17 октября 2021 в 04:00
12 мин.

«Папа для меня — человек номер один»: истории девушек, которых вырастил отец

Пять разных судеб
С 2021 года каждое третье воскресенье октября в России начнут отмечать День отца. В этом году праздник пришелся на 17 октября. К этому дню мы собрали трогательные истории молодых женщин, которых воспитывал папа.
«Папа для меня — человек номер один»: истории девушек, которых вырастил отец

Эти истории сильно отличаются друг от друга — девушки выросли в разных уголках страны, в семьях с разным достатком и с разными взглядами на жизнь, но их объединяет одно: когда они остались без мам, папы не бросили их, а сделали все, чтобы наполнить их жизнь теплом и заботой.

Вера (имя изменено по просьбе героини), 32 года, Москва

Мне было девять лет, когда мама заболела раком. Последний год своей жизни она впала в какое-то боевое безумие: лечилась у экстрасенсов. Мне кажется, она не верила, что может выздороветь, поэтому уезжала от нас как можно дальше, чтобы ни я, ни брат не видели, как она болеет.

Папа был правильным отцом 90-х, который зарабатывал и детьми почти не занимался, поэтому последний год жизни мамы мы жили в основном по знакомым. Хотя он был атеистом и скептически относился к экстрасенсам, все же он верил, что мама выкарабкается. Он собирался отвезти ее домой, в Москву, и аккуратно складывал чемоданы — тогда же он рассказал нам, что у мамы рак и она вылечилась, но еще слаба, — когда нам позвонили и сказали, что мамы больше нет.

Для нас это был конец света. Помню, что я рыдала, брат рыдал, а папа заперся в туалете, чтобы мы не видели, как он плачет. Папа очень любил маму, и он чудовищно сложно переживал утрату. Но самая большая сложность состояла в том, что он остался с двумя детьми, совершенно не понимая, что с ними делать. Он начал учиться готовить — до этого у него получались только яичница и резиновый стейк, который все ели из вежливости — шпынять нас, чтобы мы убирались в своих комнатах.

В целом мы почти сразу стали с ним безумно сближаться. Если раньше папа был фигурой за закрытой дверью кабинета, то после смерти мамы он стал нам самым родным человеком. Как ни смешно, окончательно мы сблизились после чудовищной ссоры. Я на волне скорби по маме устроила истерику, что хочу идти в школу в парадном розовом платье, и заявила, что никто меня не переубедит. Папа, окончательно разозлившись на меня, в первый и последний раз стукнул меня по голове деревянными четками. Я ушла рыдать в свою комнату и вскоре заснула, а папа, как потом выяснилось, не спал всю ночь, посреди ночи выкинул четки с балкона, потому что они жгли ему руку, а с утра пришел мириться. В этот момент я поняла, что я не одна, что наша ссора была не про конфликт, а про любовь.

Как фигура родителя папа был довольно посредственен, но он стал моим лучшим другом и человеком, которым я безумно восхищалась.

Я благодарна ему, что он не сдался, что начал работать за троих, и ради нас учился делать то, чего никогда не умел.

Через несколько лет он влюбился в женщину, которая стала мне мачехой. К сожалению, она страдала эпилепсией. Сначала из-за болезни она потеряла ребенка, а потом во время очередного приступа она упала на улице, ударилась головой и получила несовместимую с жизнью травму. Так за четыре года папа похоронил вторую жену. После этого он впал в тяжелейшую депрессию. Фактически вытаскивать из нее папу пришлось мне, что для девочки-подростка оказалось неподъемной ношей. Но, с другой стороны, это опять сблизило нас. Я понимала, что депрессия может случиться с каждым.

Я уверена, что папа был героем. Он пережил совершеннейший ад и сделал для меня все, что мог. Тогда представлений, где и как искать информацию о воспитании, особенно не было: папа двигался в этом направлении интуитивно и многое сделал замечательно. Одна из вещей, за которую я ему благодарна, — это чувство юмора. Он никогда не жалел моих чувств и довольно ехидно стебался. Как-то я подошла к нему пожаловаться, что у меня одна нога короче другой, а он пошутил, что другая нога толще первой. Потом он долго и с удовольствием говорил, что у меня одна нога — толстая, а другая — короткая. И в этот момент я могла или долго и безутешно рыдать, или смириться, что человек говорит несерьезно, и начать ему зубасто отвечать. Я научилась этому зубастому ответу и очень рада этому.

Он был прекрасным человеком, отличном отцом, я очень по нему скучаю. Несмотря на все трагедии, которые пришлись на нашу жизнь, мы оба надломились, и довольно сильно, но не сломались. Люди, переживающие горе, могут либо закрыться в себе, либо открыться друг другу. И мы открылись, и это целиком заслуга папы.

Людмила, 39 лет, Хабаровск

Мне было 11 лет, когда мама умерла от инсульта. Отчасти я винила в этом папу, ведь он много выпивал и родители часто ссорились по этой причине. Инсульт случился внезапно, ночью на даче после эмоционально сложного дня: у мамы парализовало половину тела. Ее забрали в больницу, несколько месяцев она провела в реанимации, потом ее перевели в обычную палату. Но она так и не выкарабкалась.

Однажды мы с папой пришли ее навестить, но палата оказалась пустой. Так мы остались вдвоем.

Мы переживали потерю ужасно сложно. Мама была в семье за главного. Она работала начальником почтового пункта на железнодорожном вокзале, хорошо зарабатывала, вела хозяйство и следила за мной. Поэтому после ее ухода жизнь пришлось налаживать заново.

Бытом занялась моя старенькая бабушка, которую папа забрал из деревни. Так что я всегда была накормлена и напоена. В остальном я была предоставлена сама себе: стала пропускать школу, гулять с подругами, интересоваться мальчиками.

Папа работал электриком, в свободное время он занимался дачей (сам построил дом, ухаживал за участком) и… выпивал.

Мне повезло, он был добрым пьяницей: никогда не обижал меня, был сдержанным и спокойным человеком.

За всю жизнь он поднял руку на меня один раз, считаю, что за дело.

Я нарушила единственное железное правило в нашей семье – всегда ночевать дома. Мы с друзьями уехали гулять на машине, она сломалась, и я не смогла вернуться домой вовремя, связи не было. Папа ужасно переживал, и я получила от него по первое число, когда вернулась на следующий день домой.

Я знаю, что папа любил и любит меня. Иногда это проявлялось через его подарки. Так, однажды по моей просьбе он купил мне магнитофон, что было в те времена дефицитной вещью. А я очень любила петь и танцевать под музыку.

Еще мне всегда нравилось, что папа мог утешить, пожалеть меня, погладить по голове, когда мне было грустно.

Еще папа всегда приветливо относился к моим друзьям: знал, с кем я общаюсь, был не против, чтобы мы собирались у нас дома, никогда не ругался, когда мы засиживались. За это я очень ему благодарна.

«Папа для меня — человек номер один»: истории девушек, которых вырастил отец

Depositphotos

Анастасия, 24 года, Геленджик

Мама ушла от нас с папой к другому мужчине, когда мне было около 5 лет. Папа настоял, чтобы я осталась с ним.

В отличие от мамы, у которой появилась другая семья, у папы личная жизнь не сложилась. У него были какие-то женщины, романы с которыми продолжались не больше нескольких месяцев. Все свободное время он посвящал мне.

Я знаю, что я была долгожданным ребенком, он и до развода всегда принимал участие в моем воспитании, а после — занялся этим вопросом основательно.

Несмотря на то, что он много работал, занимал высокую должность — был начальником автоуправления Минздрава Республики Коми — я всегда чувствовала его любовь. Разные рутинные дела он делегировал другим людям: у меня была няня, которая забирала меня из школы и оставалась со мной, когда папа уезжал в командировки, водитель, который отвозил на кружки. Если была возможность, папа всегда брал меня в офис и в рабочие поездки.

Тепла и заботы с его стороны было более чем достаточно. И это выражалось не в том, что он осыпал меня подарками — он не очень-то баловал меня, при этом и не ограничивал — а в том, что он проводил со мной много времени: разговаривал, рассказывал истории, слушал меня. У нас всегда был человеческий контакт.

После работы, уставший, он мог закрыть глаза на то, что у нас не помыты полы или посуда, и вместо того, чтобы заниматься хозяйством, проводил вечер со мной. Я всегда была у него в приоритете.

В выходные и каникулы мы часто путешествовали на машине: отправлялись в ближайшие деревни вокруг Сыктывкара, ходили в лес за грибами и ягодами, ездили вместе на море. Он старался показать мне нашу родину, жизнь обычных людей. Нам обоим нравилось путешествовать и ввязываться в разные авантюры. Здорово, когда родители сами включены в развитие ребенка: когда они не просто оплачивают образование и кружки, но и сами показывают мир детям, даже если речь идет о ближайшем городе. За границей, кстати, я была всего один раз и не скажу, что эта поездка была выдающейся.

Я благодарна, что он не заменял наши взаимоотношения подарками.

Даже когда я училась в университете и жила в другом городе, он каждый день звонил мне и спрашивал, как мои дела.

Конечно, как и у каждого человека, у папы были свои недостатки. Например, у нас сильно просела тема, связанная с половым воспитанием. Мне никто не рассказывал про месячные, про особенности женской гигиены — эту информацию я узнавала от подруг или из YouTube, тогда там только-только стали появляться первые обзоры блогеров. Более того, в нашей семье как будто не существовало прокладок, лифчиков и потребности в других женских вещах — мне приходилось брать для этого деньги, предназначенные для обеда или других целей. Первый раз покупать прокладки я пошла в темных очках, чтобы меня никто не узнал. Конечно, это неправильно. Ребенок должен быть обеспечен такими вещами и не стыдиться говорить о них. Несмотря на то что мне было сложно, я всегда брала пример с подруг, и я не считаю, что у меня из-за этого какая-то травма.

Еще мы никогда не разговаривали о мальчиках – этой темы тоже будто бы не существовало. Если мне дарили цветы, я старалась это всячески скрыть, а когда папа замечал, оправдывалась, что «это мне подруги дали подержать».

Непростая тема для меня — взаимоотношения с мамой. Я только сейчас начинаю знакомиться с ней.

Папа очень сильно любил маму. Когда она ушла от нас к другому мужчине, папе было больно и обидно. Поэтому он не позволял мне общаться ни с ней, ни с родственниками по женской линии.

Конечно, так быть не должно. Тем не менее я ни о чем не жалею и рада, что выросла с папой. Я понимаю, что он жил ради меня. Я благодарна за его любовь, за воспитание и образование, которые он мне дал.

Папа для меня — человек номер один: был, есть и всегда будет.

Надежда, 18 лет, Домодедово, Московская область

Мама умерла от лейкемии, когда мне было 7 лет. Помню, когда мы стояли в храме на отпевании, плакали все, а я с сестрами и братьями (нас было семеро) держалась до последнего, хотя было очень тяжело.

За день до смерти мамы мы приезжали к ней больницу, и в палату пропустили только папу, а нам, детям, так и не дали проститься с ней. Мне до сих пор горько, когда вспоминаю об этом.

Как пережил потерю папа? Считаю, что героически. Он не показывал, как тяжело ему было свыкнуться с новой ролью. Только недавно мы узнали, что шесть лет после смерти мамы он каждый день видел ее то дома, то на улице. Но унывать ему было некогда. Пришлось не только больше работать, чтобы обеспечивать нас, но и взять на себя уборку, готовку, контролировать нашу успеваемость — все то, за что раньше отвечала мама. Она воспитывала нас в строгости, а папа всегда был «добрым полицейским»: мы приходили к нему за утешением и ласковым словом. После смерти мамы ему пришлось резко перестроиться: стать жестким, наладить дисциплину.

В первое время было особенно сложно: он вел хозяйство, работал, а еще учил нас убираться, готовить, помогать друг другу. Несмотря на такую нагрузку, он уделял внимание каждому из нас, проявлял к нам равные любовь и заботу. Например, когда нам было страшно или мы болели, то всегда могли прийти спать к папе. Мы знали, что он поможет нам в любой ситуации, даже если ему самому очень тяжело.

Он делал все, чтобы мы ни в чем не нуждались, а еще старался воплотить то, о чем мечтала мама: отдал нас в музыкальную школу, сделал дома зал с фотографиями всей семьи. Мы, видя, как он старается ради нас, лишний раз не беспокоили его своими проблемами, давали ему отдохнуть. Все-таки быть отцом-одиночкой семи детей очень непросто.

«Папа для меня — человек номер один»: истории девушек, которых вырастил отец

Freepik

Александра, 30 лет, Москва

Сколько себя помню, у родителей всегда были натянутые отношения, и дело неизбежно шло к разрыву. Решение о разводе мама и папа приняли, когда я ходила в начальную школу, а брат учился в старших классах. Родители собрали нас вместе и объявили, что расстаются.

Я плакала, брат отреагировал сдержанно.

Через некоторое время в семье встал вопрос, которого я боялась больше всего: кто из детей с кем останется. В итоге приняли решение, что я буду жить с папой, а брат — с мамой. С подачи папы после развода я продолжала видеться с мамой. Но она не проявляла инициативы, чтобы укрепить нашу связь: не приезжала в гости, даже не поздравляла с днем рождения.

Постепенно наши встречи сошли на нет. Насильно мил не будешь — я с этим смирилась.

Папа все это время работал в милиции. Он всегда был мне и за отца, и за мать: помогал убираться в комнате, зашивал колготки, готовил. Он был единственным мужчиной, который посещал родительские собрания и участвовал в школьной жизни класса. Считаю, что он отлично справлялся, учитывая его загруженность на работе. Он всегда находил время выслушать меня, прислушивался к моему мнению и давал выбор в вопросах, которые касались моего образования и досуга. А еще мне ужасно приятно, что он баловал меня и исполнял мои хотелки, не требуя ничего взамен.

Он всегда знал, с кем я общаюсь.

Если в компании появлялся кто-то новый, ему не составляло труда пробить этого человека по базе — все-таки он работал в органах.

Мне приятно, что он никогда не лез в мои отношения с мальчиками: разве что пару раз намекнул, что некоторые парни мне не пара, но не более.

Благодаря папе я научилась всегда трезво смотреть на жизнь, но при этом верить в людей.

Фото: Depositphotos, Freepik

Новости партнеров
Семейный гороскоп
Интересное в сети