Помните, что путь к беременности проложен через голову

На этой неделе автор «Дневника будущей мамы» рассказывает о том, что иногда забеременеть мешают неправильные мысли.

С недавних пор Ксения Кузьмина стала постоянным колумнистом «Летидора». Регулярно она делится с читателями своей непростой историей о том, как долго шла к материнству. Сегодня она рассказывает, почему забеременеть иногда мешает не медицинская патология, а мысли и установки, которые были заложены в далеком детстве.

Знаете такой анекдот? Поймали ковбои трех индейцев. День проходит, второй проходит, на третий день смотрят – сбежали индейцы. Ковбои – в погоню, поймали их и спрашивают, как им удалось сбежать. Вождь отвечает: «День мы сидели, другой сидели, а на третий день индеец Орлиный Глаз заметил, что у сарая не было одной стены».

Орлиным Глазом я себя почувствовала, прочитав в одной совершенно замечательной книге (Римма Ефимкина «Как дела? Еще не родила!») истории женщин, которые благодаря психотерапии осознали, что причины их «бесплодия» находились на самом деле не в теле, а в голове. Книга рассказывает о том, как наш ловкий и хитрый организм может своими болезнями и симптомами «дублировать» наши внутренние конфликты и непростые отношения с людьми и миром в целом. Другими словами, как можно в телесных симптомах прочитать скрытый за ними душевный и психологический конфликт.

Например, в одной из историй женщина не могла забеременеть из-за отсутствия овуляций: яйцеклетки в ее организме не созревали и не покидали яичник. Когда психотерапевт предложила этой женщине подумать, на что в ее жизни похожа такая картина, та ответила, что это похоже на ее отношения с матерью: женщина никак не могла повзрослеть, созреть (как и ее яйцеклетки) и эмоционально отделиться от своей гиперопекающей и контролирующей матери (как яйцеклетка, неспособная покинуть яичник).

Другой женщине с поликистозом яичников ее симптом образно напоминал рис, налипший на стенки кастрюли (множество созревших яйцеклеток, так и оставшихся в яичнике). Отвечая на вопросы психотерапевта, она осознала, что на этот яркий образ похожи ее отношения с отцом: женщина чувствовала себя родителем в отношениях с ним, ответственной за эмоциональное и материальное благополучие отца.

Обе женщины в итоге изменили образ мыслей и смогли забеременеть самостоятельно, потому что перемены в сознании влекут за собой и изменения в теле.

Вслед за индейцем Орлиный Глаз, обнаружившим отсутствие целой стены, и женщинами, осознавшими связь «бесплодия» с нерешенными психологическими конфликтами, я тоже достигла своего озарения.

Ни один из десятков врачей, к которым я ходила, не поставил мне никакого конкретного диагноза и не выявил никакой патологии. «Вроде все нормально», – говорили медики. Тогда я, как женщины в книге, попробовала подобрать какой-то образ к тому, что происходит в моем организме. Я представила свои органы, с которыми «вроде все нормально», но они почему-то не принимают ребенка, новую жизнь.

Что же в моей жизни связано с непринятием? Какой такой конфликт?

Бинго!

«Маленькая» деталь 30-летней давности тихо ускользнула из истории моего пути к беременности и вообще прочь из моего сознания: я приемный ребенок.

Когда я связала этот факт и факт трудностей с зачатием, у меня в голове сложился пазл.

Меня удочерили в 1,5 месяца. Дом малютки и детский дом, слава богу, обошли меня стороной, точнее стороной обошла их я. Тем не менее непринятие, отвержение меня, которое я в той или иной мере впитала еще в утробе биологической матери, и стало, во-первых, своеобразным жизненным сценарием, в который я частенько попадаю, а во-вторых, тем внутренним конфликтом, который можно «прочитать» по моим телесным симптомам, – органы, с которыми «вроде все нормально», не принимают новую жизнь.

Из еще одной хорошей книги Диноры Пайнз «Бессознательное использование своего тела женщиной» я извлекла важную мысль, что во время беременности женщина будто заново проживает собственную историю рождения, которая к тому же непосредственно связана с чувствами к собственной биологической матери и в целом с отношениями с ней. В моем случае это может вызывать очень глубокое, бессознательное сопротивление…

Думаю, что та тревога, с которой я побежала к врачам после нескольких месяцев неудачных попыток забеременеть, была не только про то, что со мной что-то не в порядке, но и про проживание опыта беременности в целом – и хочется, и колется.

Сама не знаю, чего ждала от медиков: то ли одобрения, то ли разрешения, то ли успокоения, то ли даже запрещения…

Все мы, пытаясь жить осознанно, часто действуем в том числе и под влиянием неосознанных сценариев и установок. Это нормально. Мы впитали их когда-то очень давно, «там и тогда». Как выясняется, даже до появления на свет. Эти установки могут нести нас на крыльях, а могут блокировать.

Но когда мы осознаем их, они перестают с такой силой действовать на нашу жизнь, ослабевают и умирают.

Я уверена, что мне еще много придется работать со своими важными озарениями. Но, как я уже писала выше, перемены в сознании влекут изменения в организме.

Путь к беременности продолжаю.

Комментарий перинатального психолога Елены Патрикеевой

Неосознаваемые семейные сценарии – один из мощнейших факторов, влияющих на всю нашу жизнь, хотим мы этого или нет. Так или иначе мы все родом из детства.

Мы впитываем, как губка, модель той семьи, в которой растем.

Принимаем ее на веру безоценочно. Как будто других моделей нет. Ребенку это нужно, чтобы чувствовать себя уверенно, ощущать опору и устойчивость семьи. О том, что эта модель может быть местами неэффективна, мало кто задумывается, даже вырастая. Вопрос самого раннего опыта, даже внутриутробного, пока остается открытым, проверить его довольно сложно.

Самый распространенный сценарий, который мешает наступлению беременности, – гиперопека или гиперконтроль. В такой семейной системе ребенок растет в разной степени инфантильным. Ему сложно принимать решения, брать ответственность за свою жизнь на себя, он эмоционально зависит от оценки окружающих. Остается ребенком.

Но ребенок не может родить ребенка. Беременеет и рожает ЖЕНЩИНА.

Если брать метафорический аспект — ребенок о ребенке не сможет позаботиться. О самом бы ребенке кто-нибудь позаботился.

Почему одни беременеют, а другие при тех же условиях (страхах, инфантильности, сценариях) нет, спросите вы? Потому что включится ли система стресс-реагирования, о которой я писала ранее, зависит не только от этих факторов. Даже то, как мы учимся в течение жизни справляться со стрессом (впадаем ли в панику, решаем ли задачу, убегаем ли, умеем ли отступать или на время отключаться), влияет на функционирование этой системы. Особенности работы нервной системы, условия жизни, даже личность партнера рядом может иметь значение. Но в любом случае путь к осознанному материнству (и к беременности, в частности) – это всегда путь внутреннего роста и взросления.

Фото: Shutterstock.com

Давайте дружить в социальных сетях! Подписывайтесь на нас в

Facebook,

«ВКонтакте» и

«Одноклассниках»!

Семейный гороскоп