21 октября 2016 в 11:00

Разрешите родителям постить фото детей в социальных сетях

Известный блогер и счастливая мама двоих детей Алина Фаркаш объясняет, почему нельзя запрещать родителям выкладывать фото своих детей в социальных сетях.

Сыну десять, еще чуть-чуть – и он заведет собственный блог. Или доберется до моего. Или все сразу. А мой блог процентов на пятьдесят про него. Про мои мысли, сомнения, переживания, гордость и рефлексию. Я часто вижу, как вдумчивые родители волнуются: имеют ли они право писать о своих детях в соцсетях? Имеют ли право выкладывать их фотографии? Не будет ли это нарушением частной жизни ребенка? Не нарушит ли его границы? Обычно родители приходят к выводу, что будет и нарушит. И изо всех сил прячут фотографии младенчиков, даже если ужасно хочется похвастаться. Дабы через двадцать лет тем не стало стыдно и неловко.

Я про все это думаю иначе. Чем младше ребенок, тем больше мы за него решаем. У него просто нет никакого выбора: будет он веганом или мясоедом, религиозным или нет, будет обливаться по утрам ледяной водой или ходить в трех теплых шапочках сразу. Будет он жить в деревне и целый день бегать с ребятами на улице или вместе с гувернанткой ходить на балет, английский, французский и историю искусств. Вы купите дочке истерически-розовое платье в блестках – чтобы она не комплексовала перед другими девочками и чувствовала себя принцессой? Или наденете на нее минималистически-серое: чтобы она не была «как все» и потому что выделяться надо умом? Да, потом они вырастут и принцесса в блестках может побриться налысо и переодеться во все черное. А мальчик в трех шапочках - вдруг бросить архитектурный и поступить в академию МВД, предварительно раскачавшись в спортзале до устрашающего состояния – кстати, реальный случай из семьи знакомых.

Разрешите родителям постить фото детей в социальных сетях

Но изначально за них выбираем мы. Детям просто-напросто приходится жить той жизнью, что ведут их родители. И не так важно, что это за жизнь – пасти оленей в тундре или бесконечно сниматься в «Инстаграме». Когда они вырастут и если они попросят, можно будет убрать все эти снимки из своего блога, писать про них истории только с их согласия и так далее. Чем старше ребенок – тем больше контроля он может иметь за собственной жизнью и собственной представленностью в соцсетях. Когда сыну было пять месяцев, я сделала чудесную профессиональную фотосессию. Целых три года его фотографии украшали стены нашей квартиры. Пока подросший мальчик не попросил их снять: «Я же тут голый!!!» Сейчас ему десять – и он с удовольствием рассматривает эти фото: «Не может быть, что я был таким хорошеньким!» Все-таки хорошо, что я их сделала!

Я не уверена, что Денис Драгунский (ныне уже совсем взрослый писатель) давал разрешение на написание «Денискиных рассказов». А Кристофер Робин – на серию о «Винни-Пухе». Впрочем, оба героя в реальности имели мало отношения к своим одноименным персонажам. Родители во многом пишут о своих представлениях, воспоминаниях о своем ребенке. Немножко додумывают, немножко видоизменяют.

Но в принципе – у наших детей будет гораздо более реальное представление о своем детстве, чем у нас. И о нашем родительстве – тоже. Мы уже не сможем рассказывать им, какими совершенными и безупречными мы были в своем материнстве или отцовстве. Фотографии точно покажут, когда у детей появился первый зуб, а когда – первая девушка. Память несовершенна: я недавно перечитывала свои старые записи – и это было чудо. И, я клянусь, если бы я не видела это своими глазами, я бы ни за что не поверила, что все его детство я называла его «Санек». А еще я была уверена, что он был почти лысым чуть ли не до трех лет – но фотографии показывают очень пушистого мальчика с удивительно золотыми волосами. Или речь! Я помню, как поздно заговорил мой сын, я помню, какому количеству логопедов, неврологов, психологов и прочих специалистов по детскому развитию я его показывала! Как сильно я волновалась! Я запомнила, что он заговорил очень-очень поздно. Всем знакомым я говорила – почти в три с половиной года. Но нет: вот видеоролик, где сын распаковывает новые игрушки и рассказывает, что делает экскаватор, а что – каток. Там ему ровно два с половиной года.

Я думаю, что он мне будет благодарен – потом. Или мне придется убрать все-все записи о нем под огромный замок. Но я подумаю об этом позже, когда придет время. Когда у него появится собственное мнение на этот счет.

Семейный гороскоп