Как я сохранила привязанность с детьми в обход модных теорий

Мама двоих детей рассказывает о том, как в воспитании детей важно слушать сердце, а не подстраиваться под модные теории.

Консультант по грудному вскармливанию и мама двух мальчишек Венди Визнер написала для портала Mom.me колонку, в которой вспомнила самые трудные годы своего материнства. Этот текст наполнен противоречивыми чувствами, которые хоть раз испытывала каждая мама, поэтому мы перевели его и считаем обязательным к прочтению всем уставшим родителям.

Знаете, какой термин я ненавижу всем сердцем? Теория привязанности.

Когда я родила своих мальчишек, придерживаться теории привязанности стало модно. А я смотрела на «осознанных» мам и просто следовала своему материнскому инстинкту.

Я кормила грудью по требованию, носила детей на руках 24 часа 7 дней в неделю, если они того хотели. У нас был совместный сон, без всяких ритуалов и плясок с бубном. Я просто давала им на ночь грудь, и они засыпали.

Иногда до меня доходили отголоски правил идеального альфа-родителя, и я понимала, что не во всём ему соответствую.

Я пыталась перестроить режим дня, изменить свои привычки… А потом я говорила себе:

Стоп! Что ты творишь? Не позволяй залезть кому-то в твою голову.

Я никогда не была идеальным родителем с точки зрения каких-то теорий — я не надевала детям подгузники, и они писались в штаны, я позволяла им есть нездоровую еду и смотреть телевизор.

Да, забыла добавить, что иногда я орала на весь дом, как сумасшедшая, потому что, когда живёшь с детьми, у тебя нет бесконечных сил терпеть их выходки. Я воспитывала своих детей так, как мне подсказывало моё сердце.

И было бы глупо полностью выстраивать нашу жизнь по каким-то канонам.

Я не считаю, что одних родителей можно причислить к первому типу, а других — строго ко второму. Ведь мы все воспитываем детей по-разному, основываясь на миллионах факторов. Мы ориентируемся на то, как нас воспитывали в детстве, на то, где мы живём. В конце концов — на личностные особенности наших любимых детей.

Естественно, мы можем использовать какие-то полезные приёмы из разных теорий, но то, как мы их выбираем, определяют цель, к которой мы стремимся.

Я, например, всегда хотела, чтобы мои дети чувствовали себя в безопасности.

Именно поэтому, когда мои мальчики были младенцами, тело мамы (то есть моё) находилось в их распоряжении круглосуточно 7 дней в неделю. Для них не было лучшего места, чем на ручках у моей груди. Повторюсь — я следовала своему инстинкту. И если ребёнок плакал, я прижимала его к себе, и он успокаивался.

Дети высосали из меня все соки, я была вечно вымотанная, уставшая и голодная. Но счастливая. Мои дети просыпались каждые два часа в первый год жизни, а спать всю ночь от начала до конца начали только к концу четвертого года.

Было время, когда мальчики буквально «затрогали» меня, и мне хотелось отложить их куда-нибудь подальше и не вспоминать о них, по крайней мере, несколько часов. Иногда я хотела спокойно поужинать, чтобы никто не прыгал у меня на коленях, посидеть в туалете или сходить в душ в одиночестве!

Но знаете, я ни капельки не сожалею о том, что было. Я убеждена, что первые несколько лет — самые важные в жизни человека. Именно в это время он узнаёт, что такое доверие, любовь — в том числе через прикосновение с мамой. И не важно, говорит об этом какая-то теория или нет….

Смогла бы я передать ему эти чувства, если бы у нас не было совместного сна и грудного вскармливания? Этого я не знаю.

Я просто делала то, что было записано у меня где-то на подкорке.

И теперь, когда мальчишки выросли, я могу сказать, что они не самые идеальные (да и зачем им быть такими?), но дружелюбные, уверенные. Они выросли самодостаточными и свободными.

Более того, все они по-прежнему очень близки со мной и моим мужем. Даже старший сын, нахальный подросток, всё ещё любит прижиматься ко мне, когда я укладываю его спать, и делится самыми сокровенными тайнами.

Я считаю, что этим прекрасным минутам, которыми мы наслаждаемся перед сном сейчас, я обязана тем, что всегда сохраняла близость с детьми с самых первых дней их жизни.

Но я по-прежнему не люблю говорить о своих отношениях с детьми в ключе теории привязанности.

Потому что у людей сразу возникает множество клише, в том числе ложных. Например, кто-то считает, что привязанность — синоним самопожертвования.

Нет, и ещё раз нет.

Привязанность действительно требует от родителей громадных ресурсов, сознательного выбора посвящать детям много времени. Но в конечном итоге всё сводится к тому, что дети вырастают самодостаточными и самостоятельными, умеющими любить и принять это чувство от другого человека.

Фото: Shutterstock.com, Legion-media.ru

Семейный гороскоп