22 февраля 2017 в 11:00

Исповедь «Золушки»: 5 вещей, за которые мне до сих пор стыдно перед мачехой

В нашу редакцию приходят самые разные письма: мамы и папы делятся опытом воспитания, кулинарными находками и полезными лайфхаками. А недавно нам написал ребёнок. Правда, уже взрослый. Читательница «Летидора» на условиях анонимности рассказала, какие страшные ошибки может совершить падчерица.

Я никогда не знала свою родную маму. Так вышло, что, забеременев мной, она уже была тяжело больна, и всего через месяц после родов ушла из жизни. Для папы, которому тогда было чуть больше 20, это стало трагедией. Он с головой ударился в работу и старался как можно чаще уезжать в командировки. До 5 лет меня воспитывала бабушка, и я, в общем-то, никогда не спрашивала, почему так.

А потом отец привёл домой женщину, и все начали готовить меня к тому, что скоро они поженятся, я больше не буду жить у бабушки, а перееду к ним. И будет у меня полная семья. Моя мачеха — мудрая женщина, психолог по образованию, которая с умом подходила ко всем своим начинаниям, — наверняка хорошо изучила вопрос воспитания неродной дочери. Но даже это не спасло её от адских первых лет совместной жизни. Уж я постаралась на славу.

Я была ужасным консерватором

Не секрет, что маленькие дети тяжело адаптируются к новому, но я в этом деле достигла нереальных высот. В пять лет я резко стала этакой ворчливой старушкой с закостенелыми взглядами, и, боже, вела я себя несносно. Воспитываясь у бабушки, я мало что знала об активном отдыхе: в основном я смотрела мультики, читала и, в лучшем случае, выбиралась во двор, чтобы подраться с мальчишками. Моя мачеха, наоборот, не мыслила жизни без движения. Они с отцом любили ходить с друзьями в горы, кататься на яхтах и снегоходах.

Когда мы стали жить вместе, мачеха убедила отца, что негоже ребёнку чахнуть в квартире, пока они развлекаются. И это стало для нас настоящей пыткой.

Я ревела, упиралась в двери ногами и руками, кричала, что ненавижу лыжи/велосипед/коньки (моя ненависть, конечно, зависела от сезона).

Однажды, когда я сидела у бабушки, зная, что скоро за мной придут родители, чтобы куда-то повезти, я целый день пересматривала один мультик — «Короля Льва» — только чтобы взрослые увидели, как я занята, и не трогали. Конечно, со стороны это больше походило не на важные дела, а на проблемы развития.

Я возомнила себя суровым судьей

Поразительно, но именно тогда, когда я воспринимала её чужеродным, враждебным элементом нашей семьи, я особенно много от неё требовала. Я поняла, что, если эта странная тетенька хочет быть с моим папой, она должна завоевать моё одобрение, и потому решила, что имею право судить каждый её шаг.

Я начала читать очень рано и постоянно пыталась выставить её глупой, ссылаясь на книги, которые не читала она. Я отказывалась есть её супы и салаты, говоря, что она не умеет готовить, как бабушка. А бабушка, кстати, вспоминает, что и ей я в то время постоянно закатывала кулинарные истерики, потому что тогда любила только мясо и макароны. Совсем низко я пала, когда якобы совершенно невинно поинтересовалась у мачехи, почему она такая толстая. Представьте степень моей неловкости, когда через десять лет она решила отдать мне одежду, которую уже давно не носила, а её кожаные штаны еле на мне сошлись. Попробуйте угадать с первого раза, по чьим рецептам я готовлю теперь. И кто познакомил меня с книгами, которые до сих пор я считаю любимыми.

Shutterstock

Я принимала «Золушку» слишком близко к сердцу

В определенной степени культурные штампы влияют на жизнь каждого человека, и вполне естественно, что для нашей семьи таким штампом оказалась «Золушка». Когда я ныла или вредничала, родственники часто шутливо говорили: «Ой, злая мачеха Золушку совсем замучила», «Бедная сиротинушка», «И на бал-то не пускают». В этом не было ни капли злобности, но в какой-то момент эти шутки прочно засели у меня в подсознании.

С одной стороны, я начала действительно верить в образ «злой мачехи» — и любое проявление её строгости моментально списывалось на то, что она сказочная злодейка. А с другой — я прекрасно чувствовала сарказм в этих фразах, поэтому, когда меня называли «Золушкой», я пугалась, что сейчас меня будут ругать за плохо вымытый пол или что-то этом духе. Конечно, родители этого не делали. А за плохую уборку меня отчитывали только всерьёз, потому что моя ужасная лень была совсем не шуточной проблемой.

Я намеренно причиняла ей боль

Дети бывают жестоки и несправедливы. Это, пожалуй, самый неприятный пункт из всех, и даже сейчас мне бы хотелось думать, что этого не было.

«Ты просто ей не доверяла», — говорю я себе, но понимаю, что это никак меня не оправдывает.

Когда меня обижали сверстники или у меня возникали проблемы с учителями, я прибегала домой, закрывалась в комнате, падала на кровать и плакала горючими слезами. Мачеха приходила ко мне, садилась рядом, гладила по сотрясающимся плечам и спрашивала, что случилось. Раньше меня учили не жаловаться, разбираться самой, давать сдачи, быть боевой и сильной, поэтому такое внимание поначалу ставило меня в ступор. Я не понимала, зачем она спрашивает меня об этом, я думала, что она просто хочет влезть в мою жизнь. Чтобы отделаться от неё, я поднимала воспаленные глаза и отвечала: «Всё в порядке. Я просто маму вспомнила». Уже тогда я чувствовала, как сильно по ней бьют эти слова. Только считала, что злая мачеха сама виновата.

Я никогда не называла её мамой

Я не думаю, что люди, которые стали семьёй по случайному стечению обстоятельств, непременно должны считать друг друга родными. Если ты понимаешь, что эта женщина не твоя мать, а она понимает, что ты не её дочь, и вы всегда обращаетесь друг другу только по именам — это не страшно.

Страшно, когда ты зачем-то рассказываешь учителям, одноклассникам или даже случайным собеседникам, что нет, мамы у меня нет, это мачеха, так уж вышло.

Мне всегда казалось, что она тоже это объясняет. И я думала, что всё делаю правильно — как же, ведь не буду же я обманывать людей! — аж до подросткового возраста.

В 14 моя мачеха позволила мне поработать у неё в фирме — раздавать листовки. Когда я пришла в офис, её подчиненные стали наперебой говорить, как я похожа на свою маму, просто одно лицо. Я чуть не сгорела со стыда, когда поняла, что она всегда представляла меня им своей дочкой. С тех пор я никогда не поправляю тех, кто думает, что мы родные.

Shutterstock

В этой истории многое осталось за кадром — и плохое, и хорошее, наши первые шаги навстречу, наши общие приключения и, наконец, наша дружба и близость. Но я просто должна сказать — именно моя мама научила меня справляться с трудностями, быть ответственной и самостоятельной, думать о своих поступках и признавать ошибки.

Я не возьмусь давать советы женщинам, которые воспитывают приемных детей, потому что ни один совет не спасет вас от упрямого дьяволенка, если ему того захочется. Но я хочу сказать вот что. Все твердят о том, как трудно ребёнку, а я уверена — вам, возможно, намного труднее. Не вините себя, если что-то не получается, вполне вероятно, что вы всё делаете правильно. Не опускайте руки и не отчаивайтесь, продолжайте учить ребёнка, показывайте ему новое — даже если вы не станете друзьями сразу, рано или поздно это даст плоды и благодаря вам он вырастет достойным человеком.

Семейный гороскоп