05 октября в 06:00
10 мин.

«Зарплата у нас смешная»: молодые учителя о том, оправдались ли их ожидания

Честные монологи о работе в школе
Средний возраст учителя в России, по данным на 2021 год, составляет 45-47 лет. Несмотря на старания Минпросвещения — ведомство обновляет программы в педвузах, обещает освободить педагогов от бумажной работы и повысить зарплату — молодежь все еще не торопится идти в педагоги. Решение молодых специалистов, которые задерживаются в школе после окончания профильных вузов, вызывает у многих смешанные чувства: от глубокого уважения до сочувствия.
Обсудить 
Поделиться
«Зарплата у нас смешная»: молодые учителя о том, оправдались ли их ожидания

Редактор «Летидора» Ольга Рудашевская поговорила с начинающими учителями из разных регионов об их профессиональном выборе и узнала, как они представляли свою работу, когда учились в институте, и оправдались ли их ожидания. Также преподаватели поделились своими мечтами и идеями, что помогло бы изменить их работу к лучшему.

Хеда М., 25 лет, учитель математики, Чеченская Республика

Стаж работы: 4 года

Учебная нагрузка: 31 час в неделю

Будучи школьницей я постоянно задавала себе вопрос: «Кем я стану?» В старших классах решила поступать на факультет «Математики и компьютерных технологий» ЧГУ, подумывала о том, чтобы после окончания вуза пойти работать в школу.

В первый день учебы на одной из пар преподаватель вызвал меня к доске. После моего ответа он сказал, что я объясняю, как учитель со стажем работы 10 лет. Так постепенно я укрепилась в решении стать педагогом.

Сразу после окончания вуза работать в школу я не пошла: боялась, что не справлюсь со своей задачей — учить детей.

Поработав несколько лет в отделе труда и соцобеспечения, я все же решилась попробовать себя в качестве учителя. Сказала себе, что, если работа не пойдет, всегда можно уволиться. Меня очень поддержали родные.

Четыре года назад моя жизнь стала невероятно веселой и интересной. Коллеги встретили меня тепло, объясняли разные аспекты работы. Почти сразу я поняла, что с выбором профессии не ошиблась. Я люблю работать с детьми: увлекать их своими предметом, быть для них наставником.

Что касается ожиданий от работы… скажем так: я надеялась, что все ученики будут все понимать с первого раза и каждый станет отличником по моему предмету. Оказалось, что донести знания до каждого ребенка гораздо труднее, чем я думала. Мне еще трудиться и трудиться, чтобы найти подход к каждому из учеников.

Второй непростой момент: количество бумажной работы. В первый год в школе я уходила домой не раньше восьми вечера именно из-за отчетности.

Заполнение документов занимает больше половины нашего рабочего времени.

Если бы эту часть сократили, то на подготовку к урокам оставалось бы гораздо больше сил и времени.

Третий важный момент — отношения родителей к педагогам. Хотелось бы, чтобы родители не думали, что мы, педагоги, ничему не учим ребят: для нас каждый урок – это не просто 45 минут рутины. Мы выкладываемся по максимуму, чтобы все дети вынесли что-то с занятия.

Приятно, когда к твоему труду относятся с уважением. Также хотелось бы, чтобы семья была больше вовлечена в школьные дела своего ребенка, знала, чем ученик живет и дышит.

«Зарплата у нас смешная»: молодые учителя о том, оправдались ли их ожидания

Depositphotos

Рита (имя изменено по просьбе автора), 29 лет, учитель иностранного языка, Москва

Стаж работы: 3 года

Учебная нагрузка: 19 часов в неделю

С детства я обожала играть в учителя — я вела журнал, ставила оценки и даже писала планы уроков. Потом отучилась на переводчика. Когда я была в декрете, мне предложили работать в школе при университете, который я окончила. Так работа сама меня нашла. Ожиданий никаких особо не было, я не понимала, каково мне будет на позиции учителя. В школе, где я работаю, есть только старшие классы (с 8-го по 11-й).

В связи с этим я переживала, что не смогу найти общий язык с подростками, что они не будут воспринимать всерьез учителя, который выглядит как они. Но я ошибалась. С 90% всех моих учеников мы в отличных отношениях. Другие 10%, как показывает практика, имеют проблемы со всеми предметами и со всеми учителями и находятся на грани отчисления из-за неуспеваемости.

Начав работать в школе, я увидела образовательную систему изнутри. Мне стало очевидно, что многие дети становятся заложниками некоторых педагогов, которые оказывают сильное эмоциональное давление на учеников: обзывательства, нарушение личных границ (когда оценки называют при всем классе и говорят о неуспеваемости человека при всех, чтобы «обвиняемому» стало стыдно) и прочие разрушительные действия.

Поэтому я бы изменила изначальное восприятие педагога как человека с непоколебимым авторитетом.

Я бы ввела ежегодное анкетирование среди детей, где они могут оценить действия и работу своих педагогов (начиная от готовности к урокам, заканчивая психологическим давлением на учеников).

А для учителей с низким рейтингом по результатам этого опроса я бы учредила специальные профилактические комиссии, которые могли бы скорректировать их действия.

Если бы учителя знали, что школьники будут их оценивать в конце года, то их отношение к работе сильно поменялось бы и ребята смогли бы получать знания в более комфортной психоэмоциональной среде у более компетентных учителей.

«Зарплата у нас смешная»: молодые учителя о том, оправдались ли их ожидания

Depositphotos

Виолетта, 26 лет, учитель английского языка, Петропавловск-Камчатский

Стаж работы: 4 года

Учебная нагрузка: 28 часов в неделю

Окончив школу, я поступила в университет. Выбор стоял между профессиями «переводчик» и «преподаватель иностранного языка». Выбрала второе, отчасти по совету мамы: она сказала, что лучше быть учителем, а не просто переводчиком. Сейчас я бы с этим не согласилась. Ведь можно пройти переподготовку и получить корочку преподавателя гораздо быстрее, чем учиться пять лет.

По окончании университета я сразу устроилась на работу в школу.

Подумала: «Я что, зря 5 лет училась?» Собственно, так и стала педагогом.

Когда я окунулась во время практики в школе в работу, мне понравилось преподавать, но полного осознания, что моя профессия значит, на тот момент не было. Спустя какое-то время я осознала, какое большое дело мы, учителя, делаем, как значима наша работа.

Первый год работы у меня была нагрузка 32 часа в неделю — это гораздо больше обычной ставки в 18 часов. Было тяжело, особенно первое время, пока вливаешься. Помню, как поначалу приходила домой после работы, садилась на диван и просто молчала: не было сил ни двигаться, ни говорить.

Дальше стало проще, я привыкла. Плюс, когда я наработала материал, подготовка к уроку стала занимать меньше времени: презентации, раздаточный материал и все остальное было уже под рукой.

Сейчас моя нагрузка — 28 часов. После нового года опять будет за 30. И это не может устраивать. Привык ты или нет, но работать столько часов — это тяжело.

Изменить хотелось бы количество часов и зарплату. Ни для кого не секрет, что зарплата у учителей «смешная».

Хотелось бы, чтобы ученики были послушные, усердные. У всех детей свои особенности, к каждому искать подход бывает трудно. Мотивация у ребят зачастую отсутствует не то что в изучении английского языка, а в принципе в обучении.

Бывают такие классы, в которых тяжело из-за того, что им «не надо» и они «не хотят», тогда отдачи никакой нет и ты начинаешь думать: «Что я здесь вообще делаю?» Но потом идешь в другой класс, где ситуация противоположная, и работать становится в удовольствие.

Быть учителем в школе – это как кататься на американских горках: интересно, местами страшно и периодически не знаешь, чего ожидать.

«Зарплата у нас смешная»: молодые учителя о том, оправдались ли их ожидания

Depositphotos

Дарья, 23 года, учитель математики в частной школе, Волгоград

Стаж работы: 5 лет

Учебная нагрузка: 18 часов в неделю

Всю подростковую жизнь я говорила, что не буду поступать ни в мед, ни в пед, но так получилось, что я училась на педагога, а сейчас работаю учителем. И очень довольна этим. Пойти на учителя мне посоветовала сестра, которая сказала, что там пригодится моя активная жизненная позиция и творческий подход. Совет был в самую точку. Я поняла это во время вожатской практики в лагере. Меня притягивала открытость, искренность детей, мне было интересно общаться с ребятами.

В том же году я прошла отбор в образовательный центр Maximum на преподавателя по подготовке старшеклассников к ЕГЭ и поступлению в вуз.

Так я начала работать в дополнительном образовании и утвердилась, что преподавание — моя среда.

На четвертом курсе обучения в бакалавриате меня позвали работать учителем в частную школу в нашем городе: сначала я вела дополнительные занятия по математике и финансовой грамотности, после окончания бакалавриата вышла на ставку 18 часов в неделю. Кстати, работодатель оплатил мне полугодовые курсы по переподготовке на учителя математики (изначально я училась на преподавателя экономики).

Сейчас я третий год работаю в школе, веду средние и старшие классы. Дети дают мне огромный заряд энергии. После восьми уроков я каждый раз чувствую усталость, но эта усталость приятная. Мне приятно не только увлекать учеников своим предметом, но прокачивать «мягкие навыки» ребят: участие в олимпиадах, конкурсах и т.д.

Что касается ожиданий относительно работы, то мне казалось, что она не будет отнимать столько времени. Изначально я думала, что учитель приходит в класс, дает урок, а потом сразу идет домой.

Когда я стала преподавать, то поняла, что на подготовку к занятиям уходит колоссальное время, если ты хочешь, чтобы каждый ученик после урока говорил: «Я это понял и это было круто!»

На то, чтобы подготовить уроки на неделю вперед, у меня уходит воскресенье с 8 утра до 19 вечера.

Жаловаться не на что, работа любимая, просто изначально было немного другое представление о нагрузке. Мне повезло, что я преподаю в школе, где педагогу можно расти и развиваться: здесь готовы поддержать любую идею, лишь бы я выдавала максимальный результат. Также у меня достойная зарплата.

По словам коллег из госшкол, их оклад нереально низкий, развиваться там трудно, поэтому у учителей нет никакой мотивации выкладываться на 100%. Даже сами педагоги приравнивают свою работу к оказанию услуги: выдам детям информацию пропорциональном тому, сколько мне заплатили. Школьники не видят, что их учитель старается. Это моя маленькая боль. Хотелось бы, чтобы дети в любой школе получали хорошее образование, а труд учителей оплачивался, как полагается.

«Зарплата у нас смешная»: молодые учителя о том, оправдались ли их ожидания

Depositphotos

Олеся, 24 года, учитель по медиаграмотности и основам деловой журналистики, драматургии текста и сторителлингу, Москва

Стаж работы в школе: меньше года

Общий преподавательский стаж: шесть лет

Учебная нагрузка: 18 часов в месяц

Преподавательские «замашки» были у меня с самого детства. Когда я была маленькой, мне нравилось играть в школу, и особенно быть учителем. Во время учебы в старших классах меня периодически просили заменить уроки в началке или у пятых классов. Все мои подружки учились хуже меня, я была отличницей, так что дома или на переменах часто объясняла им математику, историю или литературу. В 9-11 классах я за небольшие деньги по просьбе мам одноклассников подтягивала ребят по математике. Было очевидно, что с педагогикой у меня складывается. Несмотря на это поступление в педагогический означало бы для меня провал. Я жила и училась в Челябинске.

В нашем городе в пед поступают ребята с достаточно низкими баллами, поэтому не хотелось ассоциировать себя с этим местом.

Поэтом я поступила на журфак МГУ и уехала в Москву. Почти сразу возник вопрос с подработкой, и я, недолго думая, занялась репетиторством. Я хорошо сдала ЕГЭ по литературе, поэтому выбор пал на этот предмет. Параллельно читала разные книги по педагогике и психологии.

В университете есть возможность посещать спецкурсы на других факультетах, так что я воспользовалась ею и окончила курс «Креативные методики в преподавании» на факультете педагогического образования.

Постепенно я начала развиваться в сфере дополнительного образования. Преподавала в школе при Центре педагогического мастерства, в Школе журналистики им. Мезенцева в Центральном доме журналиста, в медиашколе журфака МГУ.

В государственной школе я начала работать только в этом году.

Московские школы стали привлекать к работе практиков, и меня позвали преподавать старшеклассникам журналистику. Что касается ожиданий… я понимала, что это общеобразовательная школа, и, хотя в эти классы был отбор по профилям, это не та мотивированная аудитория, с которой я сталкиваюсь в дополнительном образовании. Поэтому я заранее готовилась быть построже, соблюдать субординацию. Опасалась, что не смогу успокоить класс.

К счастью, эти ожидания не оправдались. Найти язык со старшеклассниками оказалось проще, чем я себе представляла.

Я готовилась к бюрократической нагрузке: отмечанию посещаемости, заполнению журналов. Бумажная работа не была для меня новостью, но радости от этого я не испытывала. Учителя, завучи оказались приятными людьми, обеспечили мне довольно комфортную среду для работы.

Конкретно в этой школе меня все устраивает. Когда я сравниваю с той школой, в которой училась я, мне кажется, что это очень даже неплохой вариант.

Если брать не отдельно взятую школу, а всю систему образования, то тут есть над чем поработать. Формат преподавания в школах, который сейчас существует, мне кажется неактуальным.

Я читала книгу «Другая школа» Александра Мурашева — ее автор объездил самые продвинутые школы мира — и многое для себя из нее почерпнула.

Мне показалось, что большая свобода в обучении и более персонализированный подход помогли бы нашей системе образования измениться в лучшую сторону.

Что я имею в виду? Я веду предмет, который требует творческих способностей, а дети привыкли, что многое нужно сделать по шаблону. В какой-то момент мне приходится им говорить: "В ЕГЭ вы делаете так-то и так-то, а здесь нужно принципиально другое". Детям безумно тяжело, с одной стороны, следовать четким критериям, чтобы сдавать экзамены, с другой — выходить за рамки правил, проявлять креативное мышление. Если бы подход к системе образования удалось бы изменить, такой бы проблемы у нас не было.

Фото: Freepik, Depositphotos