Оскар Бренифье: что делать с детскими вопросами

Известный французский философ рассказывает, почему угасает детское любопытство и должны ли родители всегда отвечать на вопросы детей, лишая их самостоятельных исследований.

Философские беседы с детьми, как и любая другая человеческая деятельность, подвержена определенным «зависаниям» Прежде всего, можно задуматься над тем, почему взрослые обычно предпочитают работать с детьми, а не со своими ровесниками. Конечно, найдется множество самых достойных оправданий и обоснований выбора этого пути. Но как это всегда происходит в философском анализе, необходимо указать на естественные патологии, которые являются как причиной, так и следствием этого выбора. И поскольку вопрошание является сердцевиной философствования, проанализируем в частности то, как взрослые реагируют на вопросы детей.

Детские вопросы

Мы не претендуем на проведение исследования этого вопроса, а предлагаем лишь несколько кратких замечаний, которые оказывают влияние на философствование. Интуитивно или сознательно, но затрудняясь общаться с ровесниками, мы идем к детям. Во-первых, потому что они не бросают вызов нашей взрослой идентичности, мы чувствуем себя большими и сильными в их присутствии. Во-вторых, авторитет и власть над детьми обычно мгновенно приписываются взрослому. В-третьих – считается, что у взрослого больше знаний, чем у ребенка. В-четвертых, взрослый, общаясь с детьми, может заново прожить детство, и поэтому он счастлив в их компании.

Все это, конечно, четко не осознается. Фридрих Шиллер считал, что в отношениях между взрослыми и детьми всегда присутствует двусмысленность. Когда взрослый видит, как спотыкается малыш, он обычно ощущает себя более компетентным, сильным и могущественным, и в тоже время чувствует легкий прилив зависти к этому человечку, перед которым открыты все возможности и лежит целая жизнь. Зачастую это провоцирует сожаления о безвозвратном прошлом. Хотя ни один добропорядочный гражданин никогда не признается в зависти к беззащитному и наивному ребенку.

Дети – прирожденные философы в том смысле, что вопросы легко и непринужденно проникают в их разум. В возрасте, когда они постигают себя и мир, основные двигатели мыслящего разума – любопытство и изумление – работают на полную мощность. Но, как и все остальное в человеческой природе, это качество может быть приглушено или разогрето, его можно свести на нет или же развить. На самом деле, уже в 7-8 лет ребенок знакомится с принципом реальности, он душит стремление к метафизическим вопросам, которые до этого времени составляли большую часть его интеллектуальной жизни. Ребенок входит в «научную» фазу развития своего сознания, которая также включает в себя область установленных вопросов и ответов. Правда, подобного рода мыслительная активность сводит вопросы к области физического и возможного, более общепринятого. Здесь происходит некоторая обработка детского разума, вполне предсказуемая и допустимая, поскольку она способствует социализации ребенка, помогает приспособиться к установленному знанию и поведению. Однако этот процесс накладывает рамки, ограничивает умственное поле ребенка. Но, конечно, особенности этой трансформации во многом будут зависеть от культурной и семейной среды, в которой развивается маленький человек.

1 из 3

ПредыдущаяСлишком заняты
Семейный гороскоп