Интервью с группой «Стрелки»: откровенно о детях, жизни после распада группы и планах

«Девочки-стрелочки» - так называют себя Кэт и Марго. Но «девочки» изменились и стали мамами и женами. Как им удается совмещать карьеру и семейную жизнь, «Стрелки» рассказали «Летидору в эксклюзивном интервью.

«Ты бросил меня», «На вечеринке», «Девочка-веточка» - эти песни крутились на повторе на каждой школьной дискотеке. Но с тех пор прошло немало времени. Чем занимались солистки легендарной группы «Стрелки» Кэт и Марго во время 10-летнего перерыва, узнала редактор рубрики «Звёзды и дети» Татьяна Силина.

Жизнь после «Стрелок»: увлечения, семья, проблемы

Вы всем известны, как артистки, но мало кто знает о вас, как о мамах. 10 лет вас не было на сцене, чем вы занимались в это время?

Кэт: А каждый в общем-то своим, я занималась как раз детьми, и параллельно у меня был бизнес, но основной задачей всегда были дети. И сейчас все так и остается.

Как скоро после ухода из «Стрелок» вы задумались о детях?

Из «Стрелок» «меня ушли» в 2003, а сын родился в 2005, то есть практически сразу. (У Кэт двое сыновей: Данила, 11 лет, и Федор, 8 лет – прим. ред.)

Марго: Я 6 лет выступала в «Стрелках», потом мы с Герой основали дуэт «Бридж», два года мы выступали. И в 29 лет я решила, что мне пора заводить семью, я забеременела, в 2006 году я родила первого ребенка (Первый сын – Федор, 10 лет - прим. ред.).

Первые два года я занималась исключительно ребенком: кормила два года, как это делают молодые мамы, все по правилам.

А потом задумалась о том, что пора пойти на работу, ведь сын уже подрос. Я пошла в академию «Долорес» (школа парикмахерского искусства – прим. ред.), выучилась на стилиста-парикмахера, но это мне не пригодилось.

А откуда появилась мысль выучиться именно этому ремеслу?

Марго: Потому что я всегда любила что-то делать руками: вышивать, плести, что-то создавать. И я подумала, что эта профессия мне подойдет, надо было перепрофилироваться, потому что на сцену я уже не собиралась. Это не пошло. Потом я начала делать мебель, всякие стулья и рамы, но мне не хватало пространства. Это очень хлопотно, нужно пилить, строгать, красить – для этого нужны специальные помещения. Потом я ушла в малую форму и стала делать бижутерию. Потом у меня родилась Алиса (Алисе 5 лет – прим. ред.), и я снова ушла в ребенка.

И затем в моей жизни опять появились девочки-стрелочки.

Каждый по-своему воспринимает вступление в новый этап, окончание работы. Как у вас это проходило?

Кэт: Я очень тяжело шагала, для меня увольнение из «Стрелок» было личной трагедией, которую я три года пережёвывала внутри, и не только внутри. Потом пришла в себя. Увольнение произошло в один день, и в один день я выпала из привычного мне ритма. Перестал звонить телефон, никуда не нужно было бежать, ехать или лететь. Ты просто сидишь дома, и в этот момент наступает жутчайшая депрессия. Меня все было очень неожиданно. Возможно, если бы я готовилась к уходу, то все прошло бы проще. Но все было как гром среди ясного неба. Но я благодарна за этот этап, он многое мне дал.

Что вернуло в равновесие?

Кэт: Меня привел в себя психолог. Полгода я находилась в депрессии, и мы вынуждены были к нему обратиться, и он мне помог.

А что сделали, как только почувствовали первые силы?

Кэт: Как только вышла из тяжелого состояния, то сразу родила.

И я нашла себя в материнстве на все сто, ведь я сумасшедшая мама, и это проявляется во всем.

Во время гастролей, графиков и выступлений я умудряюсь делать с детьми уроки, заниматься их образованием. Для меня никогда не будет выбора между работой и детьми. Дети всегда на первом месте.

Марго: У меня все было довольно логично, и не было неожиданностей. Я ко всему была готова. В тот момент я так устала от людей, от графика. После 8 лет на сцене я поняла, что хочу совершенно другую жизнь. Я не знала, когда я буду рожать детей, ведь я уже старая мать – думала я.

Из «Бридж» я ушла, будучи беременной на третьем месяце.

Я шла к этому параллельно со сценой. И пока я понимала, что я могу физически и хочу работать, я выступала. После этого мы договорились, где будет последний концерт, и я ушла.

Instagram@margo_strelki

«Стрелки» и их дети

А столкнулись ли вы с послеродовой депрессией?

Марго: Через год после рождения Алисы я поняла, что два ребенка – это уже совсем не один. Тем более такие разновозрастные дети с разницей в пять лет. Через год я поняла, что живу в аду: всем что-то нужно, нужно разное, и никто ничего не отдает в плане эмоций. Старший ревнует, младшая постоянно на руках, руки болят, спина отсыхает. Потом приходит муж, который тоже требует внимания.

И я сказала мужу, чтоб он меня куда-нибудь увез. И он так и сделал.

И неделю там я хотя бы просто поспала, потому что Федя у меня по ночам ходил и не спал, и после рождения младшей нужно было кормить ее по ночам и постоянно вставать. Хотя я не представляю, что такое трое или четверо детей. Мне достаточно двух.

Кэт: У меня не было депрессии, я как-то сразу ушла в работу, потому что после рождения первого сына я открыла кулинарию. В ней я была владелицей и хозяйкой. Я правильно планировала свой график и день. И хоть она просуществовала недолго, тем не менее, я получила колоссальный опыт. Закрывала я ее уже будучи беременной Федей, и я понимала, что физически не смогу совместить детей и хобби. И хоть разница у мальчишек небольшая, всего три года, дома они дерутся страшно. Хотя на улице защищают друг друга.

У меня нет девочки, но я считаю, что, если наверху так распорядились, значит так надо.

Марго: Да, девочки очень крутые, я изначально хотела девочку. Но не получилось. Да и сейчас очень дорогая жизнь, все уходит на образование и содержание. Просто куда-то уехать с детьми – это нужно очень долго ограничивать себя.

Ваши ребята общаются вместе?

Кэт: Да! Старший дружит со старшим, а младшие – между собой. Даня и Федя даже ездили в лагерь вместе и чему-то друг друга учили.

А уже видите, к чему у детей есть предрасположенность?

Кэт: Я вижу у старшего. Там есть актер. Я уж не знаю, какой, но я думаю, что он по этому пути и пойдет. Он и в «Ералаше» снимался, ведущим на детском канале был, еще где-то подрабатывал, и он себя ощущает в этой среде, как рыба в воде. Поэтому, я думаю, что он туда и уйдет. По крайней мере, он для себя это решил.

Instagram@kattstrelka

Марго: Нет, пока про своих детей я ничего не могу сказать. У меня было представление о том, что ребенку нужно ходить на рисование и музыку, потому что это общеразвивающие занятия. Я боролась с ним, но поняла, что это ни в какую. Заставить не смогла, потому что ему это не интересно. Я предлагаю ему разные занятия, но пока не было такого, от чего бы он загорелся и делал для себя. В этом плане мне очень сложно, и я не понимаю, то ли это его собственная лень, то ли он сам не понимает, что ему надо. Я пытаюсь ему что-то предложить, причем ультимативно, мол, если ты не хочешь заниматься этим, то чем хочешь. Нужно выработать привычку, что он должен быть занят и иметь цель попасть на конкурс или завоевать место. Это настолько не его, что я не могу заставить Федю чем-то заняться.

Но каждый день он в школе до 6 вечера, у него там много дел.

А с Алисой по-другому. Она еще довольно маленькая, ей пять лет, она командирша, очень увлекающаяся. Сейчас ждем, чтобы пойти на хореографию, и хотелось бы, конечно, отдать ее на музыку, потому что я купила-таки настоящее фортепиано (смеется). И если фортепиано пойдет, то на нем мы и остановимся. Но пока не очень ясно, и я не понимаю, какие у детей устремления.

МОЙ!!!

Публикация от МARGO_STRELKI (@margo_strelki)

Вам легко объяснять детям, что такое деньги? Вы сказали, что Даня подрабатывал.

Кэт: У меня своя система в этом смысле. До какого-то момента я давала им и игрушки, и деньги. А потом произошла определенная ситуация, которая ограничила меня в деньгах, и их соответственно. И я очень рада, что так вышло. Они зарабатывать начали сами. Даня после того, как поработал, сам купил себе гироскутер. Это мотивацией было для него колоссальной. И теперь он представляет, как зарабатываются деньги и для чего они. Федя смотрит на это и учится у брата. Но запросы у него меньше и не такие гироскутерские.

Марго, а как вы разговариваете о деньгах с детьми?

Марго: С Алисой никак, потому что с ней в этом плане гораздо проще, она, конечно, потребитель, но она знает, что ей нужно и она не требует больше. Но даже когда она просит, я ей с удовольствием покупаю. А Федя потребитель. Потому что он не знает, чего хочет, а папа его загружает скутерами, айпадами, айфонами и всем-всем-всем, и у него нет желаний.

Он даже не знает, чего он хочет. Но это не его вина, ему это навязывает прогрессивный папа.

А вы больше друзья для своих детей или строгие родители?

Марго: Я вообще, наверное, строгая. И всегда детям даю три шанса, потому что первый раз ты говоришь, и тебя не слышат, второй раз – ты обращаешь на себя внимание, а третий раз ты уже предупреждаешь, что если вы это не сделаете, то будет плохо. Обычно всегда доходит до четвертого раза. У них начинаются споры, я начинаю ругаться, повышать голос, и говорю «значит, будет так…», а если эта фраза звучит, то их планы проваливаются. Могут разбежаться по углам в слезах. Бывают дни, когда ор и рев на всю квартиру. А бывает наоборот, когда Федя включает старшего мудрого брата, но редко.

Кэт: Я мама-дружок. Но до определенной грани, и они знают об этом. И лучше ее не переступать, потому что мама-дружок добрее. Бывают моменты, когда повышается голос, но я сама по себе громкая и эмоциональная.

И если меня довести, то могу и накричать.

Но сыновья знают, что мама быстро отходит, и всячески способствуют этому.

Говорят, что один ребенок – эгоист, двое – соперники, а трое – гармония. Соперничают ли дети за внимание мамы?

Кэт: Бывает, но младший манипулирует, жалуется. Я разбираю ситуацию, и оказывается, что Данила якобы всегда виноват. Ему не нравится, что я защищаю младшего брата. После этого обнуляем разговор и начинаем обсуждать снова, и после дебатов оказывается, что виноваты оба, каждый в своем.

Instagram@kattstrelka

Марго: У меня Алиса вообще не выносит никаких конкурентов на своей территории, и если она чувствует, что сейчас мама должна уделить время ей, она уничтожит всех в радиусе километра. Папу, брата, бабушку, собаку – любого. Она пока не привыкла к тому, что я могу заниматься и другими делами, поэтому Алиса очень жестко создает рамки для всех окружающих.

Мужья помогают вам с детьми, или все-таки муж – это добытчик, а женщина должна заниматься детьми?

Марго: Я не считаю, что должно быть такое разделение. Такая жизнь была до того, как я ушла в «Стрелки». А когда мне понадобилось уходить вечером на мероприятия, оказалось, что мой муж – отличный отец. С подросшими детьми проще, потому что Алиса у меня гиперсамостоятельная, плюс она девочка, с ней можно потрещать по душам. В общем, они прекрасно проводят время вместе, ходят покупать сосиски, которые никому нельзя есть (смеется), и у них все отлично. Я даже не вмешиваюсь.

Instagram@margo_strelki

Кэт: Я сама воспитываю детей, поэтому они периодически носятся со мной. И я этому рада. Они сами себе помогают, я доверяю им взрослые дела. Старший разогреет ужин младшему. А если я на гастролях, то моя мама следит за ребятами.

Сцена и семья - как совместить?

Как вы отнеслись к тому, что у вас появилась возможность выйти на сцену, но время на детей уменьшается?

Марго: Я не считаю, что это какая-то трагедия. Я им объясняю, что у них есть работа-школа или работа-детский сад, а у меня есть своя работа, и я не обязана посвящать свою жизнь вашим желаниям, у каждого есть свои обязанности, и они об этом знают. Я совершенно не мамочка, которая стоит у плиты и три часа готовит по какому-то рецепту, я готовлю что-то за 15 минут. Обжарить кусок мяса и нарезать салат – все.

И я считаю, что если у тебя есть потребность в работе и самовыражении, это нужно делать.

Потому что иначе в 50 лет ты останешься у разбитого корыта возле взрослых детей, и никто не скажет тебе «спасибо» за твою нереализацию. И останется только проклинать Бога за то, что ты отдала все годы детям.

А муж не против?

Марго: А я никогда не спрашивала, против он или нет. Я просто сказала, что выхожу на работу. Человек не может быть против того, что я, взрослая и умная женщина, решила, что я пойду на работу. И мне кажется, что муж даже обрадовался, потому что я ни о чем не говорила, кроме как о детях, что приготовить на ужин – ограниченность совершенная.

Кэт: Я как раз была одной из тех мамочек, которые варят по три часа. И я себя абсолютно комфортно чувствовала, но изменилась ситуация и моя жизнь.

Я считаю, что человек может совмещать и семью, и работу при правильном выстраивании.

Я стараюсь правильно выстраивать, и у меня вроде хорошо это получается.

Марго: Мне очень помогает мама, потому что если бы не было мамы, мне бы пришлось ограничивать мужа в его собственной работе. Ему порой приходится пораньше приезжать домой, чтобы посидеть с детьми, но пока выручает мама.

А дети знают, что вы выступаете? Вы рассказывали им о своей творческой жизни?

Марго: Да, конечно, они даже были у нас на концертах, видели нас по телевизору и знают наши песни. Я особо не посвящала, но Федя знал, потому что он большой уже, он видел и слышал. А для Алисы – это то, что сейчас началось, новые «Стрелки».

Кэт: Мои до прошлого года не знали ни то, что я пою, ни то, что я выступала. Эта тема не то, чтобы закрыта, просто жизнь делится на этапы: до «Стрелок» - в «Стрелках» - после «Стрелок» - в «Стрелках».

И они не знали, что в моей жизни были раньше «Стрелки».

Дети с этим познакомились как раз тогда, когда я привезла их на первый концерт. Они увидели большое количество людей, которые пели наши песни. И старший, конечно, был в шоке от происходящего, и на следующий день он все о нас прочитал в интернете. Он спрашивал, почему я не рассказывала об этом. А я отвечала: «Дань, ну это было и было». «Да ты же была такая популярная», - отвечал он мне. И на 19-летии «Стрелок», спустя год после того концерта, Даня посмотрел и посыпались рецензии насчет того, что мы выросли и стали увереннее держаться на сцене. И это мне говорит 11-летний ребенок (смеется).

Фото: getpr.agency

А если они захотят выйти на сцену когда-нибудь, как вы отнесетесь?

Марго: Конечно, хорошо, Алиса для программы «Голос» готовила «В лесу родилась елочка». Вообще, какой смысл ограничивать ребенка в том, к чему его тянет. Я имею в виду – к хорошему. Тут я могу какой-то совет дать, есть люди, дорожки, понимание, что такое телевизор и как с ним быть.

Как вы ощущаете себя в новом составе, отличающемся от прежнего?

Марго: Мы сами это сделали так, как считаем нужным. Сейчас это наш бизнес, не продюсерский проект. Это была общая идея и пришла она после того, как нас позвали на «Дискотеку 90-х» впервые за 12 лет. Мы созвонились и решили, что пойдем. Это была разовая акция, но после выступления стало понятно, что продолжению быть и кто в этом продолжении будет участвовать. Мы равноправные партнеры и всем занимаемся вместе. Мы уже выпустили два новых сингла «Влюбленный мужчина» и «Я хочу быть худой». Скоро будем записывать еще, но что-то отличающееся от прошлых песен, потому что смысла повторяться нет.

Мы не пытаемся играть в 20-летних девочек, нас волнуют другие проблемы.

Мы повзрослели и, исходя из сегодняшнего времени, мы делаем дело.

Отдых с семьей или без?

Вы часто отдыхаете с детьми?

Марго: У нас с мужем был отдых 2 через 2: два раза мы отдыхаем с детьми, а два раза мы осенью и весной уезжаем без детей, чтобы уделить время друг другу.

Кэт: А я все время с детьми. И мне нравится, я держу все под контролем.

Instagram@margo_strelki

Многие вкладываются в детские проекты, а вы интересуетесь этим направлением?

Кэт: У меня есть детская театральная студия, в ней я и руководитель, и педагог. Трудно, но приходится все успевать. И мои мальчишки тоже туда ходят.

Мальчики и девочки - разница полов

Говорят, что мамы мальчиков больше наседки, а мамы девочек меньше волнуются о детях, как у вас?

Кэт: Я буду просто отвратительной свекровью, потому что буду проверять каждую пылинку в доме сына (смеется).

Марго: Мальчики в самом деле медленнее созревают, чем девочки, в психологическом отношении. И сейчас приходит эта стадия инфантилизма, и я это замечаю в некоторых поступках Феди. Я вижу, что с одной стороны он взрослый мальчик, и когда врет, по нему это видно. Но глобально я вижу, что понимания мира, что такое хорошо и плохо – нет. А Алиса знает, что она хочет. С ее характером сложно, но зато она проще понимает и ее проще понять.

«Стрелки» сегодня

Как вы думаете, возрождение «Стрелок» – это надолго?

Марго: Мы планируем лет 10 поработать.

Кэт: Мы прикладываем к этому большие усилия.

Марго: Тем более, сейчас, чтобы вернуться, нужно гораздо больше сил и времени, потому что очень большой информационный поток, огромное количество артистов, рынок маленький, к тому же финансовые проблемы, потому что работы стало меньше в два раза. У людей нет денег на гулянки и мероприятия, как это было раньше. По-другому сейчас все стало. Но мы знаем, что у нас есть публика, которая с нами идет и пойдет дальше.

А дети не против вашего имиджа на сцене?

Кэт: Я считаю, что у меня есть мнение, и я имею на него право. Когда я покрасила волосы в синий, ко мне подошел старший и сказал:

«Мам, а что о тебе будут говорить? Как же так?».

И я ему объяснила, что мне на это совершенно все равно. Важно, что я о себе думаю, что я есть сама для себя. И он эту идею отлично подхватил и понял, что ты живешь не для других, а для себя.

Марго: Стоит это и мужу объяснить, что я взрослая женщина, и знаю, как и что делать в своей работе. Если я хочу тут показать, а тут оголить, то необходимо мне доверять. Тем более, есть принципы, через которые я не переступлю.

Фото предоставлены getpr.agency

Семейный гороскоп