«ЕГЭ — это не конец жизни, расскажите об этом детям»: колонка редактора о выпускных экзаменах

Верьте в школьников и будьте готовы к любым результатам
31 мая в России стартует основной этап ЕГЭ, который продлится до конца июня. Выпускникам предстоит написать минимум три экзамена, результаты которых определят их планы на ближайшие годы. Этот месяц — самый стрессовый период для учеников за все школьные годы. Редактор «Летидора» Ольга Рудашевская вспоминает, как сдавала ЕГЭ 12 лет назад, и обращается к родителям нынешних выпускников.

Весь десятый и одиннадцатый класс я готовилась поступать в университет. Не скажу, что это были самые радостные годы в школьной жизни. Главное воспоминание, которое я вынесу из того времени, связано с тем, как мы «ботали» над учебниками.

Мы были выпуском, который впервые сдавал ЕГЭ по всем предметам, а потом поступал с этими результатами в вузы. Причем окончательно в этом решении Минпросвещения утвердилось за полгода до ЕГЭ.

До января 2009 года мы готовились не только к ЕГЭ, но и к внутренним экзаменам в вузы. Так, я планировала поступать на филологический факультет МГУ, поэтому тренировалась писать сочинение, заучивала правила русского языка для устного экзамена и зубрила учебник по истории. Одновременно с этим отрабатывала тесты для ЕГЭ по английскому, русскому и литературе.

По сути я готовилась к шести разным форматам экзамена!

Depositphotos

Из-за полной неразберихи было желание охватить все и сразу. Почти каждый день недели после семи или восьми уроков в школе я отправлялась на дополнительные занятия. У меня были курсы по истории при философском факультете университета раз в неделю, курсы по русскому языку при филологическом дважды в неделю, репетитор по английскому языку, репетитор по литературе (с ним я готовилась к сочинению в МГУ и к ЕГЭ по литературе).

Онлайн-репетиторов и дистанционных курсов тогда не было, приходилось тратить по несколько часов только на дорогу.

В школе также приходилось посещать субботние факультативы по подготовке к ЕГЭ — особенно по математике. Дела с этим предметом обстояли не важно, так что надо было как следует готовиться хотя бы в рамках того, что давала школа.

На то, чтобы полноценно выполнить задания всех репетиторов и курсов, оставалось воскресенье.

Отдых в старшей школе по выходным? Нет, мы не слышали о такой роскоши.

Уроки я вставала доделывать в пять утра, спала по 5-6 часов в сутки (а то и меньше). Досыпала в метро и маршрутке по пути на занятия. Голова сама падала на поручень, как только я садилась в общественный транспорт.

Кроме плотного графика занятий сложнее всего было выдержать психологический прессинг в школе.

Учителям было страшно. Нам предстояло писать экзамен в незнакомой школе, с незнакомыми сопровождающим. В предыдущие годы ребята писали экзамены в родных школах, где, как известно, и стены помогали. В этот раз все было иначе.

Педагоги были на стрессе. Невозможность справиться со своими эмоциями аукалась нам постоянными понуканиями в духе «готовьтесь, бездари», «вы не сдадите», «вы опозорите свою школу».

Будь мы умнее, мы бы не верили этим словам, но учителя были для нас какими-никакими авторитетами, поэтому за неделю до экзаменов нас основательно потряхивало, кто-то уже даже сидел на успокоительных.

У кого-то масло в огонь подливали тревожные родители, пытавшиеся контролировать подготовку своих детей: каждый день спрашивали об успехах, мониторили оценки, созванивались с репетиторами и школьными педагогами.

Depositphotos

Им казалось, что они просто держали руку на пульсе, на деле же повышали уровень образовательного невроза — у себя и у детей.

Сколько нервов было потрачено в дни экзаменов!

Особенно, когда я сдавала английский и литературу. В первом случае возникли проблемы с магнитофоном на аудировании. Представьте: лето, жара, окна в кабинете открыты. На улице, как на зло, укладывают асфальт. Нам включают диск с аудиозаписью, после прослушивания которой мы должны ответить на вопросы. Я сидела в среднем ряду в самом центре класса, из-за шума на улице и не очень хорошей записи (а возможно, проблем с техникой) приходилось очень сильно напрягать слух. Что разобрали ребята с последних парт, я не знаю…

На ЕГЭ по литературе все было еще интереснее. Мне не хватило дополнительного бланка для части сочинения. Большинство ребят оказались в такой же ситуации: часть экзаменующихся не стали сокращать сочинение и приняли решение ждать, пока подвезут новую партию бланков (а это плюс 2-3 часа к основному времени экзамена).

Я испугалась и решила сократить сочинение примерно на четверть от всего объема — переписывала с черновика в чистовик убористым почерком по три строки в клетку, о чем потом пожалела. Мне сняли за него баллы, которые не удалось восстановить на апелляции.

Тот год сильно потрепал нас. После экзамена, ближе к сентябрю, у меня случился нервный срыв.

Тогда почему-то никто не догадался, что это был «отходняк» после двух лет ежедневного напряжения. Весь первый курс института я постоянно мучилась разными болячками — никто не понимал, откуда у здоровой девочки вдруг обнаружилось столько проблем.

Если бы я могла вернуться в то время, я бы попросила себя снизить уровень перфекционизма, сказала себе и своими родителям, что получить средние (и даже низкие) баллы не страшно, что у меня еще впереди вся жизнь и что тот ЕГЭ — не последний шанс поступить в вуз.

Еще бы я сказала, что иногда полезнее поработать или стать волонтером. Я хотела бы получить больше поддержки со стороны семьи и учителей: чтобы в нас верили. Но не так, чтобы эта вера была взаймы: мы верим, потому что ожидаем от тебя хороших результатов.

Нет.

Хотелось бы настоящей бескорыстной любви и принятия без сноски «мы столько лет вкладывались в тебя, хорошо бы ты…».

Дорогие родители, пожалуйста, будьте чуткими к своим выпускникам. Вы сейчас тоже в сильном стрессе. Но попробуйте поставить себя на место детей и подумать, чего бы им хотелось от вас?

Станьте им опорой и надежным тылом, не укоряйте в случае неудачи. И поддержите, если им будет плохо.

Фото: Depositphotos