«Я забеременела в 15 лет и не жалею об этом»: три честные истории об опыте раннего материнства

Мамы рассказывают о том, как роды в 15-17 лет изменили их жизнь.

По сравнению с 1990-1995 годами уровень подростковой беременности в России снизился почти вдвое (данные за 2015 год), однако эти показатели все еще превосходят статистику ранних беременностей в развитых странах Европы.

Отношение к несовершеннолетним мамам в нашей стране по-прежнему неоднозначное. Они могут столкнуться с осуждением, насмешками, испытывать социальную изоляцию. Многие склонны считать, что подросток не может растить ребенка, создать семью и наладить после родов нормальную жизнь.

Мы пообщались с тремя девушками, которые родили в 15-17 лет, о том, каково это — стать мамой в юном возрасте, как справиться со страхом перед будущим и как родителям воспитывать дочку, чтобы избежать ее ранней беременности.

Ольга Леонтьева, мама троих детей, Нижнекамск

Ольга Леонтьева

Я забеременела и родила в 16 лет. Когда я узнала о своем положении, был август. Надо было продолжать обучение после 11-го класса, а у меня такие новости… Я была напугана и растеряна.

Увиделась с будущим отцом ребенка, ему было 17. Он сказал делать аборт. Пообещал найти деньги, и какое-то время я рассчитывала на него, ждала, что он поможет. А потом поняла, что не стану прерывать беременность, намекнула ему, что оставляю ребенка. Сначала он не воспринял мои слова всерьез, а потом, когда понял, что я не шучу, заговорил по-другому:

«Если ты его оставишь, я разорву с тобой отношения, мы с тобой больше не увидимся. Я не хочу».

Но я очень любила детей и хотела стать мамой, хотя в 16 это сложно. Об аборте я думала только из-за страха перед родителями. Жутко боялась им сказать. Но подруга и ее парень, которые были в курсе моей ситуации, меня подбадривали: «Родители это примут, воспитать одного ребенка — это нетяжело: и морально, и материально».

И я почувствовала, что все получится. Появилась надежда.

В семье я открылась сначала маме. Было какое-то доверие, и я знала, что она не заругает. Мама потом все рассказала отцу и сестре. Отец очень поддержал меня, сказал: «Рожай, это единственный вариант».

И все мысли об аборте я сразу отбросила.

Родственники, когда узнали о моей беременности, сделали вид, что ничего необычного не происходит, а папа и мама надеялись, что у меня будет опора в виде мужа.

Школу я уже окончила, с одноклассниками не общалась — судачить о моем положении было некому.

Через месяц забеременела моя подруга. Она тоже решила родить — так что я была не одинока в своих переживаниях.

На учет в женскую консультацию я встала на сроке около десяти недель, со мной пошла мама. До этого я никогда не была у гинеколога. Врач оказалось очень вежливой, разговаривала спокойно. Маме она запретила ходить со мной. О возрасте ничего не говорила, о прерывании беременности даже не спрашивала.

Depositphotos

За все время я ни разу не столкнулась с пренебрежением или насмешками ни в консультации, ни в роддоме.

Конечно, ребенок внес большие коррективы в мою жизнь. Пришлось отложить учебу.

С отцом ребенка отношения не сложились. После того, как я родила, мы решили жить вместе — продержались два с половиной года. Отцом он был совершенно никаким. И мужем тоже быть не смог. Несколько лет назад я лишила его родительских прав: неудобно было каждый раз к нему с документами обращаться.

Ребенок сделал меня ответственной. Первое время я отодвинула свои хотелки и думала больше о малыше. Много гуляла с ним, не позволяла себе поздние посиделки. В семье у нас не принято «подкидывать» детей бабушкам. Так что родители лишний раз не оставались с внуком: стали сидеть с ним только тогда, когда я начала работать.

Сначала я трудилась в детском саду нянечкой: удобный был график. Получалось, что я приводила ребенка в сад и забирала его оттуда сама.

Потом, когда малыш повзрослел, я нашла другую работу. Трудилась допоздна — ничего страшного в этом не было.

Почти сразу стало ясно, что на маленького ребенка не надо много денег. Если адекватно тратить, то поднять его не составит труда.

Считаю, что именно ребенок очень замотивировал меня найти стабильный заработок, следить за собой, не употреблять спиртные напитки и не заниматься другими глупостями.

Когда сыну было два года, я поступила заочно в вуз. Сама оплатила себе учебу.

Через пять лет после этого вышла замуж, родила еще двоих детей. Супруг воспитывает старшего ребенка как родного, хотя это не всегда легко.

Теперь получаю второе высшее. Сын уже подросток, и я чувствую, что мне понимать его легче благодаря небольшой разнице в возрасте.

Я ни о чем не жалею, и, если бы пришлось вернуться в мои 16 лет, я сделала бы этот выбор снова.

Ирина Дунаева, Стамбул, Турция

Ирина Дунаева

Когда я забеременела, мне было 15 лет. Я тогда жила в России, в Челябинске. Верить в произошедшее не хотела. Проще было делать вид для себя и остальных, что ничего не случилось. Как страус, прячущий голову в песок.

Чувство было одно – страх. Страх потерять свое детство, запланированное будущее.

Когда я рассказала об этом отцу своего будущего ребенка, он предложил выйти за него замуж и растить ребенка вместе. Но я не обрадовалась. Я мечтала не о замужестве и семье, а о самореализации.

Позже оказалось, что и он семьи не хотел. Он уже был совершеннолетним и предложение сделал только ради того, чтобы не попасть в тюрьму.

Семья у меня очень религиозная, родители считали, что раз я решила вступить во взрослые отношения в таком раннем возрасте, то должна жить с мужем и ребенком.

Я думала об аборте, но родные в один голос кричали, что это грех.

Конечно, родственники меня жалели и поддерживали, но очень своеобразно. Им важно было, чтобы я приоритеты расставляла в угоду им, а не себе. Дальние знакомые и даже прохожие часто осуждали, но мне было все равно.

Когда пришло время вставать на учет в женскую консультацию, мои родители были в отъезде, и со мной была моя будущая свекровь. Хотя чужому человеку на приеме с подростком присутствовать было нельзя (до 2020 года врачи не имели права сообщать информацию, относящуюся к медицинской тайне, даже законному представителю несовершеннолетнего — прим. ред.). А еще врач-гинеколог обязан сообщать о беременности 15-летней девушки в правоохранительные органы, но благодаря свекрови этого не произошло.

Depositphotos

Сейчас я понимаю, что это противозаконное вторжение в личное пространство, но тогда восприняла это как очередную поддержку.

Врачи, которые вели меня, были неплохие. Ко мне относились так же, как и ко всем.

Как только родился сын, я вообще забыла о том, что такое личное время. Утром уходила на учебу, днем — на работу.

У нас были сложные отношения с мужем, так что я не просила у него денег. Торговала на базаре, зарабатывала 700 рублей в смену.

Морально было сложно, потому что круг общения просто потерялся. Мне стало не с кем дружить: ровесницы наслаждались молодостью, а все мамы на детской площадке были старше меня лет на десять.

По сути я сама была девочкой, которая не понимала, что такое дети и что с ними делать.

На меня давило окружение. Были люди, которые лезли под руку и говорили чуждые мне вещи, указывали, как нужно обращаться с сыном. Тогда это испортило все впечатление от материнства.

С мужем мы в итоге развелись, это очень длинная и тяжелая история. После развода он долго не отдавал мне малыша, и я за 6 лет прошла через девять кругов ада, прежде чем смогла забрать ребенка.

Сейчас мы живем с сыном вдвоем в Турции, рядом нет никого из близких, мы просто одни в другой стране.

И это потрясающе, потому что я воспитываю его сама, мне никто не мешает.

Ребенку 10 лет, он учится в русской школе. Я работаю удаленно и учусь дистанционно в московском вузе, получаю второе высшее. Занимаюсь психологией – это мое новое призвание.

Depositphotos

Думаю, мы неверно воспитываем дочерей, когда говорим им: «Не беременей рано, а то не доучишься, не будешь никому нужна, не будет у тебя денег».

Это не аргументы. Если девочка захочет, она доучится, как это сделала я. Дочери-подростку в 15 лет нужно сказать:

«Когда ты забеременеешь, твоя жизнь никогда не будет прежней. Беспечная юность больше не вернется».

Если мы будем говорить это детям, будет меньше ранних незапланированных беременностей.

Важно донести мысль о том, что после родов главной заботой женщины станет ее ребенок. С тех пор как у меня появился сын, каждый раз, прежде чем что-то сделать, я спрашиваю себя: «А принесет ли это пользу ему?».

Мне 26, и я до сих пор завидую ровесникам без детей, потому что на них такой ответственности нет.

Я не жалею, что родила. Да, радости от беременности не было, но я обожаю своего ребенка, аж до трясучки. Он — центр моей Вселенной.

Анна Гончар, мама троих детей, Минская область, Республика Беларусь

Анна Гончар

Когда случилась первая беременность, я училась в 11-м классе. Было страшно, но никакого удивления.

Об аборте мыслей не было — я уже лет в пять, играясь, пеленала кота. Я и сама у родителей родилась, когда им было по 17 лет. И бабушка тоже родила рано.

Маме я просто дала снимок с УЗИ. Она немножечко расстроилась, даже поплакала.

Наверное, рассчитывала, что я больше времени уделю учебе, себе. Но мама и папа быстро примирились с ситуацией.

Момент — и все были в счастливом ожидании. Родители за мной и в огонь, и в воду!

Depositphotos

Отец ребенка был старше меня на шесть лет и принял новость как должное. Мы на тот момент долго встречались: первая любовь с дворовых компаний. Он всегда говорил: «Закончишь школу, сделаю тебе предложение».

Все пошло по этому сценарию. Почти.

На учет в женскую консультацию я встала без проблем. Все со мной разговаривали как со взрослым человеком, с полным доверием.

За всю беременность я только в роддоме столкнулась с врачом, у которого было отношение а-ля: «Понаделывали в подъездах».

А в основном акушерки больше любят молодых девушек — они рожают легче.

Будучи беременной, я поступила в университет. Родители настаивали, чтобы я продолжила обучение сразу после родов, но я взяла академический отпуск.

Мне не хотелось вообще ничего, кроме этого ребенка. И в первый год я практически слилась с дочерью. Не было и дня, чтобы я с кем-то ее оставила.

А потом семья разрушилась. Наши пути с мужем разошлись.

Дочери был год. Меня штормило. Казалось, что все вокруг были невинными девочками, а я как будто… использованным целлофановым пакетом. Не знала, как к себе относиться, как себя преподносить.

Маятник сдвинулся в другую сторону. Стало казаться, что ребенок не главное.

Хотелось работать, учиться. И я, совсем юная, не понимала, как совместить это с воспитанием ребенка.

В этот момент меня очень поддержали родные, сообщив, что со мной все нормально, что так бывает. И это помогло справиться с чувством потерянности. Я осознала: никакой я не «пакет». Я мама, я женщина, я студент, я работник. Но мне нужно было научиться переключаться из одной роли в другую.

Когда я устроилась фитнес-тренером, оказалось, что сложно держать баланс между карьерой, материнством и друзьями. Помню, если после работы я хотела сходить в кино с друзьями, мои бабушка и мама отговаривали меня, просили, чтобы я скорее ехала домой, потому что ребенок скучает. И я пыталась объяснить, что мне этот отдых нужен.

Самоопределение после рождения первой дочки далось мне очень непросто.

Я завидовала целеустремленности своих ровесниц, тому, что они знали, чего хотят. А я мечтать и понимать, что хочу для себя, научилась только сейчас.

Я только недавно познакомилась с собой.

С появлением ребенка ты хоронишь себя старую и рождаешь себя новую. Но про это никто не говорит. Даже наоборот: есть много курсов — просто бич современности! — «Роди и останься девочкой». Не получится так!

Тогда я этого не знала, поэтому и потерялась в материнстве.

Depositphotos

Но важно было отгоревать по той себе, которой я была до появления дочки, а потом перестроиться. Я долго шла к этому. Сейчас я выбираю, что хочу, и просто обожаю свою жизнь.

У меня второй муж, еще две дочери. Я помогаю восстановить здоровье женщинам после родов, учусь акушерству в славянских традициях и планирую открыть детский сад.

Если бы я вернулась в прошлое, то рассказала бы себе, что все, даже самое плохое, дается нам не за что-то, а для чего-то.

Хочешь встать на путь развития — перестань быть жертвой. Научись быть счастливой, наслаждайся каждой минутой.

Сейчас я считаю, что родить было лучшим решением, которое я могла сделать в 17 лет. Иначе я бы не пришла в ту точку, в которой я сейчас нахожусь.

Фото: Depositphotos

Главный редактор «Летидора» Ксения Краснова воспитывает… родителей! Как? Смотрите TikTok!

Семейный гороскоп