Я прошла через «пищевой ад» втайне от родителей: честная история про булимию

Надеемся, история этой девушки поможет предотвратить подобные проблемы у ваших детей.

Расстройство пищевого поведения — одно из самых распространенных психических расстройств в мире. К сожалению, несмотря на постоянное обсуждение проблемы, ложная информация в интернете провоцирует все новые и новые случаи.

Автор «Летидора» Светлана Шачнева делится своей личной историей — как подростку вылечиться от расстройства пищевого поведения, когда ни ты сам, ни твои родители не понимают, что происходит.

Как все начиналось

Когда-то я была сладкоежкой и очень любила фастфуд. Но однажды мне надоело есть шоколадки, и я решила разнообразить питание. Я пошла за советом к своему тренеру по боди-шейпингу. Она предложила поучаствовать в двухмесячном марафоне, который должен был помочь мне изменить стиль питания и похудеть на 10 кг. Я согласилась.

Тогда мне было 16 лет, и я еще не знала, чем все может закончиться.

Как человек целеустремленный, я была готова отказаться от всего, чтобы достичь цели и закрепить результат. На протяжении двух месяцев я не просто считала калории, но и питалась только «правильной едой» — курицей, овощами, крупами, фруктами и обезжиренным творогом с сахарозаменителем.

Я твердо решила, что буду вести такой образ жизни всегда, ведь нет ничего дороже красивой фигуры и здоровья. Правда, иногда плакала по ночам от мысли, что больше никогда не съем пирожное в кафе или шоколад. Что, если я окажусь на семейном празднике? Придется терпеть 2-3 часа, не прикасаясь ко всему, что я люблю.

А позже я начинала плакать уже от голода и переутомления.

Калорийность моего рациона была 1200-1000 калорий, что гораздо ниже моей нормы.

По данным врача, только на мой метаболизм тратилось 1450 калорий. А с учетом тренировок мне необходимо было съедать минимум 1700-1800 калорий.

Когда я потеряла 12 кг, я была счастлива и вместе с тем напугана. Я ужасно боялась вернуться в исходный вес.

Это был первый, но не последний признак изменения психики.

Клиническое определение анорексии подразумевает не только нездоровую худобу. К нему также относятся признаки, которые были у меня.

Я была неспособна оценить свой размер. Мои ноги были прежними, а пресс предательски скрывался за жировой прослойкой! Я считала, что мне стоит еще похудеть и накачать мышцы. Сейчас, когда я смотрю на те фотографии, я вижу стройные ноги и кубики на животе.

Я не могла есть что-то калорийное или «нездоровое»: любое масло, мучные изделия, в том числе хлеб и макароны, жирные молочные продукты, любые виды мяса, кроме курицы.

Я постоянно ругалась с родителями из-за еды. С моей стороны это были гневные истерики, с их — молчание. Тогда я винила их за непонимание и плохой пример, за наплевательское отношение к своему здоровью.

У меня пропали месячные и начались сбои в пищеварении. Гинеколог, эндокринолог и гастроэнтеролог пытались убедить меня, что моя мания к похудению ненормальна, как и мой скудный рацион. Но в ответ они получали истерики, из-за которых я даже отказалась пройти полный курс лечения.

VOSTOCK

Первые срывы

В итоге моя добровольная голодовка привела меня к состоянию компульсивного едока.

Первый срыв произошел через пару недель после потери веса. Сейчас я уже не помню, что я съела, но помню невероятное чувство голода и боль в животе от количества съеденного. Боль была такая, что я едва ходила и с трудом смогла уснуть через несколько часов после срыва. После того дня каждый вечер проходил так же. А в выходные и летом так проходил весь день.

С самого утра я начинала есть и не могла остановиться, даже когда меня уже мутило от количества.

Пока я ела, я не понимала, что происходит. Я понимала только, что я должна есть.

Чтобы не потолстеть, я старалась объедаться «правильной едой», устраивала голодные дни на огурцах и кефире, тренировалась почти каждый день.

Так продолжалось полгода.

Родители не замечали проблему, а в ответ на мои истерики говорили, что нужно вернуться к старому режиму питания, и все будет хорошо.

Пик болезни

Через полгода я начала активно исследовать интернет и узнала о булимии. Человек, страдающий булимией, постоянно переедает и вызывает у себя рвоту, чтобы не толстеть. Я же рвоту не вызывала, но боялась, что это станет следующим шагом.

Я пыталась поговорить об этом с родителями, но в ответ они отшучивались или говорили, что я все придумываю.

И так я попала на второй круг «пищевого ада». Я увеличила физическую активность до 16 часов в неделю, стала больше учиться и работать. Автоматически уменьшилось и количество сна.

В течение дня у меня было 4 «правильных» приема пищи, а ночью меня ждал очередной зажор.

Каждые выходные я старалась убежать из дома, чтобы не есть так много, но ночью все возвращалось на круги своя.

Чтобы вы могли оценить масштаб съедаемого, я приведу пример своего рациона.

4 неполноценных приема пищи:

• каша на воде с фруктами,

• рис с мясом и суп,

• творожная запеканка,

• бананы,

• йогурт,

• злаковый батончик.

После чего каждую ночь меня ожидали:

• банка кабачковой икры (примерно 400 г),

• коробочка хлебцев,

• 400-600 г творога,

• 300-500 г йогурта,

• 300 г сыра,

• 2-3 банана или яблока.

В какой-то момент к этим продуктам добавились банки с вареньем или медом и коробки зефира.

Откуда у меня были деньги на такое количество еды? Все просто: часть продуктов я тайком брала у родителей, которые часто закупаются на пару недель вперед, а на остальное уходили все мои карманные деньги.

Сразу скажу: я не была счастлива есть.

Каждый раз я боялась срыва и плакала, понимая, что он произойдет.

Голод будто поражал мой мозг, вытесняя все остальное. Я знала, как мне будет больно от съеденного, как это вредно для моего испорченного кишечника, но руки сами тянулись за новой порцией.

VOSTOCK

Что мне помогло

После полугода в таком режиме я поняла, что либо я нахожу в себе силы хоть как-то бороться с этим осознанно, либо я не знаю, зачем я живу.

Вегетарианство и кулинария. Хотя такой режим питания сильно навредил моему кишечнику, он помог мне немного успокоиться. Процесс приготовления еды успокаивал постоянное чувство голода, а изобилие красочных овощей давало уверенность, что я не поправлюсь и наемся. Мои дневные порции стали больше, но я стала меньше есть по ночам.

Смена режима дня. Я стала больше спать и уменьшила количество тренировок. Я стала убираться дома и больше ухаживать за собой, и все это меня немного успокоило.

Я стала читать блоги о расстройстве пищевого поведения. Пока я искала в «Инстаграме» кулинарные страницы, я наткнулась на фитнес-блогеров, рассказывающих свои истории про анорексию и компульсивное переедание. Только благодаря их постам я поняла, чем я больна и как с этим стоит справляться.

А еще я поняла, что я не одна.

Да, мои друзья и родители не знают, что такое расстройство пищевого поведения. Кому-то кажется абсурдным, что человек не может справляться с голодом. А кто-то и вовсе готов списать это на отсутствие силы воли.

Но это вовсе не значит, что моей проблемы не существует.

Я читала книги о питании. В книгах «Интуитивное питание» и «Вальс гормонов» я нашла упражнения и советы для тех, кто попал в мою ситуацию. Именно благодаря им я научилась чувствовать сытость и понимать, чего именно мне не хватает.

Я пошла к психотерапевту. Весь последний год я находилась в терапии. Хотя мы редко касались моих отношений с едой и телом, разбор других проблем помог мне нащупать дорогу к себе.

Три года спустя

Сейчас я в ремиссии. Я не переедаю, я знаю, что такое эмоциональный и физический голод. Как правило, я их различаю. Я знаю, что такое сытость. Я не боюсь есть бургеры и тортики. Хотя, как правило, мне хочется здоровой пищи.

Мои родители и друзья поняли свою ошибку, а я поняла, как ужасно себя вела. Сейчас наши отношения стали налаживаться.

Но я все еще мечтаю похудеть и лечу синдром раздраженного кишечника и аменорею. У меня очень сильный дефицит витамина Д (в 8 раз ниже нормы), снижен иммунитет. Но, к счастью, я сумела остановиться.

Будьте внимательны к своим детям.

Фото: VOSTOCK

Давайте дружить в социальных сетях! Подписывайтесь на нас в Facebook, «ВКонтакте» и «Одноклассниках»!

Семейный гороскоп