Как строят дети, если им не мешать?

Когда ребенок строит, он создает пространство. Эта, казалось бы, простая мысль далеко не очевидна для многих взрослых. Сергей Плахотников, директор «Хорошёвской прогимназии», рассказал, как помогать ребенку строить из кубиков и не мешать ему создавать пространство.

Три важных допущения

  1. Если мы, взрослые, хотим влиять на развитие ребенка, то для начала нам не помешает понаблюдать за тем, как ребенок действует в той области, которую мы определяем для него в качестве важной. Развить возможно лишь то, что уже существует, то, чего нет – развитию не подлежит.

  2. Любое совместное дело проявляет нашу способность к диалогу. Ребенок чутко реагируют на то, способен ли взрослый его слушать. Если взрослый слушает ребенка, и его интересуют детские представления об общем предмете, то и ребенок слушает взрослого и готов учитывать представления взрослого в общем деле.

  3. Все что человек создает своими руками связано с выражением тех представлений, которые он вкладывает в создаваемую форму. Детская постройка будет целостной и гармоничной, если ее форма соответствует тому содержанию, которое ребенок переживает, которое им осмыслено.

Мама мальчика трех с половиной лет жаловалась нам, что ее сын не строит из кубиков и вообще не конструирует, а «только носится по дому, изображая гоночный автомобиль», и как она «не пыталась строить» с ребенком, у нее ничего не выходило, «сын не слушался» и не проявлял интерес к строительству. Мы попросили маму показать, как она «пытается строить» с сыном. В кабинете психолога мальчик затеял игру в машинки, а мама предложила ему построить гараж для машинки, мальчик сразу согласился, взял кубик, поставил его на диван и сказал: «Это гараж», потом взял человечков из Lego, положил пластины из конструктора «Брикник», два деревянных кубика и сказал, что это автозаправка.

zapravka.jpg

Мама с упреком сообщила, что это все, на что сын способен. Когда мы спросили ее, а что бы она хотела, она сказала, что к четырем годам можно было бы строить гараж, в который машина въезжает, что она пытается показать сыну, как строить, но он все разрушает и делает такие вот примитивные постройки. Тогда психолог спросил у мальчика, что там у него в гараже. Он стал подробно рассказывать, где лежит инструмент, где стоит запасной аккумулятор, где канистра, где запаски и т.д.

Лишь со временем нам удалось убедить маму, что для того, чтобы раздвинуть границы постройки, не стоит демонстрировать, как надо строить, а лишь углублять представления ребенка о том, что он построил, выясняя у него, «что тут имеется в виду», помогая развивать сюжет игры. Позже, когда кроме машин в сюжете игры мальчика появились котята, с их появлением у построек возникли границы, и машины стали въезжать в гаражи.

garazhi.jpg

Из приведенного выше примера видно, что родительская торопливость и демонстрация образца, того, как надо, может привести не только к тому, что ребенок откажется строить, но и к нарушению доверия взрослому.

Очень удобно, когда взрослый предъявляет образец, а ребенок его копирует, но это возможно лишь в ситуации живого подражания в ходе жизни, когда взрослый, к примеру, строит настоящий дом, или в ситуации целенаправленного обучения, когда ценность обучения совпадает с личностными смыслами ребенка и его доверие взрослому соотносится с доверием собственным ручным и интеллектуальным действиям.

Когда ребенок строит, он создает пространство. Эта, казалось бы, простая мысль далеко не очевидна для многих взрослых. Пространство – это одна из основных категорий человеческого сознания, с помощью которой человек определяет структуру физического мира, окружающего его с рождения: «ходить в детский сад», «ездить на работу»; указания: «выйди отсюда», «играй во дворе» и многие (почти все) выражения своего отношения к этому миру определяются через элементы пространства. Это значит, что конкретное пространство обладает, наделяется определенным содержанием, смыслом, будь то «дом Бабы Яги» или «железная дорога». При этом пространство может выражать не только указание на имя, но и на процесс, к примеру, «дорога к дому» или «игровая площадка».

Мы бы не могли говорить о пространстве, если бы не ощущали себя в нем, не переживали свою отдаленность от значимых и важных для себя людей и объектов, если бы не могли сказать слово «здесь» в противовес слову «там». И эти «здесь» и «там» наделены для нас определяющим смыслом, без которого не может состояться ни одна жизнь (в «здешнем» и «потустороннем»). «Я буду строить здесь, а ты строй там», - говорит ребенок взрослому или своему ровеснику и тем самым задает не только пространство, но и интригу дальнейшей игры, и дистанцию в отношениях. Соединятся ли постройки дорогой или тропинкой? Это будет зависеть не столько от количества и качества строительного материала, сколько от наличия у строителей необходимого опыта дружественных отношений в общем деле.

Когда ребенок строит из кубиков или кирпичиков, он создает всякий раз новое пространство, проверяя или подтверждая подлинность своих представлений в создаваемой форме (модели). Именно поэтому так важно позволять ребенку строить так, как умеет, как получается, тогда у него постепенно сложится не только активная созидательная, но и исследовательская позиция.

Наш опыт совместного строительства с детьми из кубиков и кирпичиков показал, что в освоении детьми способов строительства есть определенная динамика. Они проходят путь от приписывания простой форме определенного содержания до создания сложных форм, в которых содержание преимущественно считывается благодаря выразительности границ создаваемой ребенком формы.

Следуя этой логике, мы можем наблюдать три основных типа построек: скульптурные, двух- и трехмерные.

Скульптурные постройки так устроены, что лишь подразумевают пространство, действие в воображаемом пространстве происходит как бы внутри, а нам остается лишь доверять рассказчику.

Разнообразие скульптурных построек весьма велико. Иногда ребенку достаточно одного кубика, чтобы тот превратился в домик или автобус. И главное, ребенок может рассказывать о том, что находится внутри его творения. Одна трехлетняя девочка расставила кирпичики вертикально в ряд и сказала, что это улица, на которой живут ее родители и она сама, и что у каждого свой домик. При скудной выразительности формы у таких построек бывает интересное содержание, и если взрослый начнет это содержание уточнять, то увидит, как постепенно ребенок станет менять форму. К примеру, мама скажет, что они с папой очень хотят жить вместе с дочкой… Если ребенок примет подобный сюжетный ход, то кирпичики неожиданно могут сдвинуться, образовав многоподъездный дом, а могут лечь друг на друга, превратившись в башню. Важно помнить, что детские постройки, особенно в дошкольном возрасте, бессмысленно рассматривать вне контекста детских рассказов и пояснений.

fedya.jpg

Федя, 3 года: Это у меня башня такая…

ruslan.jpg

Руслан, 5 лет: Мой щенок меня укусил за нос. Какой непослушный он у меня. Я хотел его погладить, а он укусил.

alyona.jpg

Алена, 5 лет: Человек гуляет по дороге.

Вова, 5 лет: Дорога кривая, он падает, заваливается.

Алена: Это мужчина.

Часто дети выкладывают кирпичики или кубики, словно мостят площадь, это шаги к двухмерности (рисунку), когда пространство еще не осваивается специальными действиями, но уже явлено своими границами.

varya.jpg

Варя, 5 лет. Когда кубики или кирпичики сложены ровными рядами, один к одному – в этом достаточно надежности, устойчивости и предсказуемости, это уже фундамент.

rinat.jpg

Ринат, 4 года: …нет, это не снежинка, это у меня водопровод такой. Здесь источник и в разные стороны вода поступает.

Двухмерные постройки характеризуются ярко выраженным внутренним пространством, заданным его длиной и шириной. При этом высота границ пространства условна и не имеет значения. Ребенок словно выгораживает место для игры.

В двухмерных постройках словно присутствует негласный договор о том, что стены у нас будут не настоящие, а только обозначены. Это происходит из-за того, что для ребенка назначение и функциональность создаваемых пространств выходят на первый план. Традиционные девичьи дома или мальчишечьи крепости часто двухмерны, хотя все понимают, что нужны и окна, и стены, и бойницы, и крыши… Часто, осваивая тему укрытия, дети вдохновенно строят двухмерные лабиринты.

artyom.jpg

Артем, 6 лет: У нас тут ярмарка рептилий, можно приходить и покупать, какая понравится…

tamara.jpg

Тамара, 7 лет, строит дом для кошек, в котором границы отношений регулируются в том числе и кирпичиками

sonya.jpg

Соня, 5 лет, укладывает котенка в кроватку.

Когда в двухмерных постройках высота границ приобретает значение и смысл, тогда постройки становятся трехмерными. Они в полноте моделируют те представления, которые юные строители проверяют и углубляют в ходе предстоящей игры.

Уместно будет привести пример работы с шестилетней Машей, которая, переживая развод родителей, по настоянию родственников оказалась в кабинете психолога. Мы умышленно берем крайнюю ситуацию, чтобы подчеркнуть значимость определенного типа переживаний для создания ребенком совершенно определенного типа пространств. Маша была девочкой неуверенной и доверчивой, при этом у нее были страхи: страх темноты, потери ближних, большого и лохматого паука. При этом девочка очень любила кошечек, и ее интересовало все, что с ними связано. Поэтому, когда психолог предложил девочке маленькие кирпичики, она сразу стала строить домик для кошек, которых нашла среди игрушек в кабинете.

domik4cats.jpg

Как видно на фотографии, домик получился без окон и без дверей. Семья кошек, по мнению автора, попадает в дом «через верх», а «окна кошкам не нужны, они хорошо в темноте видят». Подобные закрытые модели дети из неблагополучных семей строят часто, и психологу не следует торопиться и открывать эти пространства с помощью уточнений и советов. Пространство постепенно откроется вслед за развивающимися отношениями героев. Чуть позже Маша строила дом для себя, и он получился больше прежнего, девочка назвала его «оранжереей» и выращивала в нем «специальные» растения, по которым можно выбираться наружу.

oranjereya.jpg

В процессе строительства обоих домов Маша постоянно говорила, ее монологи часто носили несвязный характер, девочка перескакивала с темы на тему, но при этом постоянно возвращалась к тому, какой дом она сейчас построит и как хорошо в нем будет всем жить.

В нашем примере Маша построила – воплотила – самый рациональный, самый прочный, но при этом не самый простой и не самый легкий тип кирпичной кладки. Если надо защитить, укрыть, изолировать, то данный тип оптимален, т.к. задает устойчивость и надежность. Для Маши «надежность» становится настолько необходима, что девочка готова долго и кропотливо трудиться, лишь бы достичь желаемого результата. Более того, если обратить внимание на пропорции построек (отношение вертикального размера к горизонтальному), то в обоих вариантах – дом-убежище для кошек и для себя – это соотношение визуально одинаково и составляет ~ 1/0.7 (ширина/высота). Повторенное дважды соотношение при сильно различных физических размерах построек явно не случайно. Возникает вопрос, почему именно такой высоты и такого соотношения оказалось необходимым и достаточным для реализации замысла? Мы не можем дать точный ответ, но данное соотношение близко к «Золотому сечению» , что подразумевает целостность, гармоничность, красоту . Получился своего рода универсальный дом-убежище, соответствующий стремлению защитить себя и своих близких от опасности (по горизонтали). В этой игре девочка берет на себя ответственность за общую безопасность семьи. Остается лишь проницаемость сверху. Если бы мы не видели самые разнообразные постройки, которые строят дети без заданий взрослых, предполагающих обучающие цели, то сказали бы, что крыши нет, т.к. девочке нужно играть, и игрушки должны быть в зоне досягаемости. Но наш опыт показывает, что дети вполне наглухо закрывают свои постройки со всех сторон, особенно, если им надо что-то спрятать, к примеру, сокровище или солдатика-разведчика. В данном случае проницаемость сверху может быть истолкована как устремленность вверх или доступность сверху, т.к. оттуда Маша опасности не ожидает (позже девочка рассказала, что каждый вечер молится Богу).

Примерную динамику изменения формы детской постройки можно проследить на приведенной ниже таблице. При этом важно понимать, что приводимые нами эскизы формы и содержания – условны и ситуативны. К примеру, «изначальному эскизу» в ситуации другого ребенка может соответствовать не только слово «укрыться», но и «скрывать» или «прятать», а так же «изолировать», «лишить жизни». С помощью этой таблицы для нас важно отразить возможную динамику проницаемости, создаваемых детьми форм и усложнения содержания.

| № этапа | структура | | | эскиз формы | эскиз содержания | | изначально |

eskizFormy.jpg

| укрыться | | 1 |

eskizFormy2.jpg

| укрыться, но подсматривать | | 2
|

eskizFormy3.jpg

| враги везде, но с одной стороны - солнце | | 3 |

eskizFormy4.jpg

| нельзя входить, но можно допустить "избранных" | | 4 |

eskizFormy5.jpg

| жизнь внутри не однообразна, но разнообразна | | 5 |

eskizFormy6.jpg

| а еще интересна и красива
|

Взрослому важно понимать, что представляет собой каждая детская постройка. Это прежде всего результат поиска и воплощения отношения автора с объектом – ребенка с важной для него темой, это результат творческого, осмысления (часто художественного и эстетического). В нашем случае ребенок – не просто малыш - это уже автор целостного образа конкретного объекта. И не факт, что он хуже, (наивней, примитивней) чем у взрослого. И разговор о том правильно или не правильно он выполнен, не правомерен, можно говорить лишь о степени его выразительности.

finakKIDS.jpg

На данной фотографии хорошо видно, что изображая на бумаге свою постройку, пятилетние дети привносят в нее те детали, которые не выражены в объемной форме, а это значит, что образ каждой детской постройки, скрытый от взрослого, значительно сложнее и вариативнее того, что дети строят. Поэтому взрослому важно занимать выясняющую позицию в разговоре с юным строителем, больше интересоваться и меньше судить. И еще взрослому важно не заиграться и предоставить ребенку инициативу в строительстве, чтобы детский замысел мог состояться, и чтобы нас не постигла участь персонажей из истории датского художника Херлуфа Бидструпа.

bidstrup.jpg

В статье использованы материалы работы специалистов Психологического центра «Берег» и воспитателей ГОУ прогимназия №1826 г. Москвы

Семейный гороскоп