«Не ори, убьешь ребенка»: история мамы, которая больше никогда не будет рожать в роддоме

Читательница «Летидора» рассказывает, почему на вторые роды она не поедет в роддом ни при каких обстоятельствах.

Нам в редакцию часто приходят письма, в которых родители делятся своим опытом воспитания, здоровья, образования детей. Мы ценим внимание читателей и считаем, что этот опыт обязательно кому-нибудь пригодится. Поэтому время от времени мы публикуем лучшие статьи читателей на сайте.

Присылайте свои колонки на editor@letidor.ru — лучшие истории мы обязательно опубликуем.

Сегодня мы хотим поделиться колонкой мамы, которая пожелала не раскрывать своего имени. Текст посвящен травматичным родам в роддоме, с которыми в России сталкиваются многие женщины. Это письмо наша читательница написала в ответ на письмо мамы, которая рожала ребенка дома и больше не хочет повторять этот опыт.

Мы считаем важным показать ситуацию с родами дома и в роддоме со всех сторон, поэтому публикуем разные мнения.

Первая беременность. Муж привез меня в роддом на 43-й неделе со схватками. Оказалось, ложные. Но отправлять домой меня не стали. Сказали, посмотрят на меня еще денек, и если не пойдут нормальные схватки, будут стимулировать.

Мне было совсем не страшно.

iconmonstr-quote-5 (1)
Я много читала о родах, ходила на курсы, умела дышать, лаять, как нужно — в общем, понимала, что меня ждет.

Врач в женской консультации говорила, что иногда, когда женщина «перехаживает», врачи могут вколоть окситоцин или вскрыть плодный пузырь. Я знала, что такое бывает, и была уверена в компетенции врачей.

Загрузка...

Меня определили в палату, где лежали еще две женщины на последних сроках. Одна сразу предупредила, чтобы я не думала заниматься самодеятельностью, что роды должны проходить по строгой инструкции врача. «Иначе порвешься», — было сказано мне назидательным тоном. Другая рассказала, как в первые роды не было ни одной свободной палаты, и она уже с большим раскрытием несколько часов провалялась на кушетке в коридоре…

После такого обсуждения стало не по себе, захотелось собрать вещи и поехать домой — отлеживаться в уютной кроватке в обнимку с подушкой для беременных. Я привыкла доверять своим чувствам, сразу пошла к дежурной акушерке и спросила, можно ли мне все-таки побыть еще несколько дней дома. Акушерка грубо отсекла мою просьбу, сообщила, что это опасно для моего здоровья. И подытожила:

iconmonstr-quote-5 (1)
«Можете под свою ответственность хоть на край света, но что будет — мы не ручаемся».

Мне не понравился ее тон и манера говорить. На меня напал страх. Я пошла в палату, пульс скакал. Позвонила мужу, он успокоил меня. Кое-как мне удалось заснуть.

Утром меня разбудил врач, недовольно посмотрел на мой живот и предупредил медсестру, которая стояла рядом, что если у «этой вот» сегодня не начнется, будем стимулировать.

iconmonstr-quote-5 (1)
Первый удар ниже пояса: «у вот этой вот».
Загрузка...

В роддоме у врачей столько пациентов и рожающих, что ты становишься для них всего лишь одной из, а значит, к тебе можно не обращаться по имени и вообще всю коммуникацию сводить к минимуму. Когда я попыталась задать врачу вопросы, он проигнорировал их и молча вышел из палаты.

В обед моим соседкам принесли еду. Мне ничего не досталось. Тут же от нянечки я узнала, что сегодня у меня будут роды, мне есть «не положено, а то тошнить будет» (это было сказано в более грубой форме). В Швеции, например, женщина может попросить воды или еды прямо во время схваток, а у нас к таким просьбам относятся, мягко говоря, с удивлением…

Ближе к вечеру пришла акушерка, та самая, которая вчера отправила меня в палату. Она сообщила, что сейчас мне сделают клизму, а потом будут стимулировать. На мое возмущение, почему не предупредили раньше и оставили без еды, она отшутилась «что много буду знать — состарюсь», а потом добавила: «Значит так, замолчите и слушайте…».

Это был второй удар ниже пояса.

iconmonstr-quote-5 (1)
Мне не понравилось ощущение отсутствия контроля. Все знали, что со мной сейчас будет происходить… Все, кроме меня.

А дальше все пошло по накатанной. Клизма, прокол, первые схватки, меня повезли в родильную палату. Было больно, страшно и непонятно. Я лежала на кушетке, в палату заходили люди в белых халатах (слишком много людей!).

Загрузка...

Акушерка оставила меня на какое-то время, потом вернулась, попросила перелечь с одной кушетки на другую. Схватки были очень болезненными, не удавалось расслабиться, я сквозь зубы процедила, что не могу, попросила подождать. На что мне было сказано: «Давай-давай, быстрее!» Пришлось повиноваться и буквально переползать.

Я взобралась на кресло, акушерка рявкала на меня. Я не понимала, чего она от меня хочет, старалась дышать, как учили, «быть хорошей девочкой», а она продолжала рявкать. Мне казалось, что это никогда не закончится.

iconmonstr-quote-5 (1)
В один момент мне стало очень больно и горячо, я закричала. Акушерка предупредила, что если я буду так орать, то придушу ребенка.

Меня это напугало. Я закусила губу и уже вся в слезах продолжила тужиться.

Что я испытала в ту ночь, сложно объяснить тем, кто ни разу не лежал в наших больницах. Не просто лежал, но был в полной зависимости от медицинского персонала, нянечек и уборщиц. Кажется, что родила я от страха и желания быстрее отделаться от унижения, которым напиталась в тот день. Горечь, вторжение в личное пространство, ехидные замечания, критика внешности… За роды меня несколько раз назвали плохой мамой.

Я как будто предала в тот день себя и свое тело, выполняя то, чего мне не хотелось, ложась в те позы, в которых мне было неудобно…

Выписали меня, как положено, на третий день.

iconmonstr-quote-5 (1)
Дома я долго плакала, муж жалел меня.

Он очень переживал, что не мог помочь и быть рядом, не мог защитить меня от равнодушия и сарказма медперсонала.

Долгое время после родов я действительно считала себя «плохой мамой». Слова акушерки врезались мне в голову, и, когда малыш плакал, я слышала только их. Радость материнства отягощалась чувством вины, что в роддоме я не смогла настоять на своих правилах, что не защитила себя и ребенка, что я была беспомощной.

iconmonstr-quote-5 (1)
Пришлось обратиться к психологу, чтобы проработать все травмы, которые я приобрела за четыре дня в роддоме.

С того дня, как я вернулась домой из больницы, прошло 4,5 года. И вот я вновь на 43-й неделе беременности. У меня уже вовсю идут тренировочные схватки, но мы не торопимся в роддом. Мы ждем нашу Надю. Надя — домашняя акушерка, с которой рожала моя подруга. С Надей мы познакомились три года назад через моего психолога. Оказалось, что она часто работает с женщинами, травмированными первыми родами, учит доверять себе, слушать тело. Когда я познакомилась с этой женщиной, поняла, что готова довериться ей, позволить ей помогать в родах.

iconmonstr-quote-5 (1)
Тогда же я поняла, что в роддом вернусь только под пытками.
Загрузка...

Я познакомилась со статистикой рожавших дома, нашла врача, который в целом одобряет такой подход. Вместе с мужем мы взвесили все «за» и «против» и поняли, что готовы довериться себе и Наде. Своим решением я не призываю других мам следовать за мной, а лишь слушать себя, оценивать риски и советоваться с доктором, которому доверяете.

Я чувствую, что до появления в нашей семье малыша осталось всего несколько дней. Мы с ним притихли в ожидании чуда. Пожелайте нам удачи!

Дорогие родители, если у вас есть интересная история, личное мнение по вопросу воспитания и развития детей, особенный опыт или у вас просто наболело, пожалуйста, присылайте ваши письма на почту editor@letidor.ru.

Фото: Shutterstock.com, visualrian.ru

Комментарии
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Семейный гороскоп
Загрузка...