Мы похоронили первого сына в день, когда он должен был родиться: душераздирающая история мамы

Героиня этой истории потеряла своего долгожданного первенца, но не отчаялась и воспользовалась вторым шансом на счастливое материнство.
Обсудить 
Поделиться
Мы похоронили первого сына в день, когда он должен был родиться: душераздирающая история мамы

С 2017 года благотворительный фонд «Свет в руках» оказывает психологическую и информационную поддержку семьям, которые столкнулись с потерей ребенка во время беременности, родов или в течение месяца после его рождения.

Многие родители молча переживают боль утраты. Но все же эта сложная тема начинает чаще подниматься в Сети, а люди находят в себе силы делиться своими историями.

Как замечает создатель фонда Александра Краус, на это потребовалось несколько лет:

«Я вижу, что почти за 4 года работы фонда ситуация стала меняться. В инфопространстве появляется все больше женщин, рассказывающих о своих неудачных родах, сложных и не развивающихся беременностях, о мертворождениях.

Крайне тяжело добиться того, чтобы люди с легкостью говорили о том, что больно, сложно, непривычно и непонятно.

Но все же эта важная тема стала звучать, и определенный взнос в это сделал благотворительный фонд “Свет в руках”».

Сотрудники фонда поделились с нами личной историей Евгении Крапивиной. Мы публикуем ее на «Летидоре» и надеемся, что этот опыт поможет многим мамам с надеждой смотреть в свое будущее – в любой ситуации.

Мы похоронили первого сына в день, когда он должен был родиться: душераздирающая история мамы

Freepik.com

Наша история началась в мае 2017 года, когда мы с мужем поняли спустя полгода брака, что оба готовы к детишкам. Беременность наступила довольно быстро, и уже в июне мы увидели заветные две полосочки на тесте.

Мы были безумно счастливы, сразу начали думать, как расскажем об этом всем родным и близким.

Беременность была первая, и мы мало что знали о самом процессе. Я сходила к гинекологу, которая направила меня сдать анализ крови на ХГЧ и сделать УЗИ.

Анализ крови на ХГЧ подтвердил беременность, по УЗИ все тоже было хорошо. Как сейчас помню, что врач на мой вопрос, что нужно делать дальше, ответила: «Побольше гулять, разговаривать с малышом и наслаждаться моментом».

Но спустя пару дней на сроке 5 недель у меня начались кровянистые выделения, и мы сразу же вызвали скорую. Меня положили в больницу на сохранение. И тут я вдохнула все «прелести» беременной жизни, когда каждый день сменяются пациентки – от девочек на сохранении, которые молятся за своих малышей, до тех, кто приезжал и в открытую заявлял, что им уже достаточно одного ребенка и от этого они намерены избавляться.

В такой атмосфере я пролежала пару дней, выделения закончились, и врач назначила УЗИ. Никогда меня еще так не трясло! Но вот я лежу и сквозь страх и слезы слышу, как врач говорит:

«Беременность маточная, развивающаяся, все хорошо, можете идти».

Я была на седьмом небе от счастья, меня выписали в этот же день и сказали прийти в районную женскую консультацию (ЖК) подписать больничный лист. Там я уже и осталась наблюдаться, в 8 недель меня поставили на учет. Далее я проходила все плановые анализы, обследования, глюкозотолерантный тест – все показатели всегда были в норме.

Всю беременность мы путешествовали, гуляли и проводили хорошо время.

Когда у меня возникали какие-то вопросы или переживания, то моя врач говорила, что я молодая (на тот момент мне было 24 года), здоровая, что малыш хорошо развивается и нет причин для беспокойства.

В январе 2018 года на сроке 36 недель я прикрепилась к роддому при ЦКБ, где мы решили платно рожать. После чего все КТГ и УЗИ я проходила там.

На тот момент моя врач из ЖК была уже долго на больничном, и я старалась приходить туда очень редко только для анализов. Дело в том, что врач на замене была не очень приятная в общении, а я раз в неделю ездила в роддом на обследования к своему врачу и смысла дублировать поездки с большим животом не видела.

В 37 недель мне сделали УЗИ: все было хорошо.

Мы похоронили первого сына в день, когда он должен был родиться: душераздирающая история мамы

Freepik.com

Даже дали две 3D-фотографии нашего малыша. Сказали, что скоро мы с ним увидимся, что малыш доношен и уже может захотеть появиться на свет в любой момент.

В 38 недель мне сделали КТГ (кардиотокография – регистрация частоты сердцебиения плода и сократительной способности матки во время беременности и родов), на котором тоже все было хорошо.

Врач сказал, что если до 27 февраля я не рожу, то в следующий раз он ждет меня 27-го числа.

26 февраля у меня был назначен прием в районную ЖК, но я не пошла туда, так как чувствовала сильную слабость, а погода оставляла желать лучшего в тот день. За пару дней до этого малыш очень сильно активничал, но все говорили, что это нормально, что ему там уже, наверное, мало места, поэтому движения так хорошо ощущаются.

А потом эти шевеления пропали.

Мне казалось, что он совсем не активный. Вечером 26-го числа начало немного потягивать живот, такое состояние продолжилось до утра 27-го числа. Я проснулась с пониманием, что, скорее всего, это уже схватки и пора в роддом. До сих пор я помню все события этого дня по часам.

Срок был 39 недель и 3 дня.

В 10 утра мы выехали с мужем в роддом, в 11 мы уже были там в ожидании, когда нас примут в приемном отделении, в 12 меня ко мне пришел мой врач. Он посмотрел меня на кресле, я рассказала ему о схватках и о том, что малыш не активничает со вчерашнего дня. На тот момент я много слышала о том, что это нормально, когда детки затихают перед родами.

Врач послушал сердцебиение через трубку, затем позвал медсестру с каким-то переносным аппаратом, затем меня отвели в кабинет на УЗИ, где я и услышала:

«Сердцебиения нет, мне очень жаль».

Мы похоронили первого сына в день, когда он должен был родиться: душераздирающая история мамы

Depositphotos

Мой врач молча вышел из кабинета, а врач УЗИ спросила, может ли она чем-то мне помочь. Единственное, что я смогла на тот момент ей прошептать, – «позовите мужа».

После этого я осталась лежать одна с уже сильными болями от схваток. Но на тот момент та боль, которую я почувствовала от этих слов, перекрывала любые схватки. Мне казалось, что я просто падаю куда-то в пропасть.

Пришел муж. С ним и заведующая отделением, которая сказала, что придется рожать самой. Я не хотела, у меня не было ни моральных, ни физических сил на это. Но муж сказал, что нужно идти дальше, вдруг они ошиблись, вдруг еще есть шанс.

Только эта мысль помогла мне собраться и идти рожать.

Меня перевели в родовую, мужу разрешили быть со мной, пока мы ждали раскрытие. Я отказалась от эпидуральной анестезии, мне прокололи пузырь и, как потом сказали, воды были уже черные.

Где-то около 2 часов мы были с мужем вдвоем в родовой, переживая вместе каждую схватку. В 16:20 я поняла, что уже рожаю, муж побежал за врачами, после чего начался процесс родов.

К 17:00 я родила нашего малыша, нашего первого сыночка, нашего маленького Илюшу… Мне положили его на живот, он казался таким большим (4000 г и 54 см), и в то же время таким маленьким. Я попросила заведующую, чтобы они отдали нам похоронить малыша, но она сказала: «Посмотрим». После этого мне сделали общую анестезию, и я просто отключилась.

Я очень хорошо помню момент, когда я проснулась часа через два. Я поняла, что вся моя жизнь разделилась на «до» и «после».

В этот день часть меня покинула этот мир. Мужу и маме, которая уже приехала в роддом, разрешили остаться со мной, пока я лежала там. И я помню, что первую ночь просто не смогла уснуть – я смотрела в одну точку в окне.

Меня выписали 2 марта, а 3 марта в день ПДР (предполагаемой даты родов) мы похоронили нашего малыша рядом с моим дедушкой и двоюродной сестренкой.

Первые два месяца я просто существовала, меня мало интересовало, что происходит в мире. Я каждый день просыпалась и не понимала, почему я здесь, а мой ребенок там, ведь я ему так нужна, как же он без меня…

В этот период мне очень помогли мой муж, мама, батюшка, к которому мы ходили всей семьей, подруги и близкие, которые спрашивали, как я себя чувствую, и просили рассказать обо всем, что произошло.

В тот момент меня очень сильно обижали фразы «молодая, еще родишь», «главное, что с тобой все хорошо» или когда просто делали вид, что ничего не произошло и будто нашего ребенка и не существовало.

Мне было очень нужно тогда говорить о нем, для меня было очень ценно, когда его «признавали».

Мы похоронили первого сына в день, когда он должен был родиться: душераздирающая история мамы

Depositphotos

Потом мы отправились с мужем в путешествие, и я начала потихоньку снова видеть краски этой жизни, замечать, что происходит вокруг.

Затем я вышла на работу (спасибо моим коллегам, которые все поняли и полностью меня поддержали), начала ходить по врачам, обследоваться, искать причину. Я очень хотела скорее забеременеть, но у меня начало подрываться здоровье как физически (все врачи находили каждый раз какие-то диагнозы), так и психологически (у меня начались сильные панические атаки, когда мне казалось, что я задыхаюсь, что что-то в горле мешает мне, хотя врачи говорили, что все нормально).

Я также обследовалась на все генетические мутации и нашла у себя наследственную тромбофилию, которая, как объяснила мне врач, и была скорее всего всему виной.

После этого мы решили с мужем отпустить ситуацию и съездить отдохнуть. После отдыха мне стало легче, я не стремилась забеременеть всеми способами, а просто жила.

И вот ровно через год после первых родов я вновь узнаю, что я беременна.

Мы с мужем снова безумно счастливы. Но теперь с первого дня беременности меня не покидал страх того, что все повторится снова. После долгих размышлений мы с мужем приняли решение платно вести беременность и рожать в Центре планирования семьи и репродукции. Наша врач сразу назначила мне гепариновые уколы (их назначают для разжижения крови при тромбофилии, как у меня) на протяжении всей беременности.

Я сначала очень неодобрительно отнеслась к уколам в живот во время беременности, но страх повторения истории был больше. Я согласилась и принимала все, что мне назначала врач. В эту беременность я боялась всего, даже лишний раз спуститься в метро, и ездила на такси.

Я боялась съесть лишний раз что-то не то, чтобы не вызвать сгущение крови.

Я боялась летать на самолете, ведь полет только ухудшает состояние при тромбофилии. Я носила компрессионные чулки, так как боялась, что без них может стать хуже.

Где-то к 7 месяцам беременности я взяла в аренду аппарат КТГ для контроля за сердцебиением ребенка. Записывала КТГ каждые утро и вечер и отправляла врачу, чтобы она отслеживала состояние малыша.

Мы похоронили первого сына в день, когда он должен был родиться: душераздирающая история мамы

Depositphotos

Чем ближе был срок в те самые 39 недель, тем сильнее я просилась лечь в роддом заранее.

Меня положили за неделю и 1 день до даты ПДР по УЗИ, и я находилась под постоянным присмотром врачей.

И вот где-то в 9 вечера 28 октября 2019 года я поняла, что у меня сильно потягивает живот. После осмотра мне сказали, что, скорее всего, это тренировочные схватки и можно выпить спазмолитик. Я приняла лекарство, но спустя какое-то время я поняла, что боль лишь усиливается, хотя ритмичного интервала между схватками я так и не могла зафиксировать (схватка то через 5 минут, то через 15).

Я сходила на дежурный пост, где мне сказали, что нужно еще понаблюдать, а лучше – поспать, ведь было почти 12 часов ночи.

Вернувшись в палату, я ощутила такую боль, что я поняла: поспать не получится. Я попросила прийти дежурного врача, она осмотрела меня и сказала, что раскрытие 2-3 см и начался родовой процесс.

Мне провели все процедуры, и где-то в 2 часа ночи я поступила уже в родовое отделение.

В этот раз мы с врачом уже заранее обговорили, что муж обязательно будет присутствовать на родах. Я позвонила ему и своему врачу и ждала, когда они приедут.

Пока я лежала одна в родовой со схватками, я переживала о том, как там мой малыш, ведь за день до этого на УЗИ мне сказали, что есть небольшое обвитие пуповины. Но потом пришли муж и моя врач, все страхи ушли, и я начала рожать.

В момент, когда уже показалась головка малыша, у меня началась очень сильная паника, что я почему-то не слышу крик ребенка. Но врач сказала, что надо дальше тужиться и что все в норме.

В 3:20 ночи 29 октября я родила нашего второго сыночка – нашего маленького Димушу (3280 г и 52 см).

Мы похоронили первого сына в день, когда он должен был родиться: душераздирающая история мамы

Depositphotos

Он закричал, и я не могла поверить своему счастью.

Наверное, в этот момент меня окончательно отпустили все мои страхи. Сына положили ко мне, и я почувствовала, как он перестает плакать рядом с мамой, как его маленькие ручки трогают меня. Я увидела слезы на лице мужа – мы так долго с ним к этому шли!

Я безумно скучаю по своему первому сыночку, я не знаю, для чего Господь послал нам такие испытания, но я безмерно благодарна Ему за наш маленький подарочек в виде нашего второго сыночка.

Всем девочкам, кто прошел через потерю малыша и пытается найти силы на новую беременность, хочу написать лишь это:

ничего не бойся, только веруй.

И помни, что ты не одна, нас очень много и мы все тебя понимаем и обнимаем!

Фото: Depositphotos, Freepik.com

О воспитании без занудства – «Летидор» теперь в TikTok! Подписывайтесь!