Мне страшно, что я не смогу выдерживать истерики ребенка: колонка редактора

Ситуация, в которой может оказаться каждый
Думаем, что почти каждому родителю знакомо чувство неловкости, которое он испытывает, когда ребенок устраивает истерику на людях. Меньше всего мы готовы в этот момент быть понимающими и принимающими мамами и папами. Проще силой вывести ребенка за руку, дать легкий шлепок, чтобы быстрее закончить этот позор.
Обсудить 
Поделиться
Мне страшно, что я не смогу выдерживать истерики ребенка: колонка редактора

Мало кто задумывается, что именно с такого поведения взрослых начинается насилие. Редактор «Летидора» Ольга Рудашевская, возвращаясь из отпуска, стала свидетелем почти героической стойкости родителей, которые больше трех часов выдерживали капризы своего двухлетки.

В минувшие выходные мы с мужем летели рейсом София — Москва. Болгария — страна, в которой традиционно отдыхают семьи с детьми: большими и не очень. В очереди на регистрацию стало понятно, что в этот раз детей в самолете будет очень много, в основном ребят из младших классов — часто родители вполне спокойно жертвуют первой неделей учебы ради моря. Но было несколько шилопопых двухлеток.

Один мальчик — назовем его Петей — был особенно активным. Он изображал собачку — лаял громко и очень реалистично, вызывая у окружающих неоднозначную реакцию: одни умилялись, другие молча, но напряженно наблюдали за ребенком.

У стойки регистрации мальчик расплакался: он хотел, чтобы его прокатили на багажной ленте на их большом семейном чемодане, и расстроился, когда его попытались увести в сторону. Сначала он рвался к уезжающему чемодану, но когда заметил, что тот окончательно скрылся из виду, долго безутешно плакал, лежа у стойки регистрации рейса в Лондон. Родители пытались успокоить сына: мама говорила о том, что ей очень жаль, но чемодан правда уехал, хотя они обязательно встретятся с ним в Москве. Папа говорил, что понимает, как малышу обидно.

На редкость классная и адекватная реакция!

Мне страшно, что я не смогу выдерживать истерики ребенка: колонка редактора

Depositphotos

Потом семья на некоторое время пропала из нашего поля зрения. Мы вновь увидели родителей и мальчика, когда заходили на борт самолета. Мы получили места на два ряда дальше этой семьи. Перед нами женщина тихонько сказала мужу, что наискосок от них сидит мальчик, который гавкал в очереди. Супруги молча переглянулись, заметив, что я могла услышать их разговор.

С первых минут в самолете ребенок не сидел на месте. Он тут же вскочил, стал выкручивать кондиционер, несколько раз включил и выключил свет. Когда самолет собирался взлетать, бортпроводник попросил маму усадить сына хотя бы на время взлета: женщина попыталась уговорить малыша, тот никак не хотел слушаться.

За дело взялся папа, он предложил Пете раскраску и восковые мелки. Это помогло на несколько минут. Самолет только поднялся в воздух, как мальчик уже откинул предложенное папой развлечение и вновь принялся нажимать кнопки: особенно его забавляла синяя кнопка, вызывающая бортпроводницу. Стюардесса несколько раз подошла к семье: родители рассыпались в извинениях и просили больше не беспокоиться, когда она увидит вызов с их мест.

Мальчик продолжал крутиться, вставал и пытался перекидываться к пассажирам, сидевшим за ними. Потом мама отошла в туалет, папа стал читать сыну книжку. Петя продержался недолго, его внимания хватило опять на несколько минут. Потом он выхватил книжку и со смехом кинул ее на соседей. Папа извинился, встал за книгой, а когда та была в его руках, вновь принялся читать с того места, на котором остановился. Но мальчика позабавила игра, на которую он сумел вызвать у папы реакцию: на соседей полетели влажные салфетки, игрушка. Следом мог бы отправиться чехол от очков, если бы папа не остановил это безобразие.

Мальчик был очень недоволен, он завизжал так пронзительно, что этот крик можно было бы сравнить с криком назгулов из «Властелина колец».

Мне страшно, что я не смогу выдерживать истерики ребенка: колонка редактора

Depositphotos

Тут из туалета вернулась мама и принялась успокаивать Петю. Она предложила ему походить по салону, посмотреть необычный туалет и место, где работает тетя-стюардесса, но на каждое слово мамы мальчик отвечал визгом. Коммуникация с ребенком осложнялась тем, что он почти не разговаривал. В его арсенале было несколько звукоподражаний, «да», «не» и еще несколько мычащих интонаций, которые способны разобрать только родители. И то не всегда.

Через сорок минут полета ребенок взбодрил своим голосом ощутимую часть окружающих. Планшет, раскраски, набор наклеек, мультики, поп-ит... Наибольший успех имела жвачка для рук — она подарила нам 10 минут тишины, а то и больше. Потом снова что-то пошло не так и все вновь стали слушать визг. У меня жутко разболелась голова.

И думаю, не только у меня.

Порадовало, что соседи этой семьи оказались на редкость терпеливыми и терпимыми, не жаловались, видя, как мама и папа безуспешно пляшут с бубном около Пети. Несколько человек спросили, нужна ли их помощь.

У туалета мама другого малыша подбодрила молодых родителей, сказав, что год назад ее ребенок вел себя точно так же, но сейчас, к счастью, перерос возраст истерик.

Два с половиной часа я внимательно наблюдала за супругами и их ребенком. Меня поразило, как стойко и спокойно они выдерживали слезы и капризы сына, как сочувствовали ему, как обнимали и показывали готовность быть рядом.

Я подумала, что один из моих самых больших страхов, связанных с материнством, кроется в теме детских истерик. Сама я была тихим и удобным ребенком. В нашей семье не поощрялись открытые капризы — я и не знала, что можно было себя вести шумно и высказывать протест. Крикуны и проказники осуждались (не открыто, а только внутри семьи), а примерное и спокойное поведение поощрялось.

Я ужасно боюсь, что стану той мамой, которая не сможет, во-первых, выдерживать сильные эмоции малыша, во-вторых, не захочет этого делать, потому что перед окружающими неудобно. Буду думать: «а что люди скажут»…

Мне страшно, что я не смогу выдерживать истерики ребенка: колонка редактора

Depositphotos

Сейчас я нахожусь по другую сторону баррикад, и у меня не возникает мысли осуждать поведение маленького уставшего ребенка и делать замечание родителям, которые и так бросили все силы, чтобы угомонить тоддлера. Но это скользкое чувство, что мой ребенок (которого еще даже в планах нет) сможет доставить кому-то дискомфорт, заставляет меня уже сейчас испытывать стыд. Ведь это ненормально стесняться своего ребенка, даже если ведет он себя не очень хорошо.

Ведь он маленький и пока не умеет управлять своим настроением и чувствами.

Думаю, это хороший вопрос для того, чтобы обсудить его с психологом.

А вы испытывали стыд, когда ваш ребенок вел себя на публике не так, как вы ожидали? И как вы справлялись с этим чувством?

Делитесь ответами в комментариях!

Фото: Коллаж: Екатерина Баулина, Depositphotos