18 ноября 2017 в 07:00

Как российские хирурги спасают младенцев: четыре невероятные истории

Когда дело доходит до лечения совсем маленьких детей, врачи сталкиваются с гиперответственной задачей - «сохранить только что начавшуюся жизнь».

Даже когда дети подхватывают обычную сезонную простуду, это всегда непросто для родителя. Но когда у ребенка тяжелые врожденные пороки развития, страх и отчаяние могут парализовать даже самых стойких. На помощь приходят люди, чья работа — сохранять хладнокровие и ясность мыслей даже в самой экстренной ситуации, ведь от них зависят жизни маленьких пациентов.

Российские детские хирурги — такие как Юрий Козлов и его команда, герои проекта TLC «Спасая младенцев», — ежедневно сражаются за каждого ребенка: они берутся за такие операции, которые еще несколько лет назад казались просто невозможными.

Челябинск

команда иркутских врачей

В Челябинской областной детской клинической больнице специалисты спасли трехлетнюю девочку с очень редкой врожденной патологией — у нее не было грудины. Ребра состыковывались между собой лишь хрупким хрящом, а сердце билось практически снаружи, под самой кожей.

Хирургическое вмешательство было очень серьезным риском для девочки, поэтому специалисты, которые решились проводить его, нашлись не сразу.

Челябинским хирургам предстояла уникальная высокотехнологическая операция — необходимо было, по сути, сконструировать грудину и имплантировать ее пациентке. Хирурги рассекли ребра и поместили сердце в специальный биологический имплантат, похожий на платок, после чего восстановили целостность грудной клетки.

Девочка не только успешно перенесла эту невероятную операцию, но уже идет на поправку и даже отправилась из больницы домой.

Тюмень

команда иркутских врачей

Семен рос обычным ребенком — подвижным, активным, любознательным. В возрасте шести лет его мама обратила внимание, что он плохо слышит одним ухом. Обследование показало, что у ребенка опухоль, которая задела ствол головного мозга — область, регулирующую жизненно важные процессы: сердцебиение, дыхание, слух, зрение.

Семену становилось хуже с каждым днем: он перестал двигаться, ходить, есть и разговаривать — времени оставалось все меньше и меньше, и московские специалисты отправили его в Тюмень.

Здесь, в Федеральном центре нейрохирургии, работают детские специалисты с колоссальным опытом проведения подобных операций.

Врачи боялись, что опухоль растет не снаружи ствола, а изнутри — это был бы самый сложный вариант, и их опасения подтвердились. Спасти ребенка взялся главный врач Федерального центра нейрохирургии Альберт Суфианов. Ему предстояло найти ту тончайшую грань между стволом мозга и опухолью, чтобы выверенными до миллиметров движениями пройтись по ней и не задеть другие ткани. Иначе ребенок либо умер на операционном столе, либо никогда не восстановился после такого вмешательства. Опухоль настолько сильно вросла в мозг, что на глаз нельзя было увидеть нужную границу — приходилось действовать тактильно, но не руками, а инструментами.

После девятичасовой операции Семена перевели в реанимацию, где он провел почти месяц — проходил реабилитацию.

Сегодня у мальчика все хорошо, и врачи надеются, что скоро он сможет вернуться к полноценной жизни, а опыт тюменских хирургов приезжают перенимать специалисты со всего мира.

Москва

команда иркутских врачей

У новорожденной Евы оказался очень тяжелый порок развития — трахеопищеводная расщелина, при которой между пищеводом и трахеей нет стенки. При такой патологии, как у Евы, пациенты умирают после хирургического вмешательства в 96% случаев. Поэтому операция, которую провели в московской Филатовской детской больнице, стала новой точкой отсчета в истории хирургии новорожденных.

Московским специалистам удалось скорректировать сложнейший порок не только первыми в стране, но и одними из первых во всем мире.

Ситуация осложнялась тем, что Ева не могла самостоятельно дышать — ее доставили в Москву с аппаратом искусственной вентиляции легких, но во время операции его бы пришлось отсоединить, чтобы расслоить общую стенку и сшить стенки трахеи и пищевода со своими. Поэтому хирурги решились применить очень сложную методику — оперировать в условиях экстракорпоральной мембранной оксигенации, то есть с помощью искусственного обогащения крови кислородом.

На время манипуляции легкие Евы словно отключили, а в аорту и предсердия вставили специальные трубочки, чтобы из крови убиралась углекислота и она насыщалась кислородом.

Такие операции не редкость, если речь идет о взрослых пациентах, но детям — тем более 2,5-килограммовым — их раньше никогда не делали из-за невероятной сложности.

Первый опыт российских специалистов оказался просто блестящим — операция прошла успешно, и Ева уже благополучно восстанавливается.

Иркутск

команда иркутских врачей

В Иркутский Центр хирургии и реанимации новорожденных Ивано-Матренинской детской клинической больницы пациенты приезжают со всей России — иногда из соседних городов, а иногда, как некоторых героев проекта TLC «Спасая младенцев», их доставляют по санитарной авиации из других регионов.

Так произошло с маленькой Софией, которую врачи спасли дважды.

Сначала бдительный неонатолог вовремя заметил у нее врожденный порок развития — атрезию пищевода. Он успел остановить первое кормление, которое при подобной патологии может обернуться летальным исходом.

Софии назначили экстренную операцию и вертолетом отправили в Иркутск — в сопровождении медиков, но без мамы, которая все еще находилась в роддоме.

Хирургам удалось наложить анастомоз с помощью торакоскопии — через проколы в грудной клетке, то есть эндоскопическим методом, к которому не прибегают в подобных случаях практически нигде в мире, что позволило соединить два сегмента пищевода в единую трубку, так, как это и должно быть.

Главной задачей постоперационного периода остается сохранение у ребенка собственного пищевода, который позволит самостоятельно пить и есть.

Смотрите программу «Спасая младенцев» по средам в 22:00 на TLC!

Фото: Пресс-служба канала TLC

Семейный гороскоп