Не квартирный вопрос портит людей, а фраза «Это все достанется тебе»: колонка Яны Поплавской о наследстве

Помощь может быть разной. Для кого-то она станет опорной точкой для движения вверх, кого-то она парализует, а кого-то и вовсе превратит в стервятника.

Музыкант Стинг заявил, что его дети не рассчитывают на отцовские «горы золота». Сыновьям Элтона Джона карманные деньги вручаются за работу по дому или в саду. В 14 лет старший сын Дэвида Бекхэма по выходным работал в кафе. Джеки Чан решил оставить свое наследство благотворительным организациям, а не кровным отпрыскам. Дети звездного повара Гордона Рамзи редко обедают в ресторанах отца и не летают с ним в первом классе. И таких примеров очень много.

Свою новую колонку на «Летидоре» актриса, журналист, общественный деятель, преподаватель, мама двух взрослых сыновей Яна Поплавская посвятила делам материальным. А именно вопросу, оставлять ли детям наследство.

Начну колонку с обозначения собственной точки зрения: я совершенно согласна с теми родителями, которые не оставляют детям наследство. И мне очень нравится, что эта позиция становится трендом.

А теперь поговорим о позиции, которая присуща подавляющему большинству наших соотечественников.

В России до гробовой доски родители тянут детей на себе. И это не фигуральное выражение.

Эти мамы и папы вздыхают, закатывают глаза и будто бы ОБРЕЧЕННО говорят: «Ну это же мой ребенок, я ДОЛЖЕН…»

За примером ходить далеко не нужно. На днях я беседовала со своим знакомым. Он рассказал о сложной ситуации в своем бизнесе. На мой вопрос, можно ли как-то сейчас ему минимизировать расходы, он ответил, что купил для дочери квартиру в ипотеку и сейчас делает в ней ремонт. Чтобы вы понимали, поясню. Его дочери 32 года, и эта молодая женщина имеет работу и стабильную зарплату. «Зачем ты это сделал?» — спросила я. «Нууууу, — пробурчал он. — Я же ДОЛЖЕН помочь».

Вот вам другая история. Дочь моих друзей вышла замуж. Молодые супруги оба работают, недавно у них родился ребенок. Что сделали новоиспеченные бабушка и дедушка? Они продали часть своего имущества и купили новой семье не однокомнатную, а трехкомнатную квартиру! Кроме того, они полностью оплачивают их коммунальные счета и затаривают холодильник. Тот же вопрос: «Зачем все это?» Тот же ответ: «Нуууууу, внучка же родилась, жалко девочку». Понимаете, им жалко девочку, чьи родители — образованные люди с хорошей работой!

Жалуются ли мои друзья на сложную жизнь (а им действительно пришлось очень туго завязать пояса)? Нет. Они тихо, будто бы извиняясь, признаются, что не чувствуют благодарности от детей, а только осознают, что запросы детей увеличиваются в геометрической прогрессии.

Сыновья Яны Поплавской — Клим и Никита

Instagram@the_yana_poplavskaya

То есть родители в один прекрасный момент добровольно стали заложниками своего же благородного желания помочь детям.

А ведь человеческая психология — хитрая штука: чем больше ты помогаешь, тем быстрее твоя рука сжирается — сначала по локоть, потом по плечо.

Вспомните Марину Цветаеву. Она жила и возила семью «на океан» за счет княжны Саломеи Андрониковой. А когда та в определенный момент прекратила благотворительствовать, поэтесса назвала ее решение свинством!

А ведь часто так называемые наследники сидят и ждут, когда их старшие родственники уйдут в мир иной. А хуже, когда эти дети еще при живых мамах и папах, бабушках и дедушках обсуждают блага, которые им перейдут по наследству.

Вот эти разговоры «А кому машина достанется?», «А кому квартира перейдет?», «А кто будет на даче жить?» становятся настолько обыденной проблемой, что у меня глаза на лоб вылезают!

Однажды моя знакомая юрист сказала: «Как же тяжело живется москвичам в первом поколении: наследства никакого, приходится самому трудиться. А вот третьему поколению уже есть чем поживиться». Да-да, именно «поживиться».

Сыновья Яны уже давно живут самостоятельной жизнью

Instagram@the_yana_poplavskaya

Неоставленное наследство — прекрасный стимул к действию.

А когда ребенок сидит на попе ровно и просто ждет, когда в один момент на его голову свалится и машина, и квартира, и дача, ничего хорошего с этим «ждуном» не происходит. А самое главное — отношения детей и живых родителей портятся со стремительной скоростью.

Наверняка вы когда-нибудь слышали фразу: «Куплю старшенькому это, младшенькому то, внуку приобрету что-нибудь ценное, внучке денежку скоплю, чтобы после моей смерти они не перессорились».

А где же место любви в таких отношениях? Где уважение к старшим? Где вообще семья?

Недавно подруга лежала в больнице, и я, приезжая к ней, такого наслушалась от соседей и их родственников! Навестила женщина свою мать, которая лежит в реанимации с четвертой стадией рака. Врачи эту бабушку тянут, как могут. А дочь причитает сквозь зубы: «Господи, как же я устала, больше не могу, с ума схожу, сил нет: мы все ходим-ходим сюда, тратимся на лекарства. Вот если бы хоть что-то нам потом досталось…»

Да-да, вот такая у людей простая арифметика: они надеются, что их «вложения» оправдаются.

А если наследства нет и не было, то достаточно минимальной порции любви в виде одного телефонного звонка в год.

С чего вся эта история начинается? Ответ прост — с детства.

Какое-то время мой младший сын посещал частный детский сад. Однажды вечером маленький Никита заявляет довольным голосом: «Я сегодня сказал ребятам, что у нас три машины и большущая квартира!» «Зачем ты это сказал?» — воскликнула я. Ответ меня поразил: «Ну Петька рассказывал о СВОИХ машинах и спросил, какая машина у МЕНЯ».

На следующий день воспитательница сказала мне, что подобные разговоры для них в порядке вещей. Ребята частенько хвастаются тем, что у НИХ есть!

У меня дар речи пропал! Я забрала оттуда сына и перевела его в государственный детский сад. Муж причитал, заламывал руки, но я была непреклонна: сын будет ходить в обычный сад. Ошибки с частным садом я больше не повторю!

Яна без раздумий забрала своего младшего сына из частного детского сада

Личный архив Яны Поплавской

Я не хотела, чтобы моего сына уродовали вот таким образом: когда 5-летние дети обсуждают, что есть у их родителей, но при этом они говорят «МОЕ».

Вот с этого все начинается!

Ни один родитель не может знать на сто процентов результат своего родительского воспитания. Но приметы того, что с ребенком происходят изменения и определенные деградивные процессы, можно заметить. Страшно то, что подчас эти самые приметы — родительских рук дело!

В свое время я преподавала в школе для детей очень обеспеченных родителей. Если бы вы слышали, что эти ребята и девчонки обсуждают на переменах. Это катастрофа! Но меня особенно потряс один десятиклассник. Да, с ним папа общался достаточно резко, по-военному.

Но в какой-то момент я услышала, как этот мальчик говорил однокласснику: «Я ненавижу отца! Но надо терпеть, потому что все равно в итоге все будет моим!»

Как вам такое? Очень часто благополучные семьи внутри оказываются неблагополучными. То есть этот парень уверен, что все, что заработал отец своим потом и кровью, просто-напросто станет ЕГО!

Я всегда рассуждала так: МОЕ — это только то, что заработала Я. То, что есть у моих родителей, — это только ИХ. И если они захотят написать дарственную на какого-либо постороннего человека, это их право. И это право неприкосновенно!

Яна Поплавская работает с раннего детства

Instagram@the_yana_poplavskaya

«Милый мой, ведь все это после моей смерти достанется тебе, все это для тебя делается», — это самое глупое высказывание, которое только может быть. А знаете, что, слыша такие слова, может подумать чадо? В его голове вполне может родиться «тост»: «Желаю в следующем году повидать тебя в гробу». Озвучит ли он его — другой вопрос, но не исключено, что подумает об этом.

Вы скажете: тьфу, чернуха какая-то. А я вам скажу — это самое любимое русское завывание: «Все достанется вам, а вы меня не цените!»

Фраза «Все достанется вам» — это самое страшное, что могут глупые в своей безумной любви родители сказать собственным детям.

Дети с младых ногтей начинают думать: «Ага, значит нужно подождать… Хорошо бы, если немного подождать, потому что мне 20-летнему/30-летнему/40-летнему/жить негде, а они в своих хоромах жизнью наслаждаются».

Потом эти претензии начинают озвучиваться: «Значит, бабушка живет в трехкомнатной квартире, а я должна жить в съемной?» То есть бабушка, которая в свое время купила эту квартиру, жила там с мужем, воспитывала детей, провела в ней лучшие годы своей жизни, вдруг должна ради 20-летней внучки перебраться в шалаш?

Разумеется, не все так печально. Есть масса примеров, когда в семье царит любовь и взаимоуважение. Моя подруга живет в двушке, ее пожилая мама владеет трехкомнатной квартирой, а внучка пока что может себе позволить только снимать жилье. Так вот, им даже в голову не приходит говорить о каких-то разменах, переездах и так далее!

Людей портит не квартирный вопрос, а фраза «Я живу для тебя, все достанется тебе».

Вот откуда ноги этой проблемы растут, вот где зарождается дележка.

У меня была педагог Алла Анатольевна Казанская. Когда я родила Клима, многие удивлялись, как в таком юном возрасте можно так трястись над ребенком. Как сейчас помню, Алла Анатольевна сказала мне: «Деточка, никогда свою жизнь под ноги ребенку не бросай. Твои заслуги, твой заработок — это ТВОЕ. А он должен пройти свой путь САМ».

Мы же часто слышим вокруг истории о людях с периферии: мол, приехали, рвутся по карьерной лестнице вверх, терпят лишения и добиваются своего! А вот именно о таких людях принято говорить «селф-мейд». За ними никто не стоял, их никто не продвигал, им никто не помогал. Родители могли им дать только свою любовь да мешок картошки в придачу, чтобы дитятко с голоду не умерло в Москве.

Яна поддерживает тренд, когда родители не оставляю детям наследство

Instagram@the_yana_poplavskaya

От этих «запихиваний» новыми гаджетами, дорогущей одеждой, машинами, недвижимостью потом начинается дележ наследства.

Спросите любого юриста, и он вам ответит, что самые сложные, самые запутанные, самые нечестные и мерзкие дела — это те, где люди грызут друг другу глотки из-за наследства.

Родители строят гигантские загородные домища, чтобы сын и дочь могли в любое время приехать. А что дети? А дети не приезжают! После смерти родителей эти дома уходят с молотка.

То есть мамы и папы всю жизнь горбатились, отказывали себе в чем-то, откладывали по копеечке ради семьи.

А потом эта самая якобы семья превращается в слет коршунов и стервятников, дерущихся над еще не остывшим трупом.

Этого всего не было бы, если бы в семье имелась четкая позиция относительно денег и наследства. Можно вспомнить массу примеров, когда дети богатых и знаменитых родителей зарабатывали себе сами на учебу, когда подрабатывали, чтобы купить полуразвалившуюся, но СВОЮ собственную первую машину.

А на что вы толкаете своих детей, когда рассказываете им о благах, которые окажутся у них в руках после вашей кончины? Вы думаете, что тем самым поможете им? Вряд ли. Ценится только то, что дается собственным потом и кровью. Тем более помощь помощи рознь.

Разумеется, в сложной ситуации вы не оставите ребенка на произвол судьбы, вы подставите руки. Но помочь не означает сделать все за него!

Не надо на каждой кочке в виде матраса кидаться ребенку под ноги и говорить: «Миленький, я тут, падай на меня!»

В противном случае ваше чадо превратится в существо, которое на вопрос: «Чего бы тебе хотелось?», «Какая у тебя мечта?», отвечало бы «Нууу, я не знаююю». В противном случае ваш ребенок в будущем рискует превратиться в морального урода.

Фото: Instagram@the_yana_poplavskaya

Семейный гороскоп