15 мая, 03:00
10 мин.

«С детским шампанским у ребенка сложится стереотип, что без алкоголя праздника нет»

Нарколог о причинах, которые приводят подростков к наркотикам и алкоголю
Алкоголь благодаря своей доступности – самое популярное психоактивное вещество, которое употребляют подростки. По статистике ВОЗ, большинство европейских тинейджеров впервые пробуют спиртные напитки в возрасте 12-16 лет.
«С детским шампанским у ребенка сложится стереотип, что без алкоголя праздника нет»

«Газета.Ru» поговорила с врачом-наркологом, директором «Центра детско-юношеской аддиктологии» Вероникой Готлиб о том, кто наиболее подвержен зависимости, как предотвратить раннее употребление и как обсуждать дома тему алкоголя и наркотиков, чтобы не вызвать к ней чрезмерного интереса.

– В каком возрасте в России подростки впервые пробуют сигареты и алкоголь?

– Статистикой по стране я не обладаю, но, по моим ощущениям, с появлением электронных доставщиков никотина (систем нагревания табака и вейпов — «Газета.Ru»), дети начинают курить раньше. В моей практике встречаются пациенты, которые курят с 9-10 лет. Алкоголь, по моим наблюдениям, появляется в жизни подростков чуть позже – средне-ранее начало употребления мы видим с 12-14 лет.

– Как родители могут повлиять на то, чтобы «первый опыт» случился как можно позже? С какого возраста надо разговаривать с ребенком об алкоголе и других веществах?

– Как бы странно это ни звучало, но говорить о запрещенных веществах с детьми нужно уже с 3-4 лет – с того же возраста, когда мы начинаем предупреждать, что у незнакомых нельзя брать жвачки и конфетки. Разумеется, информация, которой мы делимся с ребенком, должна быть адаптирована для его восприятия.

Читайте также

– С чего стоит начать разговор с таким маленьким ребенком?

– Я бы начала с того, что рассказала о существовании полезных и вредных/ядовитых веществ, которые могут пагубно влиять на здоровье. Лучше, чтобы беседа была не на пустом месте, а началом ей послужил какой-то инфоповод. Например, мы даем ребенку лекарство и объясняем, что его может давать только врач, медсестра или мама по назначению доктора. О последствиях самоназначений рассказать тоже можно: «Самому прописывать себе таблетки нельзя, так мы наносим себе вред, например, можем сильно отравиться». То же самое касается уколов и шприцов. Следует научить ребенка не притрагиваться к шприцам, которые валяются на улице. Скажите, что уколы делают только врач и медсестра.

Еще один важный воспитательный момент касается детского шампанского и других газировок, которые продаются в бутылках, имитирующих спиртное. Покупая их к празднику, мы сами закрепляем у ребенка ассоциацию, что веселье равно алкоголь. Так у маленького человека еще задолго до того возраста, как он впервые задумается, чтобы попробовать спиртное, сложится стереотип, что праздник без алкоголя – это не праздник, а времяпрепровождение. Зачем самим закреплять такие паттерны? Лучше показать, что веселье может быть без застолья, например, выезд с семьей в парк с настольными и активными играми.

Такие зернышки мало-помалу надо закладывать в детей с самого раннего возраста. Главное – действовать без перегибов и избегать назидательного тона, иначе никакого обсуждения не выйдет.

«С детским шампанским у ребенка сложится стереотип, что без алкоголя праздника нет»

Pexels

– Что делать, если родители сами курят и периодически выпивают, но при этом грозятся ребенку санкциями, если он последует их примеру?

– Достаточно сложно объяснить подростку, почему взрослым можно, а им – нет. Часто родители обосновывают этот запрет законом, а также тем, что у ребенка еще не сформированы органы, так что табак и алкоголь будут для него особенно ядовиты. Но, как известно, лишь треть информации человек усваивает вербально… Так что, если дома принято курить и пить, довольно сложно будет рассказать ребенку, почему ему этого делать нельзя.

Я не про то, что надо срочно прятаться от детей, курить и пить в тайне, а о том, чтобы глобально задуматься о своем образе жизни. И если мы много курим и любим провести выходные за бокалом вина, нужно быть готовыми, что и дети в какой-то момент будут нам подражать.

– Есть точка зрения, что первые пробы алкоголя происходят у ребенка дома: «пусть лучше с нами, чем с друзьями в подъезде». Считаете ли вы такое решение удачным?

– Большое заблуждение думать, что если мы разрешаем ребенку пить алкоголь дома, то он не будет делать это где-то еще. Если можно пить с родителями дома, то почему нельзя с друзьями в подъезде?

Для меня такой способ коммуникации в семье неприемлем, тем более, что мы не живем в широтах, где произрастает виноград, и виноградный сок и молодое вино – это одно и то же. В тех регионах виноделие и употребление вин генетически встроено в жизнь людей. У нас другой генотип, и я ратую за то, чтобы говорить детям о том, что употребление алкоголя может быть опасно. Обсудить последствия воздействия спиртного можно, когда мы встречаем на улице человека, который явно злоупотребляет алкоголем. На мой взгляд, это подходящий повод, чтобы поговорить о том, что водка, вино или пиво приводят к такому состоянию.

«С детским шампанским у ребенка сложится стереотип, что без алкоголя праздника нет»

Pexels

– С чем связаны мотивы употребления алкоголя подростками?

– Первый мотив – реакция имитации, когда подросток хочет почувствовать себя взрослым, старается отвергнуть все детское. И алкоголь в этом случае – один из атрибутов взрослой жизни.

Второй связан с подчиненностью микросоциуму, в котором человек находится. Если тинейджер попадает в компанию, где употребляют – он тоже будет делать это, чтобы не стать белой вороной. Чтобы противостоять давлению окружающих («да ладно тебе, от одной банки пива ничего не будет», «попробуй, совсем немного») – нужен запас прочности – он есть не у каждого взрослого, что уж говорить о ребенке.

Кроме социальных мотивов, есть еще личностные. Они формируются в семье: если ребенок растет там, где есть токсичные родительские предписания, ему сложно справляться с негативными эмоциями. А тут товарищи его просвещают: «Покурил – расслабился, выпил — отпустило», и он хватается за эту «спасительную» соломинку.

Также и сигареты, и спиртное помогают преодолеть сложности с коммуникацией.

Никто не отменял стремление человека к удовольствию, а также тему «активации»: выпиваем, потому что скучно. Подростки ищут способа взбодриться, с саморегуляцией у них еще плохо, сами бодрить они себя не умеют, поэтому ищут стимулирующие вещества. И на помощь приходит алкоголь.

Еще один мотив связан с жаждой новых ощущений. 12-16 лет – тот прекрасный возраст, когда кажется, что море по колено, что надо жить ярко, одним днем, а не до старости, лет до 40… И важно все попробовать. И в это «все» почему-то никогда не попадают откровенно неприятные вещи, а вот сигареты, алкоголь, наркотики – пожалуйста. Их часто романтизируют, поэтому вещества привлекают детей.

– Рассказывая о мотивах употребления, вы упомянули о токсичных родительских предписаниях – что это такое? И как это связано с употреблением?

– В транзактном анализе (направление в психотерапии – «Газета.Ru») есть такие понятия как родительские предписания – это установки запрещающего характера, которым ребенок должен следовать, чтобы заполучить любовь и внимание семьи. Родители транслируют их даже невербально, а потом послание закрепляется и ребенок продолжает жить в этой парадигме.

Одно из таких предписаний: не вырастай. В чем оно проявляется? Ребенку все время транслируют, что он маленький, что он не может ничего решать. Это инфантилизирует человека, у него не формируется ни ответственность, ни целеполагание. Или другое предписание: будь взрослым. Такому малышу говорят: «Почему ты ведешь себя, как маленький, ты же моя единственная надежда и опора?» Ребенок вырастает тревожным, со страхом не справиться и т.д. Еще одно из распространенных предписаний: не чувствуй. Человека лишают права испытывать эмоции. Есть даже такой симптом – алекситимия – неосознание и, как следствие, неспособность выражать чувства. Он возникает, потому что все детство ребенку говорили: не расстраивайся, не злись, не плачь, не бойся и т.д.

Всего есть 12 предписаний, самое драматичное из которых «не живи» (когда ребенок слышит: «Лучше бы я тебя не рожала», «Ты мне всю жизнь испортил»). Застревая в этих установках, дети отчаянно пытаются справиться со своими переживаниями, и решением нередко становится уход в аддикцию или самоповреждение.

«С детским шампанским у ребенка сложится стереотип, что без алкоголя праздника нет»

Pexels

– Достаточно ли собственного примера здорового образа жизни и разговоров о вреде курения, алкоголя, чтобы уберечь ребенка от раннего употребления?

Безусловно, нет. Есть огромное количество семей, где родители говорят все правильно, все время рассказывают о вреде психоактивных веществ, сами не пьют и не курят – и их дети все равно впадают в зависимость.

Разговаривать о курении, наркотиках, алкоголе важно – но это еще не все. Необходимо выстроить в семье коммуникацию, в которой есть уважение и доверие. Если их не будет, тут какие умные вещи ни говори, все равно ребенок их не воспримет.

В своей практике я часто сталкиваюсь с употреблением у детей, в семьях которых сложились неуважительные, недоверительные и некорректные отношения, где ни у взрослых, ни у ребенка не сформированы личные границы, где нет четких правил, что можно, а что нельзя.

Недавно у меня на приеме была семья, где папа ребенка так рассказывал о его проблемах, что даже мне стало невыносимо слушать. Каждую секунду он перехватывал у меня инициативу, читал нуднейшую нотацию, и было видно, что он делает это как минимум в сотый раз. И что интересно, он точно знал, что это не работает – иначе бы он не привел ребенка ко мне в кабинет – и все равно продолжал.

Читайте также

– А как ему надо было себя вести?

Надо постараться избегать повторений, одних и тех же стереотипов в общении с ребенком. Чтобы не нудить всегда одно по одному, а предлагать какие-то неожиданные примеры, привлекать ситуации вокруг, чтобы лучше доносить свою позицию. Это не просто, так как требует от родителей гибкости, фантазии. Но ребенок это точно оценит, так как он сам спонтанен и ему важно, чтобы и родитель время от времени проявлял спонтанность.

– Есть еще что-то важное, что поможет родителям?

– Быть последовательными в поощрениях и наказаниях: держать свое слово, чего бы это ни касалось. Ребенок должен знать, что есть событие, а есть последствие: позитивное или негативное, и они исполняются. Другое дело, не надо придумывать каких-то кровожадных и немыслимых наказаний и невозможных поощрений.

Также важно ребенка обнимать, хвалить (но не перехваливать), опекать (но не скатываться в гиперопеку) – это так банально, но часто мы не придаем этому значения. Ребенок нуждается в нашей поддержке. Родители – это его опора, а не только те, кто произносит занудные непонятные нотации, унижает и ругает.

– А что важнее в формировании зависимости: наследственность или воспитание?

– Нельзя сказать, что все дети алкоголиков становятся алкоголиками. Генетика человека, в роду которого были люди с зависимостями, может быть «подмочена», и если он начинает злоупотреблять алкоголем, риск формирования зависимости высок.

Но есть другая причина, по которой мы выясняем, страдал ли кто-то из близких родственников пьянством. Люди, жившие с алкоголиком, несут на своей психике определенный отпечаток. Женщина, которая выросла с отцом-алкоголиком (даже если его зависимость сложилась сильно позже ее рождения и не передалась ей генетически) – обладает определенными особенностями поведения, которые впоследствии скажутся на отношениях с ее детьми. Поэтому генограмма семьи помогает нам понимать, что происходит с каждым конкретным пациентом: в каких условиях он рос, кто его воспитывал, какова его биологическая почва. Болезни, связанные с употреблением – многоплановые, и мы рассматриваем их в биологическом, психологическом, социальном аспекте.

Читайте также

– Есть ли зависимость между социальным статусом семьи и риском развития у ребенка зависимостей? Можно ли сказать, что бедные или богатые больше подвержены зависимостям?

– Весь ужас в том, что это может случиться в любой семье, любого социального статуса. Даже очень богатые семьи сталкиваются с тем, что их дети употребляют запрещенные вещества, только они делают это не в дворовой школе, а в элитных учебных заведениях, многие из которых находятся за границей. Это отдельная история, когда ребенок находится в отрыве от семьи и ему важно чувство присоединения к чему-либо.

Когда мне задают вопрос с целью, чтобы я рассказала какую-то страшилку – что наркоманами и алкоголиками становятся дети только из каких-то жутких семей, где мать продает ребенка за бутылку пива… я не могу сказать, что это так. Это будет неправдой. На самом деле ситуация такова, что все это настолько распространено, к сожалению, такое может случиться в семье с любым социальным статусом и достатком. Отличие будет лишь в веществах – у тех, кто побогаче, будут «лакшери», кто победнее – более доступные. Но в какой-то момент и это может сравняться — если первого лишат доступа к деньгам и он будет вынужден перейти на более дешевые заменители. Все-таки не социальный статус и обеспеченность родителей определяет, приобретет ли их ребенок зависимость, а та самая погода в доме. Общение, взаимоподдержка, принятие – вот что важно. Это дается нам непросто, на это часто нет сил.

Но если взрослые возьмут за привычку несколько раз в день обнимать ребенка и говорить с ним хотя бы полчаса в день, то многое изменится. Важно, чтобы любые разговоры не носили характер назидания и нравоучения, иначе ребенок закроется от таких обсуждений.

Фото: Pexels

Новости партнеров
Семейный гороскоп
Интересное в сети