16:00, 17 января 2014

Вьетнам

Вьетнам

Евгения Марченко приехала во Вьетнам из Москвы несколько лет назад. По образованию она востоковед, изучала вьетнамский язык в ИСАА. Вьетнам для нее всегда был страстным увлечением, потом стал профессией, а теперь частью семейной истории, которой она и поделилась с "Летидором".

«В нашей жизни обе бабушки играют очень важную роль. Декретный отпуск у меня длился всего 4 месяца.  Когда маленькому Мишеньке исполнилось 3 месяца, я снова вышла на работу в офис. Режим у нас тут тропический: работаем с 7:00 до 11:30, а потом с 13:30 до 17:00.

Бабушки – моя мама и мама мужа – изъявили горячее желание не допустить попадания внука в руки «чужих людей», то есть нянь, поэтому теперь они живут у нас попеременно по полтора-два месяца. Моя мама прилетает из Москвы, свекровь едет 6 часов из деревни в провинции Бенче.

Вьетнам (1).jpg

Вьетнам (1).jpg

«Внутреннюю» бабушку, так здесь называют бабушку по папе, зовут Нгуен Тхи Ким Нга, из чего Ким Нга – это имя, которое можно перевести, как «золотая луна». У бабушки два сына. А сама она выросла седьмым ребенком в семье, где было два брата и шесть сестер. В юности Ким Нга подавала большие легкоатлетические надежды и даже была на предолимпийских сборах. Но строгая мать не позволила ей продолжать тренироваться. Тогда наша бабушка вышла замуж в 19 лет. Года четыре проработала на предприятии по заморозке креветок, потом началась разруха (попытки властей коллективизировать Южный Вьетнам), родился второй сын, и с тех пор она занималась только своим домом и садом. Что тоже, кстати, очень тяжелый труд.

Под палящим солнцем Ким Нга лазила по лонгановым деревьям и кокосовым пальмам, ухаживала за садом, собирала урожай.  И дети все время, естественно, были на ней. В общем, вполне типичная крестьянская жизнь, как и везде наверное, только климатические условия особые.

Мишка – ее первый внук. Поэтому свекровь бросила любимого мужа и хозяйство, хотя до этого ни одной ночи за всю жизнь не провела вне дома, и приехала к нам в Вунгтау в маленькую двухкомнатную квартирку в закрытом русском микрорайоне. Справедливости ради надо сказать, что моя мама не только бросила папу (периодами) и привычные условия жизни, но и хорошую работу – взяла отпуск по уходу за ребенком за меня.

Сначала мы со свекровью много спорили и вслух, и молча. В чем-то уступала я, но больше – она мне. Если кратко, традиционный уход за ребенком во Вьетнаме выглядит так: дитя нужно кутать (лучше в шерстяное, это при том, что на улице и дома 30-35 градусов), вода ни в коем случае не должна попасть в ушки, на руках много младенца держать нельзя, он может привыкнуть. Молодой матери полагается месяц с постели не вставать и не мыться – считается, что нужен полный покой. Ничего этого я не приняла в первые месяцы. Потом Ким Нга приехала, когда Мишке исполнилось 3 месяца, на две недели. Результат моих усилий в одиночку был налицо – сын не болел, был упитанным и развитым малышом. С тех пор она стала доверять моему мнению. Хотя стиль ухода за детьми все равно сильно отличается от нашего.

Если вьетнамка сидит с ребенком, то она только сидит с ребенком. Сказывается переизбыток свободных рук в больших семьях и лето круглый год – не надо сломя голову «готовить сани на зиму». Никто не будет бегать между ребенком и сковородками, швабрами и стиркой. Бабушка сидит и играет с ним, тетешкается, а когда он спит – лежит и охраняет его сон. Даже кашку ему готовить должен другой человек, поэтому если доход семьи составляет 700 долларов в месяц, то на 100-150 долларов все равно наймут прислугу. Когда малыш ползет – она будет ползти за ним, подставляя ладони – лишь бы не стукнулся (пол-то плиточный). В три месяца мы поднимали Мишатку за ноги и за руки – гимнастика. У нашей бабушки, глядя на это, сердце кровью обливалось: «Надо держать его очень аккуратно, ведь он очень хрупкий!»

Здесь принято сидеть с ребенком и бесконечно его занимать – потешки петь, звенеть игрушечкой перед глазами. И опять же мы убедили свекровь приучать Мишку ползать, познавать мир. Развивать самостоятельность, самодостаточность здесь скорее не принято. Теперь, когда в 10 месяцев сын без всякой помощи или тренировки пошел сам, свекровь уже не страхует его.

При всей гиперопеке над малышом, тут совершенно не имеют понятия о том, что такое соблюдать тишину. Говорят, как правило, очень громко, кричат, смеются, а дети спят, как сурки.

Вьетнамская бабушка

Вьетнамская бабушка

Кормят детей во Вьетнаме постоянно! Бегают за ними по всему двору и даже по улице. Идешь себе и то и дело обходишь малышей и «танцующих» вокруг них женщин с миской и ложкой. Мишка ест только в стульчике за столом, кстати, свекровь своих сыновей кормила тоже только за столом. Кормить принято много, много, и еще больше! И между приемами пищи давать молоко. Чтоб росли как на дрожжах! Результат часто бывает обратный. Дети либо отказываются от еды и вообще не поправляются, из-за чего родители и бабушки выбиваются из сил, пытаясь их накормить, либо откровенно жиреют. Для малышей все продукты питания даются только как дополнение к рисовой кашке. Другой крупы не бывает, овощей отдельно не бывает. Во взрослой жизни прием пищи немыслим без риса, поэтому старшее поколение не может есть пиццу, макароны, борщ – как же без риса?!

Поэтому отдаю должное открытости моей свекрови. Мне во многом удалось ее переубедить. Теперь она даже приветствует такие абсолютно неведомые вьетнамцам продукты, как творог, крупяные каши, сыр, печенье, а также еду кусочками. Здесь очень сильно боятся, что ребенок подавится, поэтому некоторые дети едят перетертую еду до трех-четырех лет, а потом заставляют мать кормить их с ложечки еще лет до пяти-шести. Я знаю пример, когда ребенок (живет в России) был в три года отдан на лето бабушке во Вьетнам и в результате разучился сам есть ложкой.

Бабушкино «средство от всех болезней» – ментоловое масло, по составу и действию схожее со знаменитым у нас бальзамом «Звездочка» (во Вьетнаме, кстати, он известен гораздо меньше). Детей вместо ментола часто мажут эвкалиптовым бальзамом. Причем все подряд: животик, головку, носик. И что самое главное – помогает! Укусы комаров, которых здесь просто панически боятся потому, что они запросто могут привести к лихорадке Денге или какой-либо другой, не менее страшной болезни, тоже мажут эвкалиптом. Обычных простуд у вьетнамцев практически не бывает, если недомогание – то сразу либо слабость, либо жар. Поэтому и берегут малышей, о закаливании даже слышать не хотят.

Вообще, надо сказать, что с внуками редко сидят бабушки по папе. На юге Вьетнама, как и в России, внуками больше занимаются бабушка по маме или няни. На севере страны, где жена почти всегда живет в семье мужа, все равно бабушка по отцу не будет стирать пеленки и готовить кашку. Она будет только контролировать все это. Сейчас большинство городских семей живут отдельно, а бабушки в 48-55 лет еще работают. Поэтому основной уход осуществляет няня. Моя свекровь в этом смысле исключение и наша большая удача.

Вьетнам

Вьетнам

Общий подход к воспитанию таков: до полутора-двух лет ругать ребенка смысла нет, он еще ничего не понимает. Потом надо активно воспитывать. Например, если Мишка непременно хочет грызть провода, его надо оттащить со словами «нельзя» и объяснением, но ругать не нужно. Вообще все запреты стараются объяснять. Что касается шлепков, то по «программе» нашей бабушки – это только по попе и то лет с трех. При этом муж утверждает, что в детстве его лупили нещадно и за все подряд. Мне даже не верится!

Вьетнамские бабушки обязательно учат ребенка обнимать, целовать родителей и близких родственников, а старших детей учат тискать малышей. Каждая встреча с детьми от полутора лет на улице, в магазине, в гостях сопровождается побуждением: «Люби малыша! Как ты любишь малыша?» и щипками за щечку.

Вообще брать на руки, гладить по щечке, хватать за ручку и тискать чужих малышей, знакомых и не знакомых, в порядке вещей. Ведь иначе родители могут подумать, что вы плохо относитесь к их ребенку! Даже городская уборщица может полезть обниматься.

Бабушки и дедушки приобщают детей к традициям. Самое основное, пожалуй, это культ предков (показывают фото на алтаре, рассказывают, что и как) и правила поведения (этикет).

Есть два обряда, очень важных в жизни ребенка – это «đầy tháng» – «исполнился месяц» и  «thôi nôi» – «прощай, колыбель». На «дэйтханг» ставят сладкий десерт (сначала духам, потом гостям), сообщая, что малышу исполнился месяц и теперь его можно выносить из дома, приглашать гостей и показывать людям.

«Тхойной» – считается по лунному календарю, то есть с реальным днем рождения не совпадает, но реальный день рождения никого и не интересует. Также сообщают духам с подношением (обычно – клейкий рис с добавками), что ребенку уже год, и ставят столик в разнообразными предметами – рисом, ручкой, деньгами и т.д. Что ребенок сам схватит со стола, то и будет составлять основу его профессии в будущем. Если ручку/книжку – ученый человек будет, рис – крестьянин, деньги – богатый будет. Все по-разному в разных семьях.

Есть интересные обряды – например, если ребенок в первые месяцы много плачет и кричит по неясной причине (у нас это называется «колики»), его берут и относят к чужим людям – соседям, знакомым, и якобы оставляют там (нужно просто выйти и чуть погодя вернуться), чтобы злые силы, мучающие малыша, потеряли его из виду. Нельзя также говорить «какой милый, славный, как я его люблю», нужно заменить на «какой ужасный малыш, прямо бесит меня!». Это «бесит» («ненавижу, не нравится», трудно подобрать перевод) с умильной улыбкой и ми-ми-ми несется в первые месяцы отовсюду – никто не хочет сглазить вашего младенца.

3 из 5

МексикаКамбоджа
Новости партнеров
Интересное в сети