Вот почему никто никогда по-настоящему не исследовал прививки

Почему практически невозможно доказать, что график вакцинации безопасен или эффективен.

В любой стране мира существуют группы людей, которые либо категорически отрицают необходимость вакцинации населения, либо требуют специальных исследований, которые бы подтвердили, что прививки безопасны. Тот факт, что именно благодаря прививкам удалось спасти миллионы жизней и победить смертельные заболевания, для них неубедителен.

«Летидор» нашел для вас любопытное мнение американского педиатра Чеда Хейеза (Chad Hayes), который сначала удивился тому, как люди могут требовать подобного, но потом догадался, отчего это происходит, и написал колонку об этом.

Я видел много сообщений и комментариев в социальных сетях о том, что у нас нет никаких исследований, доказывающих, что график вакцинации, разработанный министерством здравоохранения США, безопасен или эффективен. Как педиатр, когда я впервые прочитал подобное, я был удивлен. Но сейчас мне кажется, я понимаю, почему люди так пишут.

Думаю, люди подразумевают, что мы не провели идеального исследования. Те из нас, кто работает в научной и медицинской областях, часто требуют проведения тщательно разработанных исследований, использующих такие методы, как двойное слепое, рандомизированное, плацебо-контролируемое испытание.

Поэтому бы не применить это же требование к нашему графику иммунизации? Почему никто никогда не занимался этим?

Правда, это было бы очень просто. Все, что нам потребуется — это две большие группы детей по паре миллионов в каждой. Почему важно такое большое количество? В то время, как смертность, например, от кори относительно распространена (примерно 1 на 1000 случаев), аллергические реакции на вакцины происходят только в 1 случае из миллиона прививок. Сильные побочные эффекты от вакцин настолько редки, что если бы мы изучили только несколько сотен тысяч детей, мы бы увидели, что некоторые из них умирают от болезни, но мы могли бы подумать, что побочные эффекты никогда не проявляются вообще.

Нам нужно было бы случайным образом разделить детей, чтобы группы были как можно более похожими, за исключением того, что мы будем им давать (а именно вакцины).

У нас будет одинаковый процент новорожденных, детей дошкольного и более старшего возраста в каждой группе. Группы будут иметь одинаковое количество детей с иммунодефицитом, находящихся на химиотерапии или с другими медицинскими проблемами.

Конечно, нам пришлось бы разделить эти две группы по географическому принципу. Я знаю, это может быть неудобно... но это ведь для науки. Мы же не хотим, чтобы у какой-то группы было несправедливое преимущество за счет «популяционного иммунитета» (если это вообще так).

Может быть, мы могли бы занять пару прямоугольных штатов в середине страны.

И мы должны будем удержать группы от смешения, поэтому нам придется построить стену между группами и заставить государство заплатить за нее.

Теперь относительно нашего «вмешательства». Первая группа будет придерживаться графика иммунизации (за исключением, конечно, детей, имеющих медицинские противопоказания, по которым они не могут быть привиты).

Прививки по этому графику предположительно позволят защитить детей от дифтерии, столбняка, коклюша, гемофильной инфекции типа B, пневмококка, полиомиелита, ротавируса, гепатита A, гепатита B, кори, эпидемического паротита, краснухи, ветряной оспы, вируса папилломы человека, менингококка и гриппа.

Примечание:

я говорю «предположительно» не потому, что не верю в него, а потому, что неважно, во что я верю. Мы ищем факты.

Вторая группа также регулярно посещала бы врача, и они думали бы, что они получают вакцины, но на самом деле они получали бы плацебо. Просто шприц с физиологическим раствором. Я знаю, это означает, что мы должны колоть детей просто так, но, если мы собираемся выполнить это исследование, давайте сделаем это правильно. Мы не можем допустить, чтобы родители выяснили, в какой группе находятся их дети. Они могут стать более осторожными, если узнают, что все остальные дети не были вакцинированы.

Родители в обеих группах могут свободно пытаться укрепить иммунную систему своих детей любым другим способом, который они считают нужным.

Это почти то, что нам нужно. Мы хотим, чтобы они жили нормальной жизнью. Дети из каждой группы будут ходить в детский сад, общаться друг с другом в школе и делать то, что обычно делают подростки в эти дни. Там будут чихать, будут сопли и секс. Будет возможность передачи инфекции фекально-оральным путем.

Дети будут наступать на ржавые гвозди. Это будет фестиваль микробов, потому что… это просто жизнь.

Каждые несколько месяцев мы будем организовывать поездки, дети смогут полетать на самолете или посетить тематические парки вмести с детьми из других стран, которые не были вакцинированы (вообще, даже плацебо). Потому что в реальном мире встречаются такие случаи.

Затем мы проведем следующие несколько десятилетий, просто наблюдая. Я бы хотел, чтобы это заняло не так много времени, но чтобы провести исследование корректно, нам понадобится время. Время для развития таких заболеваний, как хроническая печеночная недостаточность или рак горла. Время, чтобы дождаться таких болезней, как подострый склерозирующий панэнцефалит (осложнение после заболевания корью, которое наносит тяжелый ущерб нервной системе и проявляется иногда спустя десятилетия после заражения). Время, чтобы маленькие девочки выросли, забеременели и родили детей с тяжелыми врожденными дефектами дыхательной системы из-за врожденных инфекций краснухи.

Если исследование будет слишком короткое, мы упустим много важных данных.

Мы также будем искать побочные эффекты от вакцин. Мы создадим систему отчетности, в которой каждый может сообщить обо всем, что, по его мнению, может быть связано с вакциной.

Конечно, мы можем ожидать, что увидим отчеты о фиксации побочных эффектов в обеих группах. И это хорошо, потому что мы не хотим ничего пропустить. Даже если это означает, что придется фильтровать некоторые сомнительные заявления о вакцинах, например, вызывающих автомобильные аварии или утопления или превращающие кого-то в Невероятного Халка.

Чтобы получить какую-либо реальную информацию из этих данных, мы должны будем искать повторения (паттерны), потому что, если мы даем вакцины миллионам детей, мы должны увидеть, что фактические побочные эффекты проявляются более одного раза.

И когда мы будем анализировать данные, важно будет помнить, что только потому что у ребенка случился приступ через несколько дней после получения укола, не значит, что именно прививка вызвала его.

Вот где действительно помогает группа, получающая плацебо.

В группе детей, получающих плацебо, не должно быть побочных эффектов, во всяком случае, ничего существенного.

Конечно, у некоторых из этих детей будет аутизм, аллергические реакции или другие проблемы, потому что, ну… такие вещи случаются. Но мы будем знать, что это происходит не из-за вакцин. Мы сравним количество и уровень этих побочных эффектов с показателями в группе вакцинированных. Если показатели, скажем, аутизма, одинаковы в группе вакцинированных и в группе получающих плацебо, можно сделать вывод, что вакцины не вызывают аутизма.

И, наконец, как только мы соберем данные за десятилетия о том, сколько детей заболело, сколько из них имело серьезные осложнения и сколько умерло, мы можем попытаться угадать, какая группа была вакцинирована, а какая получала плацебо.

Надеюсь, вы поняли (если вы этого уже не сделали), почему мы до сих пор не провели подобного исследования и почему мы никогда не будем его проводить.

Прививки предотвращают возможные заболевания у вашего ребенка, друзей ребенка и людей, которые не могут быть вакцинированы.

Вакцины спасают жизни. Они безопаснее, эффективнее и дешевле, чем подавляющее большинство наших медицинских процедур.

Фото: Shutterstock.com

Семейный гороскоп