Если ударил первый раз, то ударит и второй — только больнее: колонка Яны Поплавской о домашнем насилии

Как бы это ужасно ни звучало, но, скорее всего, в эту секунду за соседней дверью кого-то подвергают унижению или просто избивают.

В подавляющем числе случаев женщина — жертва истории о побоях. И происходят эти истории гораздо чаще, чем вы можете себе представить (по разным данным, с домашним насилием сталкивается каждая пятая россиянка, а за время карантина число ужасных случаев возросло в 2,5 раза*). И, что самое ужасное, в этих историях хэппи-энд практически никогда не случается…

Про изуродованные женские судьбы, мужей-тиранов и детей, которые растут в подобных условиях, в своей новой колонке на «Летидоре» рассуждает актриса, журналист, преподаватель, мама двоих взрослых сыновей Яна Поплавская.

Если вы хотите поделиться с нами своей историей, пишите сюда

Прежде чем начать, сразу же хочу внести ясность: у слова «деспот» нет гендерной принадлежности. Размахивать кулаками, унижать, оскорблять могут и мужчины, и женщины. Но поскольку все же среди женщин больше жертв, чем палачей, свою колонку я посвящаю именно им. А о женщинах-тиранах мы еще обязательно поговорим.

Итак, мы живем в особенной стране. Мы — абсолютно уникальные люди, которые не привыкли открыто говорить о своих проблемах, не привыкли просить о помощи, не привыкли к тому, что в жизни все может быть хорошо и гладко.

У большинства наших сограждан прочно засели в голове установки из серии:

«Бьет — значит любит», «Бьет — значит сама виновата», «Бьет — значит так надо».

Наверное, все хоть краем уха, да слышали, какой скандал разразился вокруг телеведущей, которая в интервью сказала страшную фразу: «Что ты сделала, чтобы муж тебя не бил?». Комментировать данную ситуацию я не стану.

Да, меня такая точка зрения повергла в шок, но я не бьюсь в конвульсиях. Я знаю, что есть такое понятие в психологии, как «немотивированные речевые высказывания». Другими словами, в какой-то момент человек может просто не осознавать, что он говорит, а потом не понимать, почему люди ТАК на эти слова реагируют.

Слово — это очень серьезный инструмент, им можно даже убить! Когда люди ТАКОЕ слышат, их сердце разрывается от боли, потому что эти ужасные трагедии происходят не где-нибудь, а в их собственном доме, и бьет их не какой-нибудь уличный бандит, а близкий и родной человек.

Instagram@the_yana_poplavskaya

Страшнее домашнего насилия ничего на свете нет.

Почему? Да потому что все мечтают о семье, все хотят, чтобы их любили и ждали (как ни крути, люди по своей сути — не одиночные путники). Но часто эти мечты разбиваются в пух и прах о правду жизни. Степень агрессии, злости растет в геометрической прогрессии. Мы все это наблюдаем. А человек, который оказывается в этой ужасной ситуации, молчит!

Женщина молчит, потому что она убеждена, что повторения не будет, что мужчина не ударит второй раз. Она, словно мантру, повторяет: «Не то сказала», «Он просто был не в настроении», «У него проблемы на работе, а тут я полезла под горячую руку». А он… Он в большинстве случаев просит прощения, задаривает подарками (кстати, обычно стоимость подарка растет прямо пропорционально силе ударов), уверяет, что его бес попутал и он больше никогда в жизни не поднимет на нее руку!

Разве что самым близким родственникам женщина может рассказать о случившемся. Но знаете, что в свой адрес чаще всего слышит эта бедная девочка с синяком под глазом? Нет, не слова сочувствия и поддержки, а упреки. Оказывается, это женщина сама виновата, это она рот раскрыла не в нужный момент, это он — добытчик, а она — просто домохозяйка, это у нее нет мудрости и такта.

«Да кому в морду муж не давал? Огребла? Зато теперь будешь дипломатичнее», — говорит мать своей избитой дочери.

Многие считают, что жизнь дана не для радости, что нужно терпеть и молчать. А она молчит и свято верит, что под вторым глазом синяк не появится. Но нет, он обязательно появится. И, скорее всего, не только под глазом…

Если был первый раз, то будет и второй — только больнее, изощреннее.

А полиция не желает вмешиваться в домашние разборки, потому что сначала эти женщины напишут заявление, а потом начинают тирана оправдывать. Да-да, перед вами типичная жертва. Ей внушили, что она что-то сделала такое, за что получила оплеуху! Она уверена, что это она плохая, а своего мужчину считает чуть ли не мучеником, ведь он терпит ее такую-сякую.

В нашей стране ничтожно мало социальных центров, где могут найти приют жертвы насилия, у нас нет полномасштабной психологической помощи, нет юридической защиты. У нас нельзя, как во Франции, прийти в аптеку и сказать кодовое слово, которое бы означало, что над тобой издеваются дома…

Instagram@the_yana_poplavskaya

В нашей стране жертва домашнего насилия никак не защищена!

Знаете, почему женщина не огреет мужа-тирана ночью горячей сковородкой, почему она не сбежит из дома? Животный страх уже овладел ею, он намертво впился в жертву. К тому же, скорее всего, на глазах этой девочки в свое время папа «побивал» маму, а может быть, и ее саму… Часто все это кажется ей нормой жизни.

Я еще раз говорю про пресловутое окно Овертона (напомню, в свое время Джозеф Овертон доказал, что даже в самом высокоразвитом обществе за очень короткий период можно поменять сознание людей и их установки). Кошмар, ад и ужас превращается в норму жизни! Дети растут в доме, где насилие — само собой разумеющееся, где за слишком горячий суп можно получить затрещину, где за двойку побьют ремнем, где за серьезную провинность могут посадить на цепь…

Они не протестуют (редко когда в таких семьях вырастают «бунтари», кто ни за что не захочет повторения истории в своей взрослой жизни), потому что им некуда идти, потому что у них нет денег на жизнь. Финансовая зависимость — это гнусная проблема.

Я всегда говорю, кричу родителям:

«Не растите из дочерей принцесс. Не говорите им про принца на белом коне, который подарит шикарное авто и загородный дом. Растите девочек так, чтобы они сами заработали и на машину, и на дом!»

Знаете, в свое время я очень дружила с одной девочкой (казалось бы, принцессой), отец которой был прославленной личностью в стране. Они производили впечатление благополучной семьи (девочка ходила в мехах, ее руки были усеяны кольцами с бриллиантами, ее на учебу привозил личный водитель), но на самом деле, дома за закрытыми дверями происходили жуткие вещи. Глава семьи избивал и Машу, и ее старшую сестру. Одну из дочерей мужчина закрывал в туалете, а другую бил. А потом доставалось другой.

Если они пытались дать отпор, то насилие было еще более суровым…

Девочки, с одной стороны, его жутко боялись, с другой — уверяли, что он хороший и делает все для их блага.

Instagram@the_yana_poplavskaya

Но их глаза… Эти глаза жертвы я узнаю из тысячи!

Ох, сколько именитых людей, прикрываясь своими заслугами и должностями, творят дома чудовищные вещи (гений и злодейство прекрасным образом живут рука об руку). Но по какой-то необъяснимой для меня причине эти великие мира сего уходят от ответственности. Как это возможно? Почему закон работает не для всех?

Сейчас некоторые припомнят мне домострой. Если говорить о принципах построения семьи, которые были сложены на протяжении веков, женщина всегда была зависима. По сути, ее основная миссия в жизни сводилась к тому, чтобы рожать детей и организовывать быт для домочадцев. Но мир изменился.

Не все еще поняли, что произошло, но на эти перемены есть все указатели: больше не нужно ходить на охоту (современные мужчины платят за это), не нужно с утра до ночи рыбачить (сейчас вам разве что рыбку на крючок не наденут), а женщины поняли, что в мире очень много интересных вещей, где можно было бы себя проявить. У них появилась возможность, и они успешно это делают!

Женщины стали занимать ведущие позиции во многих областях. А «мужские» задачи девальвировались! Произошла девальвация отношений в семье.

Общество еще до конца не поняло, как сейчас строить жизнь, какие функции несет мужчина, а какие — женщина. Отсюда и гигантское количество разводов!

Для многих мужчин поднять руку на женщину — это единственная возможность подмять ее под себя.

Избивая ее, он пытается ей донести, что она — его вещь, она не свободна, она — никто и ничто в семье. И происходит адский ад, когда женщине отрубают руки, когда из нее делают отбивную котлету, требуя ни на чем не основанного подчинения.

Если есть такая страшная проблема, то государство должно защищать своих граждан! Но закон, который должен стоять на страже женщины, разводит руками и говорит: «Что-то у нас не очень получается контролировать эту историю». А у меня возникает ощущение, что кто-то просто лоббирует неподписание этого закона. И лоббируют его, с моей точки зрения, мужчины, которые что-то попутали (именно это слово!). Сидя на заседаниях в своих роскошных костюмах и поглядывая на циферблат дорогущих часов, они отстаивают свое гендерное право решать судьбу женщин!

Заметьте, бьются за принятие закона именно женщины… Все это вызывает у меня дикое возмущение и отчаяние…

Я написала эту колонку, чтобы, может быть, хотя бы одному человеку на свете она помогла.

О насилии нельзя молчать! Нельзя покрывать своих зятьев-тиранов!

Родители должны немедленно встать на защиту своих дочерей. Нельзя сохранять то, что потом может привести к страшной трагедии.

Задайте себе вопрос и честно на него ответьте: «Что страшнее — забрать девочку из рук деспота (несмотря на «а что скажут соседи») или потом похоронить ее?»

Instagram@the_yana_poplavskaya

Нельзя спокойно смотреть, как избитая дочь или соседка идет домой. Говорите об этом! Нет, это не называется «стукачество», это называется спасти кому-нибудь жизнь.

Бейте во все колокола, если слышите, что за дверью происходит что-то жуткое, иначе потом вы будете соучастником убийства!

Кстати, про убийц. Тирана можно вычислить далеко не сразу. Это не обязательно банальный неудачник. Это может быть вполне успешный человек. Только вот он не осознает себя таковым, а поэтому за счет женщины самоутверждается. Он говорит жене: «Ты ничтожество!», «Кому ты такая кривая-косая нужна, кроме меня?», «После рождения детей ты в дверь не проходишь, а твоя грудь находится в районе пупка. Но я — благородный человек, а поэтому тебя пригрел».

После психологического насилия наступает черед насилия физического.

За время своей журналисткой работы я насмотрелась на этот ад. Однажды в эфире программы «Времечко» у меня был очень страшный сюжет: многодетная мать с младенцем на руках заколола ножом своего мужа, за что ее посадили в тюрьму. Как оказалось, он регулярно над ней издевался. Она не вытерпела только, когда он схватил малыша из кроватки, взял за ноги и сказал, что сейчас опустит в кипящую воду. Тогда мать схватила кухонный нож, отобрала ребенка и просто била и била мужа.

Я вела прямой эфир, и у меня катились слезы… Я сказала на всю страну:

«Я бы сделала то же самое! Я убила бы этого человека. Я на стороне этой женщины. Для меня она не преступница, а мать-героиня. Она смогла побороть страх и дать отпор тирану».

За кадром в студии была гробовая тишина. Начальник обвинял, что я в прямом эфире оправдала убийство. Но я ему ответила, что повторила бы сказанное еще тысячу раз! В общем, меня отстранили от работы (через неделю я вернулась в эфир).

После этого эфира я приехала домой и пошла в ближайший продуктовый магазин. Работницы (такие тетечки с начесами и в чепчиках) выскочили из-за прилавков и сказали: «Деточка, мы стояли около экранов и плакали. Мы такие же битые, и матери наши битые! А ты из интеллигентной семьи, и ты за всех нас вступилась!»

Я сейчас не о том, какая я смелая или какая я молодец. Я о том, что все это происходит повсеместно. Эти пытки в семьях длятся годами и десятилетиями. Они ломают детей и женщин, они превращают их в загнанных животных, которые боятся даже выдохнуть!

Весь мир осуждает фашизм. А чем это лучше? Где государственное возмездие за бытовой фашизм?

Нюрнбергский процесс — это было тогда. Но то, что происходит сегодня на закрытыми дверями, — еще страшнее. Потому что это происходит в полной тишине, в гробовой тишине.

Я надеюсь, что доживу до того дня, когда этот закон будет принят и эти твари будут получать заслуженное наказание за искалеченные жизни людей, которые оказываются в их дьявольских руках.

* Об увеличении случаев домашнего насилия в период самоизоляции заявляла в беседе с РИА Новости Татьяна Москалькова, уполномоченный по правам человека в России

Фото: Instagram@the_yana_poplavskaya

Читайте другие колонки Яны Поплавской:

Понять, что муж вам изменяет, легко

Хотите, чтобы сын был счастлив, тогда не лезьте в его семью

Те, кто говорит, что любят своих детей одинаково, врут

Что делать, если ваш ребенок — гомосексуалист

Как женить сына и не испортить с ним отношения

Когда моего сына начали травить в школе, я научила его драться

Я прошла все круги ада со своим гиперактивным ребенком

Рожать ребенка после 50 лет — это безумие

Давайте дружить в социальных сетях! Подписывайтесь на нас в Facebook, «ВКонтакте» и «Одноклассниках»!

Семейный гороскоп