Почему кесарево сечение — это не стыдно: откровения мамы двух детей

О чем напоминает шрам после кесарева сечения.

Во время родов иногда происходят непредсказуемые вещи — женщина, которая планировала родить естественным путем, вынуждена пойти на операцию кесарева сечения, поскольку это единственный шанс сохранить жизни матери и младенца. Многие мамы тяжело переживают последствия операции, шрам от которой вызывает у них шок.

«Летидор» проследил за «путешествием» по Сети одной смелой фотографии мамы после кесарева сечения, а также отыскал на одном из сайтов для родителей историю женщины, которая рассказывает о своем необычном опыте: первого ребенка она родила с помощью кесарева сечения, а второго — естественным путем. Ее цель — донести до всех «сестер по кесареву сечению», что не важно, каким образом они дают жизнь малышу, важно гордиться тем, что они это сделали.

Покажите людям работу фотографа Хелен Аллер (Helen Aller), на которой новорожденный лежит на маме чуть ниже шрама от кесарева сечения — и вы услышите самые разные высказывания. Кто-то скажет, что снимок провокационный, кто-то — красивый, кому-то он покажется непривлекательным, а некоторые увидят в нем чрезмерное вторжение в личную жизнь. Тем не менее этот снимок, опубликованный в «Фейсбуке», мгновенно стал вирусным и получил более 229000 лайков, а поделились им почти 66000 человек.

Кадр был сделан во время фотосессии мамы, которая, как пишет Аллер, была «в ужасе от того, что ей сделали кесарево сечение». Как это часто бывает в процессе родов, дела не всегда идут по плану, и женщине из-за осложнений экстренно потребовалось делать кесарево сечение. «Она попросила меня приехать утром и сфотографировать ее после пережитого кошмара, который между тем спас жизнь ее и ребенка».

www.helencarminaphotography.com

В своем блоге Аллер говорит, что 7,5 миллионов человек во всем мире уже видели фотографию. Комментарии были и одобрительные:

«Беременность — это красивая дорога, на которой могут быть ухабы. Мы, у которых есть такой шрам, больше чем кто-либо другой знаем и понимаем смысл, скрывающийся за его появлением. Благодаря экстренному кесареву сечению я и моя маленькая девочка живы, и я могу рассказать о моем путешествии, прошедшем в ту ночь»

и утилитарные:

«Все женщины должны гордиться тем, как они рожают. Дети могут иногда приходить в этот мир при очень стрессовых обстоятельствах, и нам повезло жить в эпоху, когда, в случае необходимости, кесарево сечение спасает жизнь!»

и раздражительные:

«Извините, я не могу сказать, что это красиво... Будете ли вы и ваши родственники размещать фотографии того, как ребенок срыгнул, и называть это красивым, потому что эта масса содержит грудное молоко?»

Но подавляющее большинство комментариев все же были положительными. И я, как мама, чья первая дочь появилась через пятнадцатисантиметровый разрез, а второй ребенок родился путем естественных родов, хочу отправить этой новой маме уютное одеяло, коробку печенья и сказать ей, чтобы она игнорировала ненавистников.

«Никто из тех, чье мнение важно, не считает, что вы самодовольны, как пишут некоторые критики, или что вы демонстрируете ваше превосходство над женщинами, которые рожают без операции, — сказала бы я ей. — Вы просто празднуете победу, триумф, чудо».

Наш первый ребенок повернулся тазом в 37 недель, и поэтому мы выбрали запланированное кесарево сечение вместо того, чтобы попробовать развернуть его в утробе. Все прошло необычайно спокойно. Накануне вечером я сделала маникюр и педикюр, мы с мужем утром неторопливо приняли душ, потом по пути в больницу заехали и купили кексы для сотрудников госпиталя. Вся моя семья смогла собраться там. У меня не было ни одной схватки, даже ложной. Ничего вроде бы впечатляющего. Операция прошла гладко, мое восстановление прошло быстро и без осложнений. Через неделю я уже мыла пол на кухне, через четыре выполняла физические упражнения. Нам повезло, если не сказать больше.

В течение нескольких месяцев после кесарева сечения я массировала мой шрам на ночь, чтобы он стал гладким и мягким. Он превращался из темно-красного в розовый, затем в кремовый и теперь стал едва заметным.

Когда в раздевалке спортивного клуба я вижу у женщин такой же шрам, как у меня, я чувствую родство с ними из-за общего полученного опыта.

Они знают, каково это — лежать на операционном столе, покрывшись холодным потом от наркоза и нервов, держа руки по швам. Как и я, они, вероятно, были шокированы обильным кровотечением из влагалища, которое иногда происходит при кесаревом сечении. Они, скорее всего, были в шоке от огромных скоб в животе, и они ненавидели те моменты, когда каждый день приходил дежурный врач, чтобы нажать на матку — это очень больно. Я думаю о них, как о моих «сестрах по кесареву сечению». Повзрослев, я вспоминаю, как увидела вертикальный шрам от кесарева сечения у моей мамы. Я раньше не верила ей, когда она утверждала: «Вот откуда ты появилась — из моего живота!» Это звучало чуждо, невозможно. Теперь мама и я тоже «сестры».

Legion-Media.ru

Даже если бы существовала какая-то лазерная операция, которая могла бы полностью убрать мой шрам, я не думаю, что решилась бы сделать это. Он напоминает мне о том зимнем дне, когда родилась моя дочь, около 3 часов дня. Я помню, что как раз перед началом операции мой врач с волнением объявил: «Ну что ж, пусть сегодня будет день рождения!» Я помню первый плач дочки. Помню, как выглядели ее маленькие морщинистые ножки, когда я повернула голову и увидела их под грелкой. Как я сказала мужу, который смотрел то на меня, то на дочь: «Иди к ней».

Со вторым ребенком все было по-другому. Сначала мы планировали сделать кесарево сечение. Главным образом потому что наш первый ребенок так родился. К тому же из-за некоторых проблем с малым тазом, с которыми я столкнулась во время обеих беременностей, кесарево сечение казалось безопаснее.

За неделю до запланированной операции у меня вышла слизистая пробка. «Нда, — подумала я. — Может быть, мое тело хочет попытаться сделать это естественным путем».

За три дня до назначенной даты кесарева сечения около 4 часов дня я почувствовала схватки. В 7 часов вечера я искала в Интернете «Что чувствуют во время схваток?». В 9 часов вечера я стонала в постели. Около полуночи меня везли на каталке по коридору больницы, и я сильно кричала — ну точно как показывают в кино. В 2 часа ночи мне сделали долгожданную эпидуралку, и я успокоилась. В 6 часов утра мы начали тужиться. Менее чем через 20 минут появился мой сын. Это было потрясающе! Но я не чувствую себя лучше, по сравнению с другими мамами, которые рожали только естественно или только с помощью кесарева сечения. Я просто считаю, что мне повезло. Как, должно быть, и той маме на фото Аллер.

А еще часто, когда мы чувствуем, что нам повезло, мы хотим это отпраздновать.

Та женщина поблагодарила свою удачу при помощи фотосессии. Я рада, что это изображение не удалили с «Фейсбука». Это не вульгарно, это не хвастовство, это новая жизнь. Фотограф Аллер в одном из интервью сказала: «Я горжусь тем, что созданный мною образ позволил многим людям рассказать о своем опыте и изменить свое отношению к тому, чем они должны только гордиться. Даря жизнь, вы не должны соревноваться, каким способом вы сделали это».

Семейный гороскоп