«Самое сложное — себя саму воспитать»: история многодетной приемной мамы

О чудесах и сложностях в приемной семье
Врачи говорили, что Ариана не сможет ходить, а она кружится на льду на коньках. «И такие чудеса — они во всех приемных семьях», — говорит Наталья, многодетная мама, которая сначала забрала из детдома двухлетнюю Ариану, а потом еще троих детей. Рассказываем историю ее большой семьи.

Как и положено ответственному старшему брату, одиннадцатилетний Глеб ведет за руку свою сестренку Ариану на секцию по фигурному катанию. За Арианой нужно присматривать, она может чего-то испугаться, ведь у нее расстройство аутистического спектра. Глеб помогает ей завязывать шнурки, и они вместе выходят на лёд. Таким Глеба не знают кровные родители, которые его бросили. А на Ариану с восхищением бы смотрели доктора из детского дома, которые говорили, что девочка не будет ходить.

Ариана и Глеб — двое из четырех приемных детей в семье Натальи.

«У меня уже был мальчик, а я хотела девочку, — рассказывает она свою историю. — Голубоглазую».

Нашла двухлетнюю Ариану со второй группой здоровья в Свердловской области, в двух тысячах километров от дома.

Когда Наталья уже начала собирать документы на девочку, ей перезвонили и сказали, что у Арианы есть особенности развития, она никогда не сможет ходить и вряд ли будет узнавать даже свою приемную мать. Решение давалось нелегко — Наталья никогда не воспитывала такого ребенка. Но все уже ждали Ариану на Алтае, особенно Рудольф, кровный сын Натальи.

Несмотря на сомнения, Наталья поехала к девочке. К этому решению ее подтолкнула сама судьба: в тот же день, когда маме позвонили из детдома, Наталья узнала, что в местной церкви собрали пожертвования ей на дорогу до Свердловской области. Она очень удивилась, рассказала батюшке, что у Арианы есть особенности, и спросила, ехать ей или нет.

Он сказал: «Ты главное деньги возьми, а там — решишь».

Они не могли их обратно забрать. Ну вот я и поехала познакомиться — а вернуться одна не смогла, — рассказывает Наталья. — Когда я в детдоме пришла в группу Арианы, врач вынула ее из манежа и дала мне на руки. Потом проводила нас в актовый зал и оставила вдвоём. Я принесла Ариане много игрушек, но ей больше понравились мои сапоги — она их пыталась грызть.

1 / 2

Фото: Личный архив героини

Наталья забрала девочку в начале 2013 года, когда ей было 2 года. У Арианы был диагноз ДЦП и отставание в развитии. Она умела только сидеть и лежать, кормили ее смесью из бутылки, потому что твердой пищей девочка давилась. Весила Ариана всего 7 кг. Общаться и контактировать с людьми она совсем не умела.

Когда Ариана оказалась в семье, то в самом начале, как и в детском доме, она только сидела или лежала, даже не пыталась ползать. Она потихоньку привыкала и к новому дому, и к той любви и ласке, которой ее раньше никогда не окружали. Через неделю Ариана уже не просто узнавала своих родных, она играла в ладушки и улыбалась. Сегодня она кружится по льду на коньках, не отставая от других детей. А ведь когда-то врачи сомневались, что она научится ходить. «И такие чудеса — они во всех приемных семьях», — говорит Наталья.

Даже временное пребывание в детдоме накладывает серьезный отпечаток на всю последующую жизнь ребенка. Из-за отсутствия тесного эмоционального контакта с родителями у детей может развиться нарушение привязанности.

Елена Альшанская, руководитель благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», много раз говорила, что для маленьких детей приемная семья — это не вопрос удобства, а вопрос выживания. Именно поэтому в международный день защиты детей фонд проводит акцию «Дети хотят домой». Ее цель — сделать так, чтобы как можно больше детей жили в семьях, а не в детских домах.

Поддержать акцию можно по ссылке. На собранные средства фонд сможет организовать для замещающих семей очные и дистанционные консультации психологов, юристов, дефектологов, логопедов, приемы у врачей для детей с особенностями развития, а также поддержать те замещающие семьи, которые не получают финансовую помощь от государства.

Когда Наталья забрала Ариану домой, она поняла, что все не так сложно, как ей казалось. «Самое сложное — себя саму воспитать. Нужно сначала в себе разобраться и понять, почему ты как-то особенно реагируешь на то, что ребенок делает».

После того как Ариана освоилась в семье, Наталья решила взять еще одну девочку из детдома: на этот раз она осознанно искала ребенка с таким же диагнозом, как у Арианы. Так в семье появилась шестилетняя Надя. Она не говорила и как будто жила в маленьком мире в своей голове.

Наталья заметила, что Надя была очень музыкальной — она радовалась, когда звучала музыка. Хоть Надя и не разговаривала, она понимала интонацию и заботу, любила музыкальные игрушки. Приемная мама подстраивалась под дочку, старалась найти с ней общий язык, но с Надей оказалось труднее, чем с Арианой: она в семью попала в более взрослом возрасте. А в детском доме не было ни средств, ни времени заниматься девочкой.

В семье Надю приняли такой, какая она есть, она расслабилась и стала развиваться, но говорить у неё так и не получалось.

1 / 3

Фото: Личный архив героини

Тогда Наталья поняла, что сама не справится: нужен специалист. Она обратилась в фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Фонд направил Надю и ее семью сначала в Новосибирск, а потом — в Москву. Там при помощи разных методик музыкальную Надю научили говорить.

Это вряд ли бы случилось, если бы Надя осталась в детском доме.

«Детям нужна семья. Это вопрос жизни и смерти», — говорит Наталья. Сейчас Наде уже 13 лет, она учится дома: к ней из школы приходят учителя.

После Нади в семье появился Глеб. У него не было особенностей развития, но были поведенческие сложности. Его историю Наталья рассказывает с жалостью в голосе, без деталей: в трудной кровной семье его не смогли воспитывать, и он попал в детский дом, где его водили по психиатрам и кормили таблетками, чтобы унять его агрессию.

В семью он пришел с рецептами от врачей, но вскоре они ему не понадобились.

К девочкам Глеб привязался сразу, а вот с Рудольфом они еще только учатся уживаться вместе: «Я их по разным комнатам развела, встречаются только когда нужно, — объясняет Наталья. — Они ведь оба мальчики, еще и с небольшой разницей в возрасте. Может быть Рудольф ревнует, а Глеб это чувствует. Рудольфу сейчас 15 лет, возраст такой непростой».

Глеб не так давно в семье, но тоже постепенно начинает меняться. Когда он ведет Ариану на каток, никакая агрессия у него не проявляется, только забота и доброта.

Видя, как меняется Глеб, Наталья решилась на еще одного ребенка. Она хотела мальчика помладше. Так в семью попал шестилетний Вова с диагнозом ДЦП.

«Вова — домашний ребёнок, без специфических сиротских особенностей, рос в благополучной семье изначально, — объяснила Наталья. — Поэтому эмоционально сохранен, ласковый и спокойный». Больше всех нянчиться с Вовой маме помогает Надя, но любят его все без исключения. «Он у нас как котик. Очень ласковый, всегда улыбается. Его все обожают. Никто не может мимо него пройти, не погладив». Благодаря окружающей его любви Вова впервые начал пытаться разговаривать.

1 / 3

Фото: Личный архив героини

Если попросить Наталью рассказать об обычном дне в семье, она всегда спрашивает в ответ — о сложном дне или радостном. Даже по такому ответу легко понять, что в семье, где пятеро детей, скучно не бывает. Сложные дни — это ссоры Глеба и Рудольфа. А счастливые дни — когда летом все родственники Натальи собираются в родном селе на Алтае.

«Моих приемных детей все считают частью нашей большой семьи».

Справляться одной со всеми детьми ей, конечно, сложно.

«Балансирую, часто на грани. Помогает деревенское детство, умение трудиться, сильная база, которую дали родители, и вера».

Любви в семье Тупяковых много, а с лечением и реабилитацией детей ей помогает фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Для Арианы и Нади фонд оплачивает занятия по сенсорной интеграции и логопеда, а для Вовы — физическую и речевую реабилитацию. Недавно Наталья отвела всех детей к офтальмологу. Фонд помог с оплатой консультации и купил прописанные очки.

— Я выдохнула и вычеркнула этот пункт из списка многочисленных затрат.

Фото: личный архив героини