятная аура, поэтому не надо их трогать, ими надо наслаждаться. Ко мне приходили родители и рассказывали: «Мой ребенок падает на пол, орет, кусает бабушку, он особенный и у него голубая аура». По счастью, эта теория себя изжила.

Вторая гипотеза. СДВГ — это болезнь, которая относится к области легкой психиатрии. У нее есть симптомокомплекс, ее надо лечить или контролировать лекарствами.

Эту концепцию принимает американская и германская медицина.

Третья гипотеза. СДВГ не существует, это социальное явление. Такое мнение появилось после того, как каждому первому ребенку стали ставить диагноз, а многочисленные шарлатаны пытались лечить его странными методами за большие деньги.

На этой волне у общества возник откат, и многие вообще стали сомневаться, что СДВГ существует. Люди считали, что врачи просто гребут всех детей под одну гребенку и пытаются избавить от придуманной болезни только для того, чтобы обогатиться.

Четвертая гипотеза. СДВГ — некое состояние, объективно существующее, которое является функциональным и поддается коррекции.

Мне ближе всего последняя, четвертая гипотеза.

Исходя из нее, а также из своего опыта, я даю рекомендации своим пациентам.

Что происходит с ребенком, у которого с СДВГ

Из своих наблюдений я предполагаю, что значительная часть симптомокомплексов, которые обозначены нами как СДВГ (он существует в двух формах: гипердинамической и гиподинамической), связаны с перинатальными событиями и часто являются следствием перинатального поражения центральной нервной системы (ППЦНС).

К этому поражению приводит кислородное голодание или еще один из сотни непредвиденных процессов, которые могут случиться до, после или непосредственно во время родов. Что происходит после этого? Ребенка осматривают, как правило, не видя никаких значительных отклонений, мать благополучно выписывается.

Интересное начинается через месяц, когда младенца приносят на первый осмотр к невропатологу.

Он проверяет, есть ли у ребенка рефлексы, которые должны быть у него в норме в этом возрасте. И что же он видит? А видит он, что у ребенка есть рефлексы, которые к месяцу уже должны уйти, а те, которые должны быть в этом возрасте, еще не появились. Чтобы убедиться, что это не вызвано грубыми органическими поражениями мозга, врач отправляет младенца на УЗИ головного мозга.

УЗИ никаких отклонений не показывает, но рефлексов как не было, так и нет. К тому же родители жалуются, что ребенок засыпает только на руках или все время кричит. И тогда невролог пожимает плечами и дает некие рекомендации (обычно прописывает глицин плюс массаж), которые не навредят здоровью младенца и создадут у родителя ощущение, что он что-то делает.

А в карточке у ребенка после этого визита появится отметка о ППЦНС.

Что с моей точки зрения происходит с ребенком

Грубых органических поражений нет, но есть микроорганические, которые УЗИ не выявляет. Эти поражения появляются во время родов, пока ребенок переходит из одной стихии в другую. Попросту говоря, в это время у него умирает часть нервных клеток (очень незначительная).

И как только часть клеток умирает, в мозге ребенка сразу же запускается процесс «разрушенного народного хозяйства». Функции пораженных нервных клеток берут на себя резервные нервные клети.

Вроде бы все понятно: одни клетки умерли, другие стали их заместителями. Но все не так просто.

Этот процесс замещения происходит очень медленно. Если точнее, он длится с самого рождения до конца полового созревания (то есть приблизительно до 18-19 лет). К тому времени здоровые нервные клетки окончательно забирают на себя функции отмерших клеток, и человек перестает отличаться от сверстников, становится самым обычным.

Как это связано с СДВГ и что надо понимать родителям

Жизнь — процесс энергозатратный. Мы все знакомы с законом Ломоносова-Лавуазье: если что-то где-то убавится, то что-то где-то прибавится. Чтобы ребенок встал, сел, заговорил, ему нужна энергия. Назовем ее Е1.

Как правило, дети с микроорганическими поражениями (то есть с СДВГ) развиваются абсолютно нормально, некоторые даже с опережением. Но мы всегда должны помнить, что в отличие от здоровых детей у них параллельно всегда происходит процесс восстановления нервной системы, на который тоже уходит энергия. Назовем ее E2.

Мозг такого ребенка работает с двойной нагрузкой постоянно, но он с ней справляется.

А потом происходит еще что-то, на что организм маленького человека должен подключить резервные запасы энергии E3. Например, его отдают в первый класс в гимназию, где он должен учиться 6 дней по 6 уроков. Или ребенок заболевает сильным вирусом.

И тут случается сбой. Человек внезапно слетает с катушек. Его мозг не справляется с нагрузкой и это выливается в истерики, бесконечную двигательную активность или, наоборот, в торможение.

И тут родители хватаются за голову, не зная, что делать и куда бежать…

СДВГ: каким он бывает

В нервной системе есть два основных процесса: возбуждение и торможение.

Если у ребенка в перинатальный период погибли структуры, ответственные за первый процесс, значит, ему трудно подняться, приступить к какому-то делу. В просторечии такого человека называют тормозом. Это ребенок, который сидит на последней парте, а учитель кричит ему: «Вася, ну давай! Вася, все уже открыли тетрадки и пишут. Ва-ся!»

Если в мозге ребенка погибли структуры, отвечающие за торможение, то получается не ребенок, а электровеник.

И первый и второй случай — это проявления одного и того же синдрома — дефицита внимания и гиперактивности.

И называется он так вовсе не потому, что у этих детей проблемы со вниманием. Они могут отлично концентрироваться, но проблема в том, что концентрируются они только на том, что их интересует. Дефицит у этих детей в том, что одни не могут подняться, а другие остановиться.

Какие прогнозы

Однозначно можно сказать, что у неосложненных вариантов прогнозы хорошие. При соблюдении определенных условий ребенок отлично вписывается в социум. И надо сказать, что социум ему необходим.

Детям с СДВГ индивидуальное обучение не показано. Для них важна социальная адаптация, потому что проблемы этих детей возникают не когда они сидят дома и занимаются один на один с репетитором, а когда они выходят в люди.

Ребенок должен знать свою особенность и научиться с ней жить.

Здесь родителей ждет немало трудностей. Но все из них преодолимы.

Советы Мурашовой о том, как помочь ребенку справиться с СДВГ, читайте в продолжении конспекта лекции.

Фото: Shutterstock.com

Семейный гороскоп