«Ну она же меня родила»: почему взрослые дочери ничего не должны матерям

Рассказываем, как токсичная установка разрушает жизнь женщин.
Рассказываем, как токсичная установка разрушает жизнь женщин.
«Ну она же меня родила»: почему взрослые дочери ничего не должны матерям

В издательстве «МИФ» вышла книга магистра психологии Бетани Уэбстер «Обретение внутренней матери», где автор исследует сложности в отношениях матерей и дочерей и болезненные установки, которые влияют на жизнь женщин.

Мы прочитали книгу и делимся небольшим отрывком о токсичном чувстве долженствования («мама родила меня, значит я ей должна…»), которое наполняет дочерей виной и стыдом. Автор рассказывает, как работать с этой установкой.

«Ну она же меня родила»: почему взрослые дочери ничего не должны матерям

Чувство долженствования

Одна из самых проблемных и распространенных установок дочерей: «Моя мать подарила мне жизнь. Так что я должна ей... (нужное вставить)».

Разумеется, нет ничего плохого в искренней любви и уважении к матери и сердечной благодарности за то, что она для вас сделала. Но чувство долженствования — это совсем другое, это болезненная иллюзия, за которую вы платите непомерную цену.

Многие женщины используют ее как довод, удерживающий их от реализации своих устремлений. Чувство долженствования заставляет сомневаться в себе, испытывать вину и терпеть дурное обращение, не дает двигаться вперед.

Дети ничего не должны матерям, но иллюзия долженствования вот уже многие поколения не дает женщинам сдвинуться с мертвой точки.

Однажды я наткнулась на видеоролик на Facebook, снятый для матерей, которые испытывают стресс, депривацию сна и недостаток поддержки. Он заканчивался словами: «Загляните в глаза своему ребенку, и вы поймете, что вы важны».

Закадровый голос вещал о том, что в глазах ребенка мать выглядит идеальным существом, и этого должно быть достаточно, чтобы пережить все трудности.

Вся суть видеоролика сводилась к тому, что матери достаточно лишь взглянуть в глаза ребенку, чтобы получить поддержку. Мне показалось странным, что ни слова не говорилось о поддержке друзей, партнера, ближайшего окружения, которые должны помогать женщинам пережить трудности, с которыми сталкиваются матери. Не говоря уж о заботе о себе.

В ролике умалчивалось и о том, что все женщины важны и ценны изначально. Его авторы предлагали матерям искать смысл и свою ценность в одном месте: в глазах ребенка.

На первый взгляд этот ролик может показаться безобидным, ведь его цель — отдать дань беспрестанной работе матери. Он собрал несколько тысяч лайков.

Но мне ролик показался тревожным по многим причинам.

У матерей он создает иллюзию, что одобрения детей должно быть достаточно, чтобы компенсировать неумолимо монотонный, неблагодарный труд материнства, способствующий изоляции женщин в современном мире.

Ребенка он готовит к тому, чтобы нести эмоциональный груз материнских проблем и перегружать себя функциями эмоциональной заботы. Он внушает ребенку, что тот должен предстать перед матерью такой версией себя, которая убережет мать от боли. Это убеждение подобно яду разрушает дочернее «я», самоценность и способность выстраивать долговременные здоровые отношения с окружающими людьми.

К сожалению, одним из самых частых проявлений материнской травмы являются отношения созависимости и слияния матери и дочери. Образ матери, подобный тому, что я увидела в этом ролике, усиливает и подкрепляет нездоровое слияние, выставляя его как нормальную «материнскую любовь».

Нельзя ждать от ребенка, что он станет спасителем матери, ее зеркалом, психотерапевтом и единственным смыслом существования.

«Ну она же меня родила»: почему взрослые дочери ничего не должны матерям

Depositphotos

Поскольку мать — взрослый человек, на ней лежит ответственность получать необходимую поддержку от других взрослых: психотерапевтов, супруга, партнера, окружения, общественных институтов и так далее.

Ребенок не отвечает за благополучие матери. Ожидая, что ребенок будет брать на себя эмоциональный труд, мать делает его заложником своей боли. Этот паттерн часто начинается в детстве и продолжается, когда дочь уже становится взрослой, провоцируя у нее неуверенность в себе, чувство вины, подавленный гнев, синдром самозванки, проблемы в личных отношениях, а также другую симптоматику.

Наша культура враждебна к женщинам, и это выражается в ограниченном доступе к репродуктивному здравоохранению, разнице в зарплатах, коротких декретных отпусках или их отсутствии и мужском насилии по отношению к женщинам, а также системных барьерах — институционализированном расизме, например.

В совокупности эти факторы приводят к изоляции матери и вынуждают ребенка брать на себя труд эмоциональной заботы и поддерживать мать в отсутствие поддержки со стороны партнеров, других взрослых, общественных институтов и общества в целом.

Эту бездну один ребенок не сможет заполнить никогда.

Все последствия отсутствия уважения и отсутствия эмоциональной поддержки, с которыми матери сталкиваются в нашей культуре, обрушиваются на голову детей. При этом общество внушает матерям, что дети сами по себе достаточная награда, и стыдит, если они выказывают малейшее недовольство своим положением.

Боль, которую матери передают нам «по наследству», происходит из двух основных источников.

  • Унаследованная травма разной степени тяжести и абьюзивные отношения в ее семье, которые она бессознательно может передавать вам.
  • Культурная материнская травма: боль быть женщиной в патриархальной культуре и передача этой боли из поколения в поколение.

Чувство долженствования перед матерью может возникнуть у ребенка под влиянием совокупности факторов.

  • Естественная преданность ребенка матери.
  • Ребенок видит, что мать страдает без поддержки, при этом знает, что без матери не выживет.
  • Мать подкрепляет идею, что ребенок отвечает за ее благополучие.
  • Мать искренне верит, что ребенок у нее в долгу, потому что сама испытывала такие чувства (чувство долженствования перед собственной матерью).
  • Супруг, партнер, близкие, друзья не поддерживают мать.

В прошлом — а некоторые считают так и до сих пор — родительские функции сводились к обеспечению ребенка едой, кровом, одеждой и образованием. Эмоциональным потребностям не придавали такого значения, как физическим. Считалось, что детей должно быть «видно и не слышно», дети приравнивались к мебели или домашним питомцам. О личных проблемах — зависимости, психических расстройствах, финансовых тяготах, абьюзе — попросту умалчивали.

Люди верили, что, если притвориться, будто всего этого не существует, держать «стыдное» в тайне, все будет хорошо.

Слава богу, в последнее время до нас начинает доходить, что это не так. Проблемы не растворяются, когда мы пытаемся забыть о них или притворяемся, что их не существует. Они с нами каждый день.

Естественное развитие ребенка невозможно без взросления и собственной, отдельной, самостоятельной жизни.

Если дочь «слилась» с матерью, попытки индивидуализации могут стать для нее жестокой битвой за свое «я». Важно, чтобы дочь при этом получала поддержку в своем стремлении разрушить извращенную патриархальную логику, утверждающую, что независимая жизнь делает ее «предательницей» по отношению к матери, сепарация равноценна агрессии, а попытка установить границы — нападению.

Сопротивляйтесь искажениям реальности и черпайте поддержку из различных источников, чтобы создать новые здоровые паттерны поведения.

Будучи выздоравливающей «дочкой-матерью», я быстро осознала в себе вредную установку «Когда я забочусь о себе, я обделяю мать».

Мне понадобилось много лет, чтобы научиться следующему.

  • Отделять необходимость заботиться о себе от внушенного мне матерью убеждения, что она имеет право требовать от меня заботу.
  • Выражать свою индивидуальность, не боясь быть брошенной и отвергнутой.
  • Привлекать романтических партнеров, способных на равный взаимообмен.
  • Говорить отчетливое «нет» людям, ожидающим от меня молчаливой покорности и удовлетворенности своим подчиненным положением, даже если это ожидание проявляется в виде тонких манипуляций.
  • Не уравнивать самоопределение и одиночество.
«Ну она же меня родила»: почему взрослые дочери ничего не должны матерям

Depositphotos

Эта работа требует времени, но постепенно вы наладите контакт с внутренним ребенком и научите его новой парадигме, в которой безопасно быть «настоящей девочкой», иметь потребности, отвечать отказом, иметь эмоции, радоваться за себя и быть видимой.

Вам может понадобиться профессиональная помощь (например, реляционная психотерапия), и вы должны будете установить четкие границы, заботиться о себе без оглядки на кого бы то ни было, а главное, позволить себе горевать.

Многие из нас видели, как наши матери переживают трудности, жертвуют собой и страдают под гнетом различных обстоятельств.

Дети от природы преданы матерям, так как это обеспечивает их выживание.

Но истинные уважительные отношения невозможны, когда вам приказывают уважать другого или говорят, что вы должны его уважать по тем или иным причинам, а также принуждают к уважению посредством стыда или эмоционального долженствования.

Долженствование и уважение — понятия взаимоисключающие. Если вам внушают чувство долга, вас пытаются контролировать.

Матери могут внушить себе, что дети им должны, если они (матери):

  • ощущают нехватку поддержки и одобрения в других сферах взрослой жизни;
  • не пытались разобраться, что произошло с ними в детстве;
  • имеют историю абьюза, отсутствия заботы со стороны взрослых, детских травм, но не проходили терапию;
  • проявляют симптомы психических расстройств;
  • верят, что матери обладают полной властью над детьми;
  • придерживаются авторитарного стиля родительства.

Матери, подкрепляющие в детях чувство долженствования, нередко делают это бессознательно.

Дочерям важно получить поддержку извне и установить здоровые границы в отношениях с матерями.

Наше общество должно наконец признать, какое невероятное количество любви, физических и эмоциональных сил тратит на материнство женщина, и отнестись к этой отдаче с уважением и восхищением, выделив матери особое сакральное место.

Проблема в том, что самоотдача матерей будет обесцениваться и оставаться невидимой до тех пор, пока динамика сил в материнско-детских отношениях остается вредительской и матери рассчитывают, что ребенок станет ее зеркалом, спасителем и смыслом жизни.

Материнство будут обесценивать до тех пор, пока общество обесценивает женщин и вынуждает детей расхлебывать последствия этого. Мы должны осознать, как и в чем патриархат обделяет матерей и как эти лишения отражаются на детях, превращая нас всех в той или иной степени в моральных инвалидов.

Установка «Я должна своей матери» развязывает руки на многое.

Эмоциональное насилие, физическое насилие, пренебрежение, болезненное молчание и прочие травмы — все это последствия этой установки.

А сколько всего подавляется под предлогом «Я должна своей матери»: истинные желания, потенциал, мечты, вдохновение, изобилие, богатство — от всего этого женщины отказываются, так как их учат, что самовыражение вредит тем, кого они любят. Лишенные эмоциональной поддержки, матери, подпитывающие эту динамику, крадут у дочерей жизненную силу и питаются ею, как своей.

Вот несколько примеров подспудных установок матерей в патриархальной парадигме (которая гласит, что женщина слаба и не может контролировать свою жизнь).

  • «Если ты проявляешь свою истинную суть полностью и без оглядки — ты неблагодарная».
  • «Страдая, ты отдаешь мне дань уважения, потому что я пережила много страданий, чтобы ты появилась на свет».
  • «Я твоя мать и заслуживаю уважения, несмотря на все унижения и психологическое насилие, которым тебя подвергаю».
  • «Добиваясь успеха, ты вызываешь у меня чувство несостоятельности».
«Ну она же меня родила»: почему взрослые дочери ничего не должны матерям

Depositphotos

Так у дочери прокладывается ассоциативная связь между чувством безопасности и своей «незаметностью».

Многим женщинам сложнее всего позволить матери извлечь болезненный урок и пройти процесс исцеления. Для этого необходимо избавиться от необходимости притворяться кем-то другим в ее присутствии, чтобы угодить ей, и быть собой настоящей, даже если мать реагирует неодобрительно. Позвольте матери высказать недовольство вашим истинным «я», но не позволяйте ей сбить вас с пути и втянуть в войну.

Позволяя матери извлечь урок и пережить трудности самостоятельно и не бросаясь решать за нее ее личные проблемы, вы не становитесь плохой дочерью.

При лучшем раскладе, оставив мать самостоятельно разбираться со своей болью и проблемами, вы стимулируете процесс горевания, необходимый для того, чтобы процесс исцеления травмы начался. Это произойдет, только если ваша мать открыта изменениям и хочет меняться.

Неприятная правда в том, что некоторые матери откровенно не желают браться за сложную работу по проработке травмы: им гораздо больше нравится, когда эта ответственность лежит на дочери.

Если ваша мать обычно реагирует враждебно, когда вы выражаете свою отдельность, индивидуальность, «настоящесть» и силу, причина может быть в том, что ваше искреннее самовыражение пробуждает в ней тоску по нереализованному потенциалу.

Ваше истинное, живое, правдивое «я» может стать кривым зеркалом, в котором отразится все, чем ей пришлось пожертвовать ради выживания в собственной семье. Оно может вызвать на поверхность глубоко запрятанное горе из-за потери «я».

Если мать неспособна или не хочет прожить это горе и переработать его, она может отреагировать яростью, манипуляциями, ревностью, отчуждением или начать соревноваться с вами.

Вы ничего не можете сделать, чтобы избавить мать от ущербности, которую она чувствует.

Ее боль не ослабнет, если вы будете незаметной и несчастливой. Будете ходить вокруг нее на цыпочках и не станете мутить воду — достигнете кратковременного «спокойствия», но в долгосрочной перспективе вся ваша жизненная сила уйдет на материнскую травму.

Поймите: таким образом вы отказываетесь от своей силы.

Вы ничего не должны матери.

Ваше несчастье и неудовлетворенность никогда не компенсируют ее незалеченные раны и все, что ей пришлось пережить. Лишь она сама может сделать все необходимое, чтобы изменить свою ситуацию.

Когда мы эмоционально обслуживаем мать, мы не только саботируем себя, но и мешаем ее процессу исцеления, так как становимся сообщницами в поддержании ее иллюзий. Не говоря о том, что мы ставим свою жизнь на паузу, ожидая ее одобрения, которого не дождемся никогда.

Разрушить этот паттерн поможет осознание, что, если мать отвергнет вас, вы не умрете. Взрослому интеллектуальному уму это может казаться очевидным, но внутренний ребенок и примитивные части мозга, отвечающие за эмоции, прочно ассоциируют отторжение со стороны матери с опасностью и риском.

Вот почему, даже начав проработку травмы, мы можем испытать бессознательную тревогу и вернуться к старым паттернам вины и эмоционального обслуживания, снова начать «сливаться со стеночкой», чтобы не беспокоить окружающих, извиняться за сам факт своего существования и зависеть от внешнего одобрения и подкрепления, как от наркотика. Незаметность и топтание на одном месте неприятны взрослому человеку, но внутреннему ребенку они дают ощущение безопасности.

Чтобы перестать саботировать себя, необходимо разорвать ассоциацию «Если я буду собой, то потеряю мать» и перестать бояться, что мать отвергнет и бросит нас, если мы станем «настоящими девочками».

Нам также следует продолжить новую ассоциативную связь: «Когда я — это я, я в безопасности, я любима и защищена».

Здоровая эмоциональная сепарация между дочерью и матерью должна произойти с обеих сторон; обе женщины должны быть индивидуальностями и комфортно чувствовать себя со своим «я». Тогда между ними возможна истинная тесная доверительная связь, которая будет питать обеих.

Любая «обязаловка» в отношениях навязана и означает несвободу. Отношения — это искренний контакт и взаимообмен.

«Ну она же меня родила»: почему взрослые дочери ничего не должны матерям

Depositphotos

Избавившись от иллюзии «долженствования», вы откроете перед собой новый мир, где ваша жизнь будет принадлежать только вам, и никто не будет стыдить вас за то, что у вас есть потребности и эмоции.

Это ваша жизнь. Вы ничего не должны матери. Попытки разуверить вас в том, что сепарация нужна, — тактика патриархата, которую эта система использует, чтобы подавлять женщин. Я не говорю о сепарации как о полном разрушении отношений, холодности и взаимной обиде. Я говорю о состоянии, в котором вы отдельная личность, цельная и уникальная.

Ощущение себя отдельной личностью дает силу, которую нужно развивать в себе и всячески поддерживать в других. Развитие личной силы происходит не за счет других людей. Быть отдельной личностью — не значит существовать в изоляции от всех или смотреть на людей свысока. Чем больше мы понимаем, что заслуживаем своей любви и поддержки, тем сильнее становимся и тем вероятнее, что совместными усилиями мы сможем изменить мир к лучшему.

Если вы испытываете тягу сепарироваться от матери, поддайтесь ей.

Слишком долго табу материнской травмы мешало женщинам исцеляться на личном и коллективном уровне. Важно увидеть правду, какой бы неудобной она ни была: проработать материнскую травму — не значит свалить вину на мать за все свои проблемы.

Это необходимый шаг к обретению сознательного и зрелого взрослого «я». Проработка материнской травмы (и отказ передавать ее дальше, следующему поколению) — самый зрелый и ответственный поступок, на который только способна взрослая женщина.

Фото: Depositphotos

Устали читать? Тогда слушайте и смотрите! «Летидор» теперь в TikTok!