«Время не лечит. Ты просто привыкаешь жить с этой болью»: как живет семья погибшего артиста ансамбля Александрова

Публикуем историю мамы 7-летнего Ромы и супруги Владислава Попова, артиста ансамбля Александрова, который погиб в авиакатастрофе 3 года назад.

25 декабря 2016 года самолет Министерства обороны летел из Москвы в Сирию и упал в Черное море после дозаправки в Сочи через несколько минут после взлета.

На борту находилось 92 человека. Среди них были 64 артиста ансамбля Александрова, журналисты Первого канала, НТВ и канала «Звезда», а также Елизавета Глинка, глава благотворительного фонда «Справедливая помощь».

Трагедия потрясла всю страну и коснулась огромного числа людей, но больше всего она сказалась на родственниках погибших, которые не понимали, как им справиться с внезапной потерей.

С момента крушения самолета прошло почти три года, и родные погибших научились жить с данностью «близких не вернуть».

«Летидор» попросил супругу Владислава Попова, артиста ансамбля Александрова, рассказать, как она справилась с горем.

Семья у нас была самая обычная: я, муж и сын. Мы жили дружно и счастливо, вместе справлялись с трудностями, строили планы на будущее, мечтали.

В моей семье танцами никто не занимался: мама — врач-лаборант, папа — инженер. В детские годы танцы меня совсем не интересовали. Хотя, когда мне было лет 5, родители отдали меня в хореографический кружок. Но занятия меня не вдохновили, видимо, я уже тогда поняла, что танцы — это не мое, и родители, видя такое нежелание, не стали мучить ребенка.

Позже я поступила в музыкальную школу, благополучно ее окончила, но желания танцевать никогда не было. Все дискотеки я всегда обходила стороной.

Могла ли я тогда подумать, что мое отношение к этому виду искусства так кардинально поменяется, а сама я выйду замуж за артиста балета...

Мой муж — Владислав Попов — из артистической, цирковой семьи: мама — воздушная гимнастка, папа — жонглер, а бабушка с дедушкой — артисты цирка на льду. Но так получилось, что муж не продолжил цирковую династию, с детства он занимался танцами, и уже в 11 лет поступил в школу-студию при Государственном академическом ансамбле народного танца Игоря Моисеева, а после ее окончания стал артистом знаменитого Ансамбля Александрова (на тот момент ему ещё не было 16 лет!).

Познакомились мы в стенах Ансамбля Александрова. В то время моя работа была связана с организацией концертов, и мне приходилось часто там бывать.

В 2009 году мы поженились. Кстати, предложение муж сделал мне в новогоднюю ночь в Ханкале. Как правило, в новогодние праздники артисты уезжали на гастроли, но расставаться нам очень не хотелось, вот мы и решили: а почему бы не поехать вместе. Тогда на гастроли отправлялась небольшая концертная группа, и меня взяли в качестве костюмера. Вcпоминаю эту поездку на Кавказ как настоящее приключение!

В 2012 году у нас родился сын — Роман. Муж с такой заботой, с такой нежностью относился к сыну, все свободное время уделял ему, очень любил его.

Наверное, не каждому дано так любить, и я всегда думала, какое это счастье, что у сына именно такой отец. Казалось, что так будет всегда.

Хотел ли муж, чтобы сын занимался танцами? Не могу однозначно ответить на этот вопрос. Муж не хотел, чтобы Рома выбрал танцы в качестве своей профессии. И я понимаю почему. Он, как никто другой, знал, насколько это тяжело. За той легкостью и теми улыбками, которые мы видим на сцене, скрывается тяжелый труд, требующий полной самоотдачи. А еще это постоянные гастроли вдали от родных и близких.

Но с другой стороны, муж видел, что гены дают о себе знать.

Несколько раз он брал Рому с собой на репетиции и концерты. Сыну очень нравилось смотреть, как папа танцует. Дома он подолгу пересматривал видеозаписи папиных танцевальных номеров, а потом пытался повторять какие-то движения и трюки.

пресс-служба «Калинки» им. А. Филиппова

Особенно ему нравился танец «Солдатская гармонь», где папа солировал. Рома даже попросил, чтоб ему купили игрушечную гармошку, и вот он брал эту гармошку, включал свой любимый танец и пускался в пляс.

«Эх, чувствую, что все-таки будет танцором», — глядя на это, говорил муж.

И мы решили, что все же стоит записать ребенка на танцы для общего развития, только немного попозже, в 5–6 лет.

25 декабря 2016 года. Этот день разделил нашу жизнь на «до» и «после».

Муж улетел в командировку. Всего на один день. Он планировал на следующий день вернуться и пойти на новогодний утренник к сыну в садик.

Почему-то было очень тревожно и неспокойно на душе, было предчувствие какой-то неотвратимой беды. И это предчувствие обернулось настоящим кошмаром. Произошла страшная авиакатастрофа, которая унесла жизни 92 человек. Шок, желание проснуться. Такого не может быть, только не с нами. Сейчас сообщат, что это была ошибка. Надежда на чудо, а вдруг кто-то выжил?

Полное непонимание, как жить дальше. Этот день я прокручивала в памяти много раз.

Даже не знаю, как я тогда держалась, я все делала как будто на автомате.

пресс-служба «Калинки» им. А. Филиппова

Сразу же приехали мои родители, мои родственники не оставили меня одну и по сей день помогают мне. С родными моего мужа мы тоже стараемся поддерживать друг друга.

Конечно же, была колоссальная поддержка от окружающих: друзей, знакомых, коллег. В детском саду у Ромы была очень дружная группа, и все родители также не остались в стороне. Сейчас я понимаю, насколько была важна эта поддержка, именно она помогла не замкнуться, не уйти в себя.

Но если я скажу, что время лечит, то это будет лукавством. Нет, оно не лечит. Просто привыкаешь жить с этой болью.

Когда все это случилось, Роме было 4 года 8 месяцев.

Я не стала от него ничего скрывать и считаю, что это правильно. Ведь ребенок все чувствует.

У Ромы есть замечательный дедушка (мой папа) и прекрасный дядя (мой старший брат), они окружили его вниманием и заботой, но папу все равно не заменишь, его очень не хватает. В 5,5 лет я привела Рому в народный детский хореографический ансамбль «Калинка» им. А. Филиппова. Знаю, что там начинали свой творческий путь некоторые из «александровцев». Не знаю почему, но мне хотелось, чтобы Рома занимался именно там.

Нас очень тепло приняли в ансамбле, Рома стал частью этой дружной семьи.

Бытует мнение, что танцы — это для девочек . Но у Ромы и мыслей таких не было. Папа — артист балета, папины друзья — артисты балета. В «Калинке» много мальчиков, занимаются они в своей мальчуковой группе, да еще и педагог — мужчина. Так кто сказал, что танцы — для девочек? Долой стереотипы! Танцы — это прекрасный синтез эстетического и физического развития!

пресс-служба «Калинки» им. А. Филиппова

Рома занимается уже третий год, у него неплохо получается, а самое главное — ему очень нравится.

Дома иногда он проводит «мастер-классы»: надевает джазовки — так входит в образ педагога — и поучает меня, нерадивую ученицу, как правильно встать в пятую позицию, как надо держать руки, как нужно делать тот или иной элемент, бравирует французскими терминами: «батман тандю» и прочие «плие».

В мае сын первый раз вышел на сцену зала Чайковского. Это было очень волнительно, ведь в этом зале столько раз выступал его папа. А для нас стала полной неожиданностью новость о том, что именно Рома будет на концертной афише. Это стало для меня символом, что наша жизнь не закончилась. Она продолжается, несмотря ни на что!

пресс-служба «Калинки» им. А. Филиппова

Фото: фото предоставлены пресс-службой «Калинки» им. А. Филиппова

Семейный гороскоп