Татьяна Грамон: «Когда сын приносит двойку, у нас дома праздник»

Мы так устроены, что всегда хотим увидеть то, что скрыто: прическу парикмахера в выходной день, завтрак повара, домашний халат кутюрье, интерьер, в котором живет человек, знающий о ремонте и дизайне абсолютно все.

Редактор рубрики Татьяна Силина отправлялась на интервью к ведущей программ «Дачный ответ» и «Квартирный вопрос» на НТВ Татьяне Грамон именно с такими мыслями.

Однако они вмиг улетучились, когда входную дверь в квартиру телеведущей нам открыл серьезный молодой человек. «Меня зовут Артур, — представился он. — Проходите, пожалуйста, я готовлю завтрак». «А я — Настя», — выглянула из-за его спины улыбчивая девочка в очаровательной пышной юбке. — Можно мы тоже будем с вами разговаривать?» «Мои сын и дочка», — подхватила Татьяна Грамон. Оказавшись в гостиной за накрытым столом, я поняла, что интерьер в нашей беседе будет играть далеко не главную роль.

Татьяна Грамон, ведущая программ «Дачный ответ» и «Квартирный вопрос» на НТВ

Анна Закандырина

Настя и Артур живут в одной комнате. Не возникает ли споров на почве «дележки» территории?

Татьяна: Да, пока у них одна комната на двоих, но поводов для ссор нет — с порога понимаешь, где здесь владения принцессы, а где — ученого мужа (смеется). Правда, ребята?

Артур: Честно говоря, мы мало проводим времени в детской — только когда я сижу за уроками, вернувшись из школы, а Настя играет в куклы после подготовительных занятий. По вечерам мы обычно собираемся вместе в гостиной. А ночью вся комната принадлежит мне…

Настя: Это потому что я убегаю к маме, потому что мне нравится ее обнимать (смеется и еще крепче обнимает Татьяну).

Татьяна, как вы считаете, ваши дети похожи друг на друга?

Татьяна: Они очень разные. Посмотрите на них (улыбается). Артюша (так ласково Татьяна и Настя называют Артура – прим. ред.) степенный, вдумчивый, а малышка — легкая, всегда смеющаяся. Но оба — очень чувствительные, глубокие ребятишки. Настя улавливает колебания моего настроения. Она будто бы знает, о ком я думаю в этот миг, и, как по волшебству, начинает говорить именно об этом человеке. Удивительно! А сын — необыкновенно заботливый. Однажды я очень поздно вернулась со съемки домой… Уставшая… А он ждал: накрыл на стол, приготовил ужин (ему тогда было 8 лет), зажег свечи, включил Шопена… Наверное, люди, которые способны тонко чувствовать музыку, именно такие.

Настя - очень легкая и всегда смеющаяся девочка

Анна Закандырина

Артур, ты — музыкант?

Артур: Я играю на фортепиано уже несколько лет. Иногда даже сочиняю музыку сам, но пока что не слишком доволен тем, что получается.

Татьяна: Ну не скромничай… В 6 лет он заявил, что хочет научиться игре на фортепиано. Мы пошли на прослушивание в районную музыкальную школу, и его взяли. С тех пор и дня не проходит без инструмента — ни разу еще не сорвался, не пожалел.

Правда ни разу?

Настя: Правда! Он так красиво играет. Артюш, сыграй нам что-нибудь!

Татьяна: У детей часто наступает момент охлаждения к какой-либо деятельности. Но Артура не оторвать от фортепиано. Когда он играет, его пальцы так быстро двигаются по клавишам, что во мне все замирает. У него была мечта, и вот в воскресенье она осуществится.

Артур: Я перешел в 5 класс и закончил четверть на отлично! И мама подарила мне два билета на оперу «Кармен». Мы с бабушкой пойдем в Большой Театр!

Любимый композитор Артура - Бетховен

Анна Закандырина

Ого, так ты отличник!

Татьяна: Да, и всегда им был… Иногда мы даже просим-умоляем его принести двойку (смеется). Но нет, этот человек — перфекционист, и всегда хочет быть лучшим. Только однажды он нас порадовал плохой оценкой. И мы устроили праздник — купили торт, детское шампанское!

То есть Артур из тех, кто даже уроки не прогуливает?

Татьяна: Да вы что! На новогодние праздники мы хотим уехать большой компанией в Грузию, вернуться планировали не раньше 10 января. Но он категорично сказал: «Мама, мне в школу 9 января, я не собираюсь прогуливать!». Вот такой упрямец (улыбается).

В следующем году Настя пойдет в первый класс

Анна Закандырина

Ребята, а вы уже решили, кем хотите стать в будущем? Артур, наверное, захочет продолжить музыкальное образование…

Артур: Я не хочу быть музыкантом. Мне нравятся математика, информатика, робототехника.

Настя: А я хочу быть врачом. Правда, еще не решила, каким — буду или хирургом, или лечить животных.

Татьяна: Артуру сейчас 11 лет, а Насте — 6. Так что, я думаю, их желания еще не один раз изменятся.

Татьяна, а ваши желания по поводу карьеры часто менялись?

Татьяна: Мой папа был философом, преподавал. А мама — лингвист, специалист по африканским языкам. Я училась в школе с углубленным изучением французского языка, как вдруг решила стать… химиком (смеется). Энтузиазм, правда, очень быстро улетучился: на занятиях в школе юного химика я не то что решить - понять ни одной задачки не смогла (смеется). А потом мы с подружками пошли покорять ГИТИС, но провалились. В конце концов, решили поступать в Педагогический Университет на отделение французского языка, но и там не прошли! Мне не хватало 1 балла, а в сочинении была как раз 1 ошибка, которую можно было легко оспорить. И надо же было такому случиться, что в день апелляции я должна была ехать на… рыбалку! Нужно расставлять приоритеты! (Смеется.) Через год я, конечно, поступила и до четвертого курса училась на отлично. И тут все бросила и уехала работать переводчицей. Высшее образование я получила, но позже. Закончила Московский Государственный Лингвистический Университет с красным дипломом.

Наверное, родители были в шоке от вашего решения прервать учебу?

Татьяна: Еще в каком! Но мама была ко мне очень лояльна: коль дочь решила — пусть делает. Тем более что я полюбила человека, с которым работала, мы поженились и уехали жить во Францию. Так что французский язык мне очень даже пригодился!

Татьяна Грамон с сыном Артуром и дочерью Настей

Анна Закандырина

Ребята, а как у вас обстоят дела с иностранными языками?

Артур: Я хорошо знаю французский, английский. Английский легче, но больше люблю французский — на нем я разговариваю со своей бабушкой и тетей.

Татьяна: Он имеет в виду родню со стороны своего отца. Во Франции мы Артура крестили, и он частенько гостит у своей бабушки и тети.

Настя: Я тоже учу французский. Мне мама посоветовала его учить, а у нее так хорошо получается говорить по-французски!

Татьяна: Французский всегда давался мне легко. Говорю я без акцента. Французы порой даже не догадываются, что я иностранка.

Татьяна, а ведь вы жили во Франции долгое время. Не было желания остаться там навсегда?

Татьяна: Нет. Здесь уютнее, потому что все свои рядом. Всегда можно к маме прибежать, с сестрой поболтать. Но, если вы заметили, в детской висит коллаж видов Прованса.

Да, заметила. Ностальгируете?

Татьяна: Есть немного. Я им любуюсь и вспоминаю, как там хорошо. Обожаю Прованс и Французскую Ривьеру. Но люблю их не за ореол роскошной жизни, а за уют. За особую атмосферу, которой пропитан каждый городок. И не только этой провинции, но и Франции в целом. Каждый город уникален, у каждого свой характер, своя история. И будь то маленькая деревушка или огромный мегаполис, жители настолько трепетно относятся к своему наследию, что неповторимое лицо их родного края сохраняется веками. Когда я там бываю, на меня всегда находит грусть. У нас, к сожалению, такого нет. Во время работы переводчиком я со своей компанией объездила всю страну и все бывшие республики вдоль и поперек. И, казалось бы, разные города, разные страны — но все они на одно лицо. Только центр отличается, а окраины, да и дома людей, обстановка — под копирку одинаковые.

Татьяна хранит все рисунки Насти и Артура

Анна Закандырина

По всей видимости, судьба вас прямо-таки толкала к проекту о ремонте и дизайне — чтобы вы помогали людям выходить за рамки привычного…

Татьяна: Наверное, отчасти. В моей жизни настал момент, когда все мосты были сожжены (с мужем мы развелись, к нашему бизнесу я больше не имела отношения). Настало время решать, чем заниматься дальше.

А у вас не было мысли просто сосредоточиться на воспитании сына?

Татьяна: По жизни я очень активный человек. К своему сожалению, я не представляю себя в роли домохозяйки, мамы, которая с утра до вечера инвестирует себя в воспитание детей. Мне от этого периодически становится грустно. Я прекрасно понимаю, что дети в какой-то мере обделены моим вниманием. Но с другой стороны, в силу моего характера, я не могу без работы, мне надо чем-то заниматься.

И вы оказались в кадре?

Татьяна: Не сразу. Сначала была мечта создать свою собственную программу, я даже сценарий прописала. Как ни странно, но воодушевил на это «Квартирный вопрос» — программа, где ломают стереотипы, меняют образ жизни людей, заставляют выйти за рамки их представлений об интерьерах. Моя тоже была о переделке, но скорее просветительская: с экскурсами в историю архитектуры, дизайна и с акцентом на психологию. Со своими идеями я пришла к главному редактору журнала Seasons Ольге Сергеевой, она же отправила меня к давнишней знакомой — продюсеру. А той как раз поступил заказ на небольшую программу в утренний раздел Пятого питерского телеканала. Я прошла кастинг ведущих и отложила сценарий в долгий ящик…

Артур: Мама рассказывала, что даже я снимался в этой программе.

Татьяна: Артюше было тогда полтора года — кризисный возраст у детей — и нам нужно было отснять, как ребенок капризничает. Как только мы над ним ни «издевались», чтобы заставить хоть немного заплакать: забирали из его рук сосиски, игрушки, вырывали изо рта сосиски. Но он ни в какую — драмы не получилось! (Смеется.) А когда продюсер побывала у нас дома (тогда мы жили в другом месте) и увидела, как много у нас вещиц, которые я сделала своими руками, предложила вести маленькую программу про hand made. Потом стартовал «Дачный ответ». В качестве ведущей пригласили Дарью Субботину, меня же утвердили в роли главного дизайнера передачи и автора одной из рубрик. Но программа перешла во «владение» «Квартирного вопроса», и мне пришлось взять паузу. Я воспользовалась моментом, чтобы родить дочку. На шестом месяце беременности раздался заветный звонок и мне предложили стать ведущей. Конечно, я согласилась! Еще 6 месяцев, малышке 3 месяца — и я уже в кадре…

Детали для Татьяны - самое главное

Анна Закандырина

Ребята, вам нравится, как мама ведет программу?

Настя: Да, но мы редко ее смотрим.

Артур: Это ее работа. И все. Лично мне больше нравится смотреть на интерьер, который получается в итоге.

Татьяна: А еще они часто спрашивают: «Мама, когда ты нам такое сделаешь?» (Смеется.)

И когда же это произойдет?

Татьяна: Пока не знаю, но надеюсь, что скоро. Знаю точно, что, несмотря на большой опыт в этом вопросе и солидный багаж знаний, сама заниматься переделкой не буду. Среди архитекторов и дизайнеров у меня есть любимчики. Вот с ними вместе мы сотворим нечто!

Что должно получиться в итоге?

Татьяна: Что-то в парижском стиле времен правления барона Османа. Во второй половине XIX века знаменитый префект буквально перекроил город: выпрямил и расширил улицы, организовал бульвары, выстроил вереницы домов в 5-6 этажей с мансардами, бонбоньерками и кованными французскими балконами. Фасады так и называют Классическими Османовскими. Потолки в квартирах высокие белые, украшенные лепниной, на стенах — буазери (деревянные панели). Ну или более простое убранство, напоминающее рамы, французская елочка на полу, камин, пусть даже недействующий, над ним зеркало…

Как много деталей!

Артур: Мама говорит, что детали — это самое главное.

Татьяна: Для меня — да. Они важны во всем — будь то сервировка стола или интерьер детской комнаты.

Артур обожает готовить для мамы и сестренки

Анна Закандырина

Татьяна, а как вы приучаете детей к этому?

Татьяна: Специально я какие-то разъяснительные беседы не провожу. Я стараюсь показывать. Вот, например, Артюша очень любит архитектуру. Для него прогулка по Москве, Петербургу, Вене — огромное удовольствие.

Артур: Не так давно мы были в Питере, смотрели город. Мне захотелось проехать на катере по каналам, чтобы получше рассмотреть дома.

Настя: Шел дождь, и мы с мамой спрятались внизу лодки и пили чай. А он сидел наверху и постоянно прибегал к нам со словами: «Посмотрите туда, посмотрите сюда».

Татьяна: Удивительно, но он часто обращает внимание на то, что детям его возраста вовсе не интересно. Недавно расспрашивал меня об архитектурных стилях — почему здесь такая завитушка, а почему тут эта колонна, а там уже совсем другая. Я понемногу рассказываю. А недавно он заявил, что интерьер и атмосфера Екатерининского дворца — это его. Так что запросы у нас серьезные (смеется).

Татьяна, а с чего лично для вас начинается дом?

Татьяна: Однозначно с запаха. Это настолько тонко. С порога понимаешь — тут мне будет хорошо, тепло, это мое, мои люди, мой аромат. А в доме должны быть море подушек, пледов, свечей, фотографий, рисунков. Приятные воспоминания, чашка горячего чая и любимые люди рядом — вот оно счастье!

Семейный гороскоп