Без автокресла для малыша из роддома вас не выпишут: колонка мамы о родах в Нью-Йорке

Мама близняшек — о том, как все устроено в роддоме Нью-Йорка, и о том, на какую социальную поддержку могут рассчитывать граждане США.
Мама близняшек — о том, как все устроено в роддоме Нью-Йорка, и о том, на какую социальную поддержку могут рассчитывать граждане США.
Без автокресла для малыша из роддома вас не выпишут: колонка мамы о родах в Нью-Йорке

Четыре года назад Наталья Топчий стала мамой двух очаровательных девочек-близняшек. Вместе с мужем Наталья живет в Нью-Йорке. Там же она рожала малышек. Недавно «Летидор» опубликовал колонку Натальи о ведении беременности в одном из самых современных мегаполисов мира.

Мы продолжаем делиться историей Натальи и публикуем ее новую колонку, в которой она дает представление о роддомах Нью-Йорка и рассказывает, как у американок проходит декретный отпуск.

Напомним, что Наталья ведет сразу два блога в «Инстаграме» — в одном она рассказывает о своей жизни в США (@natalia_twinsmom), а в другом (@cook_with_natasha) — делится полезными и вкусными рецептами для всей семьи.

Наталья Топчий

Наталья Топчий

До и после родов

Ранним утром мы с мужем спешили в больницу. Мы осознавали, что совсем скоро наша жизнь разделится на до и после — мы станем родителями двух замечательных малышек. Я не сомневалась, что они будут именно такими. Плановое кесарево сечение было назначено на 10 утра.

На входе в родильное отделение нам выдали специальные браслеты, похожие на те, которые отдыхающие получают в отелях. Правда, на наших была моя личная информация.

Нас встретила медсестра и проводила в палату. Меня подключили к мониторам, на живот поставили 3 датчика: один — для схваток, два других — для сердечек моих малышек.

Без автокресла для малыша из роддома вас не выпишут: колонка мамы о родах в Нью-Йорке

Depositphotos

Даже не верилось, что через каких-то пару часов я их увижу.

Вокруг начали суетиться люди, подготовка к операции шла полным ходом. Одна медсестра сообщила, что мне сделают укол анестезии в спину. Но если он не подействует, мне дадут общий наркоз.

«Как это, не подействует?» — пронеслось в голове.

Дальше больше. Другая медсестра с совершенно серьезным видом спросила, к кому обращаться, если я буду недееспособной после операции. Я в ужасе смотрела на мужа. Конечно, к нему, но разве это нужно? Все настолько плохо?

Следующий вопрос чуть не обратил меня в бегство. Врач поинтересовался, не хочу ли я завещать свое тело науке.

Вы серьезно? Задавать такие вопросы беременной женщине!

Потом меня повели в операционную, хотя я была уверена, что отвезут. А там, как в американских фильмах, началась «запись»: «10:05, пациент..., присутствуют...».

Стало жутко, но я держалась. Рядом появился муж в специальной одежде. Буквально через 10 минут я услышала детский плач. Первая родилась.

Вдруг голос врача: «Давай», и звук шлепка по коже. Я в ужасе смотрела на мужа: что происходит? Почему вторая не плачет? Крик. У меня слезы. Обе, родились, живы.

Врач мне в этот момент сказал, что теперь им нужно меня аккуратно зашить, поэтому придется немного подождать. Как будто у меня есть варианты!

Тут же послышались новые голоса. Неонатологи. Муж ушел на разведку. Все хорошо, девочек осматривала бригада врачей. Их по одной поднесли ко мне, а потом сразу же забрали в детскую реанимацию. Два маленьких кулечка в смешных шапочках гномиков.

Осознание пока не пришло. Нужно еще восстановиться после операции.

Сначала меня отвезли в отдельную палату, где нужно было дождаться, пока наркоз отойдет, а мои нижние конечности снова придут в движение.

Без автокресла для малыша из роддома вас не выпишут: колонка мамы о родах в Нью-Йорке

Depositphotos

Королевские покои в роддоме Нью-Йорка

Как только к ногам вернулась подвижность, меня перевезли в палату, где мне предстояло находиться до выписки.

Я будто стала героиней сериала «Скорая помощь»: так все было вокруг знакомо и необычно одновременно.

Двухместная палата, в ней кровать с пультом управления, который позволял поднять и опустить спинку. Вокруг каждой кровати что-то вроде полога для приватности, хотя от шума это, конечно, не спасало. Справа какая-то аппаратура с датчиками. Напротив, почти под потолком, висел телевизор. Переключать каналы и регулировать звук можно было пультом тут же, в кровати. Над головой — несколько кнопок для вызова медперсонала.

Прямо на входе в палату — туалет с умывальником, а вот душ был общий, на этаже.

К кровати крепился столик для еды, который за ненадобностью можно было отодвинуть.

Через некоторое время перед моими глазами предстала милая женщина с чем-то напоминающим то ли планшет, то ли съемный кассовый аппарат.

С видом официанта из дорого ресторана она сообщила меню ужина. Я кивнула в ответ. Но, видимо, недостаточно убедительно. Так как она сразу же поспешила добавить, что если курица с брокколи меня не устраивают, у них еще есть... А дальше следовал список из шести или семи вариантов, не хуже, чем в ресторане.

Да и на вкус тот ужин был лучше, чем в некоторых заведениях в Нью-Йорке, где мне доводилось бывать.

По такой системе кормили обедом и ужином, а завтрак был организован по типу шведского стола. Кто-то сам ходил за ним, но можно было попросить медсестру принести еду в палату.

В такие условия в больнице Mount Sinai Beth Israel, где родились мои дочки, женщины попадают после родов и проводят 1-2 дня при естественных родах и 3-4 дня после кесарева сечения. Конечно, возможны исключения, но каждое свое отступление от стандартной процедуры врачи должны согласовывать со страховой компанией. Иначе платить придется пациенту, а это тысячи долларов.

Родственники могут приходить в любое время, только ночевать нельзя. Такие привилегии есть лишь у тех, у кого отдельная палата.

Но за нее нужно было доплачивать, на тот момент (4 года назад) это стоило $350 в сутки.

Сразу после родов моих близняшек забрали в отделение реанимации и интенсивной терапии новорожденных (NICU) (из-за желтухи и маленького веса). Там они находились до выписки. Если с ребенком все в порядке, он может с рождения находиться в палате с мамой в специальной люльке.

Первые два дня после операции я передвигалась на коляске, а потом начала ходить сама, шокировав этим медперсонал. При встрече меня спрашивали: «Это вы та самая мама близняшек?»

Видимо, ходить самой и кормить было чем-то из области фантастики.

Кстати, в больнице старались создать все условия, чтобы женщины кормили грудью, а не давали сразу смесь или бутылку. Можно было посетить специальные занятия прямо с ребенком. Там рассказывали и показывали, что и как нужно делать.

А ко мне как к маме близнецов после операции вообще приходили непосредственно в палату, чтобы всему научить.

Без автокресла для малыша из роддома вас не выпишут: колонка мамы о родах в Нью-Йорке

Depositphotos

Список вещей для роддома

За месяц до родов родственники и друзья начали настойчиво спрашивать меня, узнала ли я про список вещей для роддома и собрала ли я сумку, которую возьму с собой.

Но никаких команд от врача или медсестер ни о чем таком не поступало. Сначала я терпеливо ждала, но когда времени до родов осталось катастрофически мало, решила все же выяснить, что нужно взять.

Оказалось, что в Нью-Йорке никакого списка для роддома не существует. Нужно взять все необходимое для будущей мамы (на ее усмотрение). Например, предметы личной гигиены или удобную одежду. ⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀

Единственное требование — автокресло для малыша. Без него не выписывают. Нет автокресла — нет ребенка.

И никакие уговоры, что я живу за углом и мне только через дорогу перейти, на персонал больницы не действуют. Поэтому в Нью-Йорке так популярны коляски, где вместо люльки используют как раз автокресло. ⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀⠀

И, конечно, нужна одежда для малыша в зависимости от сезона.

Можно быть уверенным, что с собой при выписке еще дадут кучу всего. Нам, например, подарили легкие одеяльца ручной работы, вязаные шерстяные шапочки, несколько упаковок подгузников, кремы и молочную смесь.

А еще нужно придумать имя для малыша. На размышления, если вы заранее не подготовились, дается пара дней. И все...

До выписки обязательно нужно заполнить анкету на младенца, куда вносятся все его данные, включая имя и информацию о родителях. Ее отдают медперсоналу.

Если у родителей разные фамилии, нужно приложить копию свидетельства о браке с заверенным переводом (есть много компаний, оказывающих эту услугу онлайн). И через 3-4 недели на указанный в анкете почтовый адрес присылают свидетельство о рождении ребенка.

Нам, когда мы заполняли документы, главное было ничего не перепутать. У близнецов, помимо основных данных, еще указывают первенство рождения: baby A (ребенок А) и baby B (ребенок Б) с весом, ростом и т.д.

Без автокресла для малыша из роддома вас не выпишут: колонка мамы о родах в Нью-Йорке

Depositphotos

Декрет и социальный пакет в США

Медсестру так потряс мой рассказ во время одного из плановых осмотров до родов о том, как проходит декретный отпуск на моей родине, что она ответила: «Я хочу переехать в Россию».

Мы болтали во время приема, и я из любопытства спросила про американский декрет и рассказала, как с этим обстоит дело у нас.

Она так удивленно на меня смотрела, что я решила — опять что-то не так с моим английским. Оказалось, нет.

Начну с того, что единой системы декрета в США нет, в каждом штате свои законы.

Наш разговор состоялся в 2016 году. Тогда как раз шла президентская кампания. И знаете, каким был один из лозунгов соперника Хиллари Клинтон — Берни Сандерса?

«Трехмесячный оплачиваемый декретный отпуск для всех!»

Он, как вы знаете, проиграл, так и оставив этот лозунг в качестве обещания.

Только в 2018 году в штате Нью-Йорк официально ввели 8 недель оплачиваемого декрета, оплату медицинской страховки на этот период и возможность вернуться на прежнюю должность.

А вообще все зависит от работодателя. Кто-то действует строго в рамках закона, а кто-то дает на уход за ребенком, например, полгода.

Поэтому большинство жительниц Нью-Йорка работают практически до родов и возвращаются из декрета при первой же возможности.

Как вы понимаете, большим спросом пользуются няни (цены от $20-30 в час) и детские сады, куда детей можно отдать чуть ли не с 3 месяцев (стоят от $1000 в месяц).

А уж о государственных пособиях никто и не мечтает. Точнее мечтают, но только малоимущие. Они могут получить материальные и социальные дотации, а также талоны на питание. Здесь все индивидуально и зависит от дохода матери и семьи в целом.

Когда знакомые американцы узнают, что у меня есть возможность не работать, они говорят, что я невероятно везучая. Позволить себе это могут только обеспеченные нью-йоркцы. Но, если честно, у нас не хватило бы денег ни на няню, ни на детские сады.

Давайте дружить в социальных сетях! Подписывайтесь на нас в Facebook, «В Контакте» и «Одноклассниках»!

Фото: Depositphotos