Дневник будущей мамы: как я два года шла к беременности через странных врачей

Наша героиня рассказывает о своем трудном пути к материнству и о том, какую роль в этом играют врачи и как непросто найти «своего» доктора.

Для кого-то забеременеть — дело нехитрое, для кого-то — тяжелое испытание длиной в несколько лет. Своим личным опытом с читателями «Летидора» решила регулярно делиться Ксения Кузьмина, которая долгое время не могла забеременеть и наконец увидела заветные две полоски на тесте. В своей первой колонке она расскажет о том, какие врачи встретились ей за эти годы и почему не к каждому из них захотелось вернуться снова.

Это будет история с продолжением, следите за нашими публикациями.

Привет! Меня зовут Ксения, мне 30 лет, два года из которых я пыталась забеременеть. Мой путь к материнству оказался не самым простым. Как и у многих других женщин. Как и у кого-то из вас. В какой-то момент я решила вести «Дневник пути к беременности». Это просто честная и откровенная история про мой путь к материнству с его «медицинскими войнами», чувствами, открытиями, местами юмором, местами невыносимой болью, надеждами и «некрасивостями» (да, я завидовала беременным подругам).

Я очень надеюсь, что моя история поможет тому, кому это нужно, натолкнет на важные мысли и решения.

Чтобы дневник был еще интереснее и полезнее, я попросила перинатального психолога Елену Патрикееву комментировать мои тексты. Мы с Еленой будем рады вопросам и обратной связи!

В моей семье врачами всегда пренебрегали, я же их всегда любила. А образ мужчины-хирурга и вовсе вызывал особый трепет (я замужем за программистом). Примерно такой, как во время УЗИ брюшной полости, когда я, распластавшись и замерев на кушетке, слушала, какого размера мои печень, селезенка и прочий ливер. Поэтому после того, как беременность не наступила моментально, с первой попытки, я воспользовалась своей любовью к врачам и уже сидела перед узистом в круглых очках на круглом лице.

«Сколько уже не получается?» — спросил он. «Месяц!» — сказала я. Узист прикрыл глаза. Я почувствовала, как что-то упало с его души, и он даже как-то зафыркал, подался вперед, потом откинулся назад и заулыбался. Интересно знать, что в такие моменты думают о нас врачи?

Из месяца в месяц, с ростом числа неудачных попыток росло и количество посещаемых мной врачей.

Они были гинекологами, эндокринологами, гинекологами-эндокринологами, репродуктологами, мужчинами и женщинами, толстыми и худыми, усатыми и лысыми, или безусыми, но с шевелюрой, в перстнях и серьгах, в очках или без них, либо сразу с двумя парами (для близи и дали), к кому-то из них я шла по рекомендации, а к кому-то попадала случайно, кого-то из них я совсем не запомнила, а кто-то оставил яркий след.

Картошечка с селедочкой

Помню, как пришла к Картошечке с селедочкой. Вот не могла я, глядя на нее, отогнать от себя картину, как она «с девочками» (лет 55-60) любит расслабиться — за маленькой рюмочкой водочки (вот именно одной рюмочки!) да картошечкой с селедочкой! И песня обязательно! На приеме она в первую очередь волновалась о том, чтобы занести все данные в компьютер, пользователем которого она явно была не самым активным, так как забивала слова по одной букве, мученически сдвигала брови и старательно всматривалась в монитор.

На прощание она уверила меня в том, что с врачами этой клиники у меня все получится! Когда я ушла, она даже позвонила и попросила сдать еще один дополнительный анализ. Тогда я почувствовала, что ей не все равно. Я, честно, готова была прийти к ней еще с результатами назначенных анализов, но попасть на прием мне так и не удалось, просто потому что ее рабочее расписание никак не совпадало с моим.

Вообще, бывало, только проникнешься доверием к врачу, и вот ты к нему с надеждой: «Александр Михайлович, а вы ведете прием как гинеколог (а он врач УЗИ)?» — «Слава Богу, нет!» — отвечает Александр Михайлович и добавляет: «Зато могу посмотреть вашу щитовидку, которая вас волнует!»

И вот ты вроде и радуешься, что хотя бы щитовидку показать можно, но снова бороздишь океан медицины, рассекая волны докторов в поисках того, кому можно доверить гинекологические части тела! Ну или чуть побольше — целую свою душу с ее терзаниями о приходе в мир еще одного человека, к которому ты будешь иметь самое непосредственное отношение.

Доктор Усач

Еще был Усач в образе классического профессора: низкорослый, коренастенький, кругленький, лысый и усатый мужичок в очках (две пары). Перемещался он тоже по-профессорски — медленно, сложа руки за спиной.

К Усачу я поехала по рекомендации. На другой конец города. К 9 утра. Отпросившись с работы на пару часов.

Опоздала на прием на 10 минут. Когда оформлялась на рецепции, девушка уточнила: «Он не любит, когда опаздывают». Рефлекторно я крепче сжала карточку Сбербанка и паспорт в руке. Бегом побежала к кабинету, где уже консультировалась другая пациентка. Дождалась своей очереди. Скромно села на стул, боязливо поставив сумку на колени.

Обвела глазами кабинет, мигом собрав нужную мне информацию — меня зацепил стенд с фотографиями детей, которым Усач помог прийти в этот мир, и забавные настенные часы со стрелками-сперматозоидами и яйцеклеткой в середине циферблата.

Усач холодно и протокольно обо всем меня расспросил, а потом выдал мудреную схему лечения, расписанную на 3 месяца вперед, которая должна была вроде как подействовать.

Среди названий таблеток, четко прописанных по пунктам действий и восклицательных знаков особо выделялось слово «СЕКС», написанное заглавными буквами.

Это радовало! Но секс по схеме был предписан только на 8, 10, 12 и 14 дни цикла. Я решилась уточнить, а что, если... Тогда Усач очень строго на меня посмотрел и еще строже сказал: «На 8, 10, 12 и 14 дни. Вы же хотите забеременеть?»

Стрелки-сперматозоиды часов то удалялись от яйцеклетки, то приближались к ней…

Хочу.

Не то врач, не то экстрасенша

А еще была Экстрасенша. Именно Экстрасенша, хоть такого слова и нет в русском языке. В перстнях, серьгах, кулонах, с длинными наманикюренными ногтями, кудрявыми волосами и чернющими бровями.

Когда она изучала мои анализы, мне казалось, что сейчас она достанет из кармана халата Таро и поставит на стол гадальный шар.

Вердикт: «С такими анализами вы не то что не забеременеете, а родите ребенка с психическими отклонениями». Экстрасенша добавила: «Ну а если вы уже беременны вдруг, на раннем сроке, то сделаем медикаментозный аборт».

Тогда я подумала, что магический шар все же, наверное, где-то в этом кабинете есть либо карты Таро случайно выпали из кармана и рассыпались под столом в каком-то адском порядке. Ого! Экстрасенша предложила мне пересдать анализы в другой лаборатории. Я пересдала. Пока пересдавала, думала о медикаментозном аборте.

Вердикт: «У вас все отлично! Съездите на отдых, ешьте там морепродукты и пейте красное вино».

Кстати, анализы я пыталась сдавать как в городских сетевых лабораториях, которым одни врачи не доверяют и посылают тебя на станции переливания крови, где якобы результаты достовернее, так и в эксклюзивных лабораториях, которые работают, конечно же, в те же часы, что и ты, и идти до них минут 20 от метро. И тогда ты решаешь воспользоваться услугой «Вызов медсестры на дом». И она приезжает к тебе к 7:30 утра, и твоя собака облаивает девушку с ног до головы вместе с ее резиновыми перчатками и шприцами, заодно помогая всему подъезду проснуться.

А потом ты еще 4 дня ждешь результаты анализов, которые в итоге ничем не отличаются от результатов в городских сетевых лабораториях.

И с какого-то момента ты начинаешь сдавать анализы лишь в одной лаборатории из двух: ближе к дому или ближе к работе.

Доктор Она

Меж тем недавно в моей жизни появилась Она. В очках. Блондинка. С каре. Которая предложила не уходить на 3 месяца в слепое плавание, как то предписывал Усач (то есть СЕКС, хоть заглавными, хоть маленькими буквами, можно, когда хочется), а практически еженедельно отслеживать по УЗИ текущие процессы и в режиме реального времени принимать решение о необходимости каких-то вмешательств. Я поняла, что мне это подходит. Я хочу знать, что там происходит и происходит ли вообще. Я впервые почувствовала комфорт на приеме и контакт с врачом, смогла задать все интересующие меня вопросы без стеснения.

Я впервые захотела прийти к врачу вместе с мужем — и пришла.

Я поняла, что не уйду от Нее просто так. Я выбрала Ее своим Проводником.

Кстати, Экстрасенша тогда еще добавила: «А вообще, знаете... Мы можем сколь угодно налаживать гормональный фон и предпринимать какие-то другие действия, но в зачатии всегда есть еще что-то кроме медицины».

Еще что-то. Путь к беременности продолжаю.

Комментарий перинатального психолога Елены Патрикеевой

Фигура врача в теме беременности и родов за последние десятилетия приобрела колоссальный объем. Порой кажется, что без участия пары-тройки специалистов женщина ну никак сама не сможет зачать, выносить и тем более родить.

Этому есть 3 основные причины:

  • пропаганда со стороны официальной медицины (и ее можно понять: активное участие врачей в процессах размножения значительно снижает риски детской и материнской смертности);
  • резкое снижение физической активности современного человека, женщины в частности;
  • отсутствие у подрастающей девочки опыта наблюдения за вынашивающей, рожающей, кормящей грудью и ухаживающей за малышом старшей женщины.

Давайте разбираться.

Физический труд помимо выносливости дает очень четкое представление о возможностях своего тела. Образ тела формируется в движении.

Современная женщина порой не знает, где у нее руки-ноги и что с ними делать. А уж внутренним органам она и вовсе не доверяет.

Раньше, еще буквально столетие назад, живя в доме, где много женщин разных поколений перед твоими глазами беременеют и рожают, девочка выносила оттуда ощущение, что все эти процессы максимально естественные. Что помощь ничья в этом не требуется. Что все могут, и она сможет. Что проблема, скорее, в том, как бы не забеременеть раньше времени и в подоле не принести.

Сейчас же, к сожалению, видно сильное смещение: создается ощущение, что без помощи извне женщина не справится с тем, для чего изначально природой предназначено ее тело.

Когда этот фокус смещается, у нас просто не формируются необходимые доминанты.

Например, в родах, если женщина надеется, что врач поможет каким-то волшебным образом родить, уверена, что сама не справится, родовая доминанта (и это не метафора, а реальные очаги возбуждения в центральной нервной системе) не формируется. И роды действительно не запускаются, не развиваются, и требуется помощь.

Это тонкая грань между своевременным обращением к специалистам, когда по-настоящему есть затруднение, и полной передачей ответственности за процесс, который никак не зависит от врача.

Фото: Shutterstock.com

Давайте дружить в социальных сетях! Подписывайтесь на нас в

Facebook,

«ВКонтакте» и

«Одноклассниках»!

Семейный гороскоп