Родители класса написали докладную на моего сына, не поговорив со мной: история одной мамы

«Несколько родителей написали докладную на вашего сына и просят отчисления…» — кто-то после такой новости тут же набрасывается на своего «плохого» ребенка, кто-то — на родителей его одноклассников. Эта мама сумела выйти из истории более чем достойно.

В редакцию «Летидора» пришло письмо от Виктории Дегай, мамы, практикующего клинического психолога и действительного члена ЕАЕН (Европейская Академия Естественных Наук), в котором она рассказала нам историю из школьной жизни ее сына.

Мы с удовольствием публикуем колонку Виктории и надеемся, что она станет поучительным примером для многих родителей и их детей.

Виктория Дегай

Обычный день, обычное итоговое собрание в четвертом классе. На удивление, пришли все родители. Учителя друг за другом рассказывали о планах на следующее полугодие, скучные истории о том, что у детей совсем нет желания учиться. Слово предоставили директору школы, заслуженному деятелю образования, известной личности в определенных кругах. Она хорошо знает нашу семью, особенно моего сына, о котором и пойдет речь.

После собрания директор пригласила меня к себе в кабинет и спокойным, но строгим голосом поставила меня в известность о том, что несколько родителей нашего класса написали докладную на моего сына. В докладной была жалоба на безобразное поведение, которое сопровождается разными высказываниями в адрес одноклассников, а точнее одноклассницы.

Просят об отчислении ребенка из школы.

Дальше я уже ничего не воспринимала… просто не слышала. Стояла и молчала. Видела только открывающийся рот директора, суетливые взмахи руками и быстрые, косые взгляды в мою сторону. На мгновение наступила идеальная тишина.

Только несколько минут спустя до меня донеслись ее слова: «…это очень серьезно, надо что-то делать!»

На мое удивление, я молча развернулась на 180 градусов и… вышла из кабинета, даже забыв попрощаться.

Всю ночь я не могла уснуть.

В темноте внимательно рассматривала люстру, привезенную из Праги. Пересчитывала в очередной раз хрусталики на ней, чтобы дать возможность моему уму порассуждать и выговориться, прочувствовать всех героев этой истории, понять их переживания, понять поступки сына.

На следующий день я информировала мужа. Старалась говорить спокойно, без лишних эмоций.

И увидела, что его привлекать в историю опасно.

Мне снова придется одной разбираться и как минимум понадобится еще одна ночь тишины, чтобы собраться с мыслями. Настроиться на встречу с проблемой и сделать следующий шаг.

Выяснить подробности

Утром я решила выяснить подробности, а что же все-таки случилось? Позвонила классному руководителю. Это молодая с обаятельной улыбкой женщина двадцати семи лет со вторым высшим психологическим образованием.

По ее авторской программе «Адаптация детей в социальной среде» (точное название не помню) наши дети так сказать воспитывались и стали под пристальное внимание всей школы и местной администрации.

«Что случилось в классе? Почему на моего сына написали докладную?» — спросила я.

Классная руководительница стала рассказывать:

«…Последнее время у него плохое поведение, стал задираться.

Папа одной ученицы не выдержал и поговорил с ним как мужик с мужиком, то есть один на один, и предупредил, что если он еще раз к ней подойдет, свернет ему шею.

Про докладную я узнала перед собранием от директора школы».

На мой вопрос: «Почему меня не поставили в известность?» — она искренне удивилась!

Родители знали номера телефонов всей нашей семьи. Она была уверена, что мы все вопросы обсудили с родителями. Я внимательно выслушала ее и попросила на следующий день собрать всех участников в школе.

Разговор с сыном

Дождалась сына со школы. Мы долго с ним разговаривали про докладную, о разборках с родителями, об угрозах папы его одноклассницы.

Меня возмутило, почему этому дяде хватило смелости говорить с десятилетним мальчуганом один на один и не хватило духа пообщаться с его родителями.

И тогда я сказала своему ребенку:

«Для меня ты самый лучший подарок в моей жизни. Ты мой сын. Если появляется проблема, тогда есть то, чему мы можем с тобой научиться. Я хочу, чтобы ты мне доверял!»

«Не так важно, что ты ошибся. Гораздо важнее, что для тебя этот поступок? Что ты переживаешь? Что для тебя эта докладная, эта бумажка?»

«Почему ты выделил эту девочку и даришь ей столько внимания?»

«Ты вырос. Тебе уже десять лет, но еще не столько, чтобы самостоятельно уметь защищать себя среди взрослых дядь и теть. Обвинения и самосуд — это взрослые игры, и тебе одному не справиться. У тебя есть я, твоя мама. А вместе у нас гораздо больше сил».

И вдруг он воскликнул: «Мама, я никогда не задумывался о том, что она страдает, что ей больно слышать обзывательные слова, я обязательно с ней поговорю».

Знакомство со всеми участниками

На следующий день, как только переступила порог школы, сын подошел ко мне с улыбкой до ушей. Он сказал, что попросил у той девочки прощения — и теперь они друзья.

«Я буду ее защищать!» — заявил он уверенным голосом.

Через несколько минут прозвенел звонок на перемену. Из класса вышла учительница, потом подошли родители с дочкой. Я долго не могла отвезти глаз от этого милого пухленького создания. Малышка сильно сутулилась, поджимала плечи и всячески старалась «исчезнуть» от пристального внимания.

«Быть может, она стесняется своего роста или полноты?» — подумала я.

Девчушка постоянно одергивала юбку, прикрывала коленки и прятала свой взгляд. Прямо в коридоре на перемене, когда дети с любопытством наблюдали за происходящим, мама строгим голосом, дергая ее за рукав скомандовала:

«Скажи, громко скажи всем, как он тебя обзывал?»

Девочка, опустив глаза, что-то пробормотала себе под нос. Стало видно, что ребенок плохо себя чувствует, испытывая дикое неудобство, стыд и огромный дискомфорт.

Мне кажется, она мечтала раствориться в воздухе, если бы только могла!

Но мама настойчиво требовала, чтобы та говорила громче и так, чтобы слышали все.

«Шреееек!» — пропищала девчушка.

«А еще, еще как он тебя называл?» — не желая успокаиваться, требовала мамашка.

Мне стало очень больно.

Больно наблюдать, как у девочки постепенно рушится уверенность в себе.

А ведь полная, скромная и самая высокая девочка в классе смогла научить этого дерзкого мальчика признавать свои ошибки. И это в десять лет!

Я больше ничего не могла сделать, как только остановить этот спектакль.

«Хватит, стоп, достаточно! Дети, идите в класс. Дальше будут разговаривать взрослые», — сказала я.

Разговор по-взрослому

В основном это был мой монолог, состоящий из утверждений:

«Я признаю, что мой сын неправильно поступил. Это мой сын, я несу за него ответственность, поэтому я прошу прощения у вас».

«И я признаю его огромную силу в том, что сегодня утром он попросил прощения и дал обещание защищать ее».

«Я уверена, что он сделал это искренне! Он не спрашивал меня, что делать, он пошел и решил этот вопрос! Решил сам, своими силами».

«В десять лет дети еще только знакомятся с миром. Им особенно интересен вопрос выстраивания отношений между девочками и мальчиками. Наша задача — помочь разобраться и разговаривать об этом, а не вешать ярлыки и запугивать. Меня удивило и неприятно поразило, что вы, взрослые люди, налетели на мальчика, делая из него какого-то монстра!»

Учительницу искренне удивило, что я встала на защиту своего ребенка.

Родителям ничего не оставалось, кроме как согласиться со мной. Попросила в дальнейшем все вопросы, касающиеся моего сына, решать со мной. А я буду решать вопросы с ним сама, потому что это мой сын и вся ответственность лежит на моих плечах.

Я думаю, что у моего мальчика все же остались вопросы. Еще много вопросов. А главный из них: «Почему так больно взрослеть?»

Фото: Shutterstock.com

Давайте дружить в социальных сетях! Подписывайтесь на нас в Facebook, «ВКонтакте» и «Одноклассниках»!

Семейный гороскоп