22 октября 2017 07:10

Моя история про кесарево сечение

Поздравляем нашего постоянного колумниста Нурию Архипову – она родила второго ребенка! Мы попросили счастливую маму рассказать, страшно ли делать эпидуральную анестезию и идти на кесарево сечение. А в конце статьи вы найдете эксклюзивное видео!

Во время беременности Нурия делилась с читательницами, как можно сэкономить на покупке крупных вещей для младенца и на гардеробе будущей мамы, где лучше вести беременность – в ЖК или платной клинике и от какой активности следует отказаться во время ожидания малыша.

Пришло время поговорить о родах, а точнее о том, как выбрать врача и не страшно ли это – присутствовать на собственном кесаревом сечении.

Первого ребенка я рожала путем кесарева сечения (КС) – таковы были медицинские показания. Старший сын был переношен почти на 3 недели. Произошло это в 2006 году. Нередко случается, что после КС женщины способны на естественные роды. И мне мой гинеколог рекомендовала родить естественным путем. Она обосновывала это хорошими физическими данными, положительной динамикой развития ребенка да и сроком давности первых родов – 10 лет.

Я все же сделала выбор в пользу кесарева сечения.

iconmonstr-quote-5 (1)
Я не могу себе представить естественные роды. Жутко боюсь боли.

Да, согласна: минусов после оперативного вмешательства больше и продиктованы они более долгим процессом восстановления. Но это ничто по сравнению со схватками.

Поиск доктора

Врача я искала самыми разными способами: облазила весь интернет, спрашивала по знакомым. Практически все советовали своих врачей как самых лучших. Я тщательно изучала все отзывы в интернете. Сразу же обращала внимание на места работы докторов. Изучала репутацию роддомов.

Среди огромного количества рекомендаций я выбрала Андрея Павловича Никонова из Клиники Акушерства и Гинекологии им. Снегирева.

Приезд в роддом

В назначенный день муж проводил меня до приемного отделения. В очереди я осталась ждать одна – мужа отпустила домой. Легкая паника и полное осознание того, что я сижу в роддоме, а, следовательно, скоро рожать, пришли ко мне в приемной. В очереди оказалась девушка со схватками и отошедшими водами.

iconmonstr-quote-5 (1)
У меня возникла целая гамма чувств: от предвкушения встречи с моей дочей до страха родов.

Как оказалось, мест в палатах не было. Этот день был богат на рожениц. Меня положили до утра в предродовое отделение. Признаюсь, вначале меня смутила обстановка: все такое стандартное, государственное, бюджетное. Не верилось, что в таких условиях могут оказывать качественную медицинскую помощь…

Встреча с анестезиологом

Анестезиологом оказался приятный мужчина средних лет. Но разговор был очень сухой. Чем-то напоминал допрос с пристрастием: «Чем болели? Были ли операции? Сколько? Зачем?». И тут мы дошли до самого главного – до осмотра моей спины, по всей видимости, чтобы наметить место укола.

iconmonstr-quote-5 (1)
И тут Александр Николаевич как ахнет, как будто увидел там нечто страшное.

Оказалось, и вправду для анестезиолога самое страшное – увидеть в предполагаемом месте укола татуировку на всю спину. Выяснилось, что анестезию не делают в местах тату категорически. Это чревато заражением. И теперь грозит общий наркоз.

Меня это, конечно, расстроило: во-первых, общий наркоз в целом вреден для организма и в частности для сердца. А во-вторых, я долго и плохо отхожу от такого вида анестезии.

Перед уходом Александр Николаевич дал мне рекомендации:

не есть за 18 часов,

не пить за 13 часов,

хорошенько выспаться.

День операции

Разбудили меня в 7:30 для сдачи анализов и подготовки. В 8:00 пришел мой доктор. К утру я уже была чертовски голодна, но стойко соблюдала требования врачей. Хотя выспаться от волнения мне не удалось ни капли. И я решила, что высплюсь после.

В 9:15 меня повели в операционную.

iconmonstr-quote-5 (1)
Анестезиолог обрадовал, что попробует сделать спинальную анестезию. Они нашли местечко, где не было татуировки на позвонках.

На операционном столе всегда страшно. А в момент, когда тебе делают уколы в позвоночник, еще страшнее. Двигаться было нельзя.

Вокруг собиралось все больше народу. Медсестры, ассистенты, доктора и даже, по всей видимости, аспиранты. Последние стояли скромненько у стены: присутствие их на операции было вполне оправдано – ведь мой врач является профессором медицинских наук. Я, к слову, никогда не была против, чтобы на мне преподавали, но при этом моего разрешения никто и не спрашивал.

Меня уже уложили. Анестезиолог дал команду начинать. Я морально готова не была и все интересовалась, точно ли можно. Анестезиолог был все время со мной, наблюдая за моим состоянием.

iconmonstr-quote-5 (1)
А где-то там орудовал Никонов, по пути разъясняя аспирантам, где какой у меня орган…

От этого, наверное, должно было быть жутко, но меня, напортив, профессиональный холодок и деловое отношение к процессу почему-то успокаивали. Я вообще убеждена в том, что необходимо слепо доверять себя и свое здоровье доктору, к которому ты пришел. Это является залогом успешного лечения. Хотя согласна, ощущения довольно неприятные, когда ты понимаешь, что все это происходит внутри тебя. От такого осознания у меня происходили скачки давления. Чего я старалась не делать, чтобы не навредить.

iconmonstr-quote-5 (1)
В 9:45 после некоторых манипуляций я услышала кряхтение и короткий плач.

Я поняла – это моя малышка! Доктор показал мне ее из-за ширмы, ее сразу унесли мыть и измерять. И в этот момент я уже ни о чем не думала. Лишь бы мне ее скорее принесли и показали вновь. Я уже не чувствовала ни страха, ни ужаса. Просто ждала дочь.

Минут через 5-10 мне принесли мою королевну и даже приложили к груди. В 10:20 меня уже перевели в палату интенсивной терапии.

Дочь родилась весом 3820 г и ростом 53 см.

Потом я оказалась в палате интенсивной терапии.

1 из 2

ПредыдущаяПалата интенсивной терапии
Загрузка...
Загрузка...
Семейный гороскоп
Загрузка...