15 октября 2016 в 09:01

Коклюш наступает: комментирует Е.О. Комаровский

В России резко возросла заболеваемость коклюшем среди детей. «Летидор» пытается разобраться, виновата в этом плохая вакцина или родители-антипрививочники своими руками толкают детей в объятия опасного заболевания.

По сообщениям СМИ, заболеваемость коклюшем в январе-августе 2016 г. возросла в 1,6 раза по сравнению с аналогичным периодом за 2015 год. Ольга Малиновская, медицинский директор KDL, врач клинической лабораторной диагностики, объяснила, как нас защищает прививка от коклюша, а знаменитый доктор Евгений Олегович Комаровский дал «Летидору» эксклюзивный комментарий, в котором рассказал, к чему может привести вспышка заболеваемости коклюшем и как опасна для всего населения модная нынче «антипрививочная вакханалия».

Что произошло

19 сентября была изъята партия вакцины АКДС, которую произвела НПО «Микроген». Именно этой вакциной прививали детей в рамках реализации Национального календаря профилактических прививок, рекомендованного Минздравом России.

Одновременно с этим Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека опубликовала данные об инфекционной заболеваемости в РФ за январь-август 2016 года. Согласно им, «заболеваемость коклюшем в январе-августе 2016 г. возросла более, чем в полтора раза. Зарегистрировано почти шесть тысяч случаев заболевания коклюшем, в том числе у детей до 17 лет».

В СМИ сразу появилось множество комментариев о том, что плохая вакцина могла стать причиной такой вспышки заболеваемости. Однако многие эксперты не готовы делать столь однозначные выводы и продолжают настаивать на том, что мы имеем огромные проблемы с охватом вакцинацией населения в нашей стране. Кроме того, многие заболевания, и коклюш в том числе, могут носить цикличные вспышки каждые 2-4 года, поэтому есть вероятность того, что произошла одна из таких.

Прививка от полиомиелита: когда она заразна

Острая бактериальная инфекция, которая сопровождается тяжелым приступообразным кашлем, часто его называют «лающим».

Заразиться можно, если тесно общаться с больным, при разговоре или если больной чихает или кашляет. При этом невозможно заразиться через предметы быта, книги, тетради, игрушки. Инкубационный период длится от 7 до 14 дней. Тяжелейшие приступы кашля наступают до 20-25 раз в день, могут сопровождаться рвотой. По мере выздоровления в течение 3-4 недель количество приступов и их интенсивность становятся меньше.

Специально для «Летидора» комментирует Евгений Олегович Комаровский, известный врач-педиатр, блогер, автор книг для родителей о детях:

Первое и самое главное, что вы должны понимать: диагноз «коклюш», который ставится ребенку врачами — это верхушка айсберга. На самом деле многие дети болеют коклюшем, а в медицинской карте у них написано «обструктивный бронхит» или чуть ли не ОРЗ с фарингитом, но только не коклюш. Ведь юридически, если врач поставил диагноз коклюш, то он должен написать экстренное извещение в санэпидстанцию, провести расследование, взять мазки, заполнить кучу бумажек и объяснительных записок, прийти в детский коллектив, где нужно обследовать тех, с кем контактировал больной… То есть каждый диагноз коклюша — это огромное количество суеты для врача. Поэтому проще сказать, что это бронхит и диагноз не ставить. Это раз.

Второе, вы должны понимать, что от коклюша практически невозможно умереть. То есть когда ребенок заболевает коклюшем, то самое распространенное и опасное осложнение  это воспаление легких, которое может протекать очень тяжело и закончиться летальным исходом. Редко бывает, что дети умирают от остановки дыхания во время кашля, хотя это тоже случается у младенцев первого года жизни. Но чаще причина смерти — пневмония. И когда ребенок умирает от воспаления легких, то диагноз звучит «воспаление легких», а про коклюш никто ничего не знает.

Если уж мы имеем официально зарегистрированный рост заболеваемости, то на самом деле все гораздо хуже, чем мы видим.

11 скандальных цитат доктора Комаровского о мамах, врачах, прививках и уколах

Комментирует Ольга Малиновская, медицинский директор KDL, врач клинической лабораторной диагностики:

Несмотря на массовую вакцинацию, каждые несколько лет происходит естественный подъем заболеваемости коклюшем, в основном за счет детей школьного возраста, а не малышей. Вакцинация (трехкратная) от коклюша проходит в первый год жизни малыша, более старших детей не ревакцинируют.

Может быть, в настоящем периоде мы имеем дело с таким естественным подъемом, но судить об этом можно будет спустя некоторое время после анализа структуры заболевших.

Скоро грипп — будем делать прививку

Комментирует Ольга Малиновская, медицинский директор KDL, врач клинической лабораторной диагностики:

Коклюш — одна из наиболее распространенных воздушно-капельных инфекций, добиться снижения заболеваемости можно только при достаточно большом охвате прививками. Оптимального контроля над заболеваемостью можно достичь, когда примерно 95% детей привито и имеют иммунитет (т. е. достаточный уровень защитных антител). Если же отказавшихся от вакцинации много, то есть нет прослойки деток с достаточным уровнем иммунной защиты, то контролировать распространение инфекции гораздо сложнее.

Нужно помнить о том, что иммунитет после курса прививок не защищает полностью от заболевания, привитые тоже могут заболеть, но гораздо реже и переносят коклюш в легких и стертых формах. Основная задача вакцинации — избежать тяжелых форм заболевания и связанных с ними летальных исходов.

Качество вакцины может играть роль для полноты выработки защитных антител. Медицинской практикой для снижения заболеваемости коклюшем принято неоднократное прививание. Например, вакцина от коклюша, входящая в состав АКДС, по национальному календарю прививок делается трехкратно детям первого года жизни (в 3, 4,5 и 6 мес.). Только после трехкратной вакцинации с соблюдением сроков и использованием вакцины адекватного качества можно рассчитывать на выработку достаточного уровня защитных антител. Со временем (в течение нескольких лет) уровень антител может падать, что повышает вероятность заразиться при контакте с инфекцией.

Надо еще сказать, что современные методы лабораторной диагностики (например, выявление генетического материала возбудителя болезни методом ПЦР, обнаружение или рост в динамике антител к коклюшному токсину метолом ИФА) позволяют достаточно рано «опознать» заболевание и поставить диагноз, что может статистически повышать цифры заболеваемости, особенно при легких и клинически стертых формах заболевания.

Специально для «Летидора» комментирует Евгений Олегович Комаровский, известный врач-педиатр, блогер, автор книг для родителей о детях:

У таких инфекций, как коклюш или дифтерия, есть сезонная цикличность — с интервалом в несколько лет они дают подъемы заболеваемости. Но в привитом обществе эти подъемы не видны. У нас накопилась огромная масса невакцинированных взрослых. Потому что вакцинацией взрослых от коклюша вообще не занимаются. Хотя каждый взрослый должен раз в 10 лет получать бесплатную прививку. Мне трудно говорить про качество вакцины. Это не вопрос голословного обсуждения. Это вопрос к людям, которые исследуют ее качество, напряженность иммунитета после вакцинации. Это они знают. Я этого не знаю.

Я только знаю, что продолжается антипрививочная вакханалия в соцсетях и на форумах, причем уже много лет. При этом государственных усилий, направленных на борьбу с антипрививочными настроениями и, наоборот, в поддержку родителей, которые вакцинируют своих детей, публичной пропаганды преимуществ вакцинации — этого всего нет.

В настоящее время далеко не единичны данные о фальсификации вакцинации, когда мы дали доктору денежку, он написал нам справку, но мы не привиты на самом деле. Такие случаи есть, и их много. Плюс к этому есть нарушения в календарях вакцинации, отсутствие своевременной вакцинации — все это как снежный ком нарастает.

Есть еще очень тревожный звонок (и это повод задуматься всем до самого верха): вакцина от коклюша — это вакцина АКДС, и если есть рост заболеваемости коклюшем, значит, по остальным компонентам вакцины (по дифтерии и столбняку) тоже потенциально есть проблемы... А ведь вспышка по дифтерии — это не коклюш, это смертность другого уровня. Вот о чем нужно думать в данной ситуации, потому что если мы имеем рост заболеваемости коклюшем, то как бы на смену ему не пришла дифтерия. Это уже другой уровень опасности и реагирования на эпидемию.

Самое грустное для меня, что заставить массово людей броситься в прививочные кабинеты сможет только реальная эпидемия.

Читайте также:

Простые развивающие игры на улице с детьми от 1 до 3 лет

Как правильно делать домашнюю работу: 5 секретов от учителя

10 картин, которые должен увидеть каждый ребенок

Семейный гороскоп