11:40, 02 июня 2014

Эллен Фербеек и Том Сауэр о семейных традициях и голландских родителях в России

Эллен Фербеек, соосонователь и первый главный редактор Cosmopolitan в России, мама трёх сыновей, главный редактор Yoga Journal Russia, рассказала об отличиях голландских и русских родителей и поделилась секретами голландского воспитания. А старший сын Том Сауэр вспомнил своё детство в России и назвал основные отличия русских парней от голландских.

Эллен Фербеек и Том Сауэр о семейных традициях и голландских родителях в России

Фото: _семейный архив, на первой фотографии: _Том и Эллен, Москва, Красная площадь, 1990 год

Эллен Фербеек , сооснователь и первый главный редактор Cosmopolitan в России, мама трёх сыновей, главный редактор Yoga Journal Russia, рассказала об особенностях голландских и русских родителей и поделилась секретами голландского воспитания. А старший сын Том Сауэр вспомнил своё детство в России и назвал основные отличия русских парней от голландских.

О домашних родах, русских врачах и запугивании рожениц

 Вы – ** мама, жена, йог, медиа-персона, Эллен, что для Вас важнее?**

Эллен: На первом месте у меня всегда дети, на втором – муж, на третьем – друзья, и только потом – работа.

Всех своих детей я родила в Голландии. Тогда, около 20 лет назад 70 процентов голландских женщин рожали дома. Сейчас уже не так много, скорее, 50% на 50%. Моя мама всех своих 6 детей тоже рожала дома, так у нас принято.

ellenMOM.jpg

ellenMOM.jpg

Нашей семейной традицией была встреча старших детей с новым малышом, родители говорили, что не знают, кто на этот раз родился, утром мы подбегали к кроватке и смотрели, кто появился на свет. Том делал так же, каждый раз он был рад увидеть нового брата. В этом, конечно, прелести домашних родов: видеть, как дети радуются новому ребёнку. 

Рожать дома в Голландии проще, чем в России, все голландские акушерки подготовлены к домашним родам. Конечно, разное может случиться, но расстояние до больницы на машине всегда не более, чем 10 минут, а к твоему приезду всё готово. В Москве, если в последний момент что-нибудь случается, ты можешь стоять два часа в пробке, поэтому рожать дома в России я бы не советовала.

Сейчас в Голландии тоже уже модно рожать в роддомах, люди боятся неожиданностей. Но даже несмотря на эту тенденцию, между Россией и Голландией – большая разница в отношении к беременности. В России врачи делают всё, чтобы женщины боялись рожать.

Русские женщины всю беременность ходят сдавать анализы, к врачу и на УЗИ. В Голландии не смотрят на беременность как на болезнь, в России к беременным относятся как к больным. И женщины в этом не виноваты, на них давят врачи. В Yoga Journal за последний год у меня рожали 4 девушки, и я видела как они боятся. Молодые, счастливые, ведут здоровый образ жизни, занимаются йогой, и всё равно боятся, переживают после кажого визита к врачу. Русские врачи любят запугивать.

В Голландии всё совершенно не так. У врача я была один раз за 9 месяцев, но с мужем всю мою беременность мы ходили на курсы домашних естественных родов, и поэтому я смотрела на роды без страха.

Мне очень жаль, что все девять месяцев, весь этот период, который должен быть лёгким, красивым и волнующим, русские врачи и сложившаяся культура делают тревожным и полным страхов.

brothers.jpg

brothers.jpg

Беренд, Пётр и Том на даче в Жуковке: играют в «Марио» и SuperSmash Bros

Эллен: Тому был год, когда мы переехали в Россию. Подгузников в России ещё не было, ничего не было, я всё привозила из Голландии. Нам, конечно, было не так трудно, как русским мамам в тот период, мы могли что-то привезти из Нидерландов или купить в «Стоккмане». Это был 89-год. Сложности были даже с едой, мы жили на Славянском бульваре, там работал один магазин, где на прилавках лежали только огромные замороженные туши мяса, я не знала, что с этим делать.

Но тогда я была шокирована даже не этим: мы жили в очень маленькой квартире, где по ночам кухня заполнялась тараканами, я очень боялась, чтобы они не пробрались в детскую кроватку.

Конечно, у меня сразу появилась няня, русские няни - лучшие. Да, они тоже всегда всего боятся, такова русская культура. Мы не привыкли тепло кутать детей, и я помню, когда гуляла с Томом, все бабушки на меня косо смотрели - почему у Тома нет шапки, почему мы все так прохладно одеты. Мы проще смотрим на одежду, чем русские, но сейчас, после всех 25 лет в России я уже стала сама немного русской и всегда тепло одеваюсь, а про Голландию думаю, что там одеваются холодно.

derkellen.jpg

derkellen.jpg

В России Дерк и Эллен научились тепло одеваться

– Том говорил о том, что у вас в семье пуританское воспитание, что имелось в виду?

Том: Если сравнить с Голландией, конечно, нас больше баловали, чем среднестатистических голландских детишек, но в России в 90-х было особенное время, у людей тогда появилось очень много денег.

Наверное, потому что у самих родителей не было такого в их детстве, они пытались компенсировать это на своих детях и закидывали их подарками. Отношение родителей к детям сводилось к элементарному: «пусть делают, что хотят, покупают, что хотят». Отношения между родителем и ребёнком часто строились очень просто: – Дай! – На.

Но поскольку мои родители из хороших голландских семей, и в нашей семье уже несколько поколений умеют обращаться с деньгами, у нас с этим было всё иначе. Я не говорю, что нам не давали того, что нам хотелось, но у нас не было такого странного «русского родительского эксцесса», который чувствовался в 90-х. Я помню, что к однокласснице на ее 16-летие приходил Дельфин, или чуть ли не весь московский зоопарк привозился в Жуковку. Да, нам дарили дорогие подарки, и часто мы их отправляли в recycling или отдавали на благотворительность.

Эллен: Это действительно это так. Какие подарки были в Жуковке? Половина из этого точно была не нужна моим детям.

tomderk.jpg

tomderk.jpg

Отец и сын перед тем, как отправиться пересекать Атлантику

– Наверное, непросто воспитать трёх сыновей и всегда быть при этом мягкой и нежной. Дерк – тоже очень тёплый человек и заботливый отец, но всё-таки, есть ли какие-то жёсткие принципы воспитания в вашей семье?

Том: Жёсткими-жёсткими они никогда не были, но всегда был какой-то стандарт поведения, и он всё ещё есть. В школе, в университете я всегда боялся расстроить родителей и не добиться цели, не оправдать ожиданий.

Я знаю, если родители видят, что я сделал всё возможное, но у меня что-то не получается, то они не будут меня за это ругать или расстраиваться. Но если они видят, что мы ленимся или не пытаемся выжать из себя всё возможное, тогда они могут расстроиться. Конечно, не наорать на нас, просто будет видно и понятно, что родители не довольны. А это ни мне, ни Пете, ни Бирчику неприятно.

boys4.jpg

boys4.jpg

Петр, Том и Беренд: 1 сентября в русской школе

Эллен: Есть большая разница между русским и голандским подходом к образованию. Русские родители – более строгие и серьезные. Мы – чуть более мягкие. Я не могу сказать, что лучше, потому что сама этого не знаю. Например, русские родители гораздо больше, чем голландские, хотят, чтобы все их дети были отличниками.

В самом начале жизни в России я многого не понимала. Когда Том пошёл в первый класс русской школы, моя готовность к этому событию была не такая как у русских мам: у Тома не было специального костюма и цветов для учительницы, в Голландии это просто не принято. Я хвалила Тома за четвёрки, и говорила ему, что он молодец. Тогда я не знала, что русские родители хотят радоваться только пятёркам.

 Пианино у мальчиков тоже было?

Том: Да, не люблю с тех пор.

Эллен: Недолго, в Голландии ты можешь просто брать один урок пианино в неделю для общего развития, в России - ты должен непременно вырастить из ребёнка пианиста. Здесь всё очень серьезно. Пианино - это не удовольствие, а сразу же – жёсткая школа, 5 уроков в неделю как минимум и полная отдача образовательному процессу.

Том: Наша учительница по пианино ставила нам оценки, и мы с братьями в какой-то момент задали себе вопрос - ну и что дальше? Оценки оценками, но они никуда не пойдут, зачем они нужны? Я помню, как мы перебарывали свой страх перед оценками по пианино. И потом забросили играть вообще.

boys.jpg

boys.jpg

Братья в Лаосе

Эллен: Русские родители очень похожи на tiger moms, мы, голландцы, более расслаблены. Я не хотела, чтобы мой ребёнок посещал пять уроков пианино в неделю, ещё тогда я знала: пусть ребёнок будет ребёнком. Мы всегда давали нашим детям очень много свободы и ответственности. Я знаю, что русские требуют много хорошего от своих детей и делают это с усердием. Это просто разница в культурах, и я не знаю, какая методика лучше - строгость или расслабленность.

Мы можем обсуждать будущее вместе с детьми, но не заставлять их идти по какому-то пути. Мы вместе выбирали университет для Тома, но поступал он туда уже сам, нёс ответственность за свои успехи самостоятельно.

pobeda.jpg

pobeda.jpg

Эллен и Дерк в галерее «Победа»

– Как воспитать ответственного человека? Как вы сделали, чтобы Том захотел всё делать сам, принимал решение сам, не боялся беспокоить родителей, но боялся не оправдать надежд?

Эллен: Наверное, наши мальчики видели, что мы всё делаем для них и очень стараемся. И я думаю, что они просто хотят вернуть обратно вложенные инвестиции.

Том: Да, мы действительно это видим и ценим. Папа на любой встрече, где бы он ни находился, всегда возьмёт трубку и ответит. Может быть, скажет, что немного занят, но всегда ответит.

– Среди российских мам популярен культ сравнения, русским родителям нужно, чтобы ребёнок пошёл в полгода, заговорил в год, что вы думаете о сравнении?

Эллен: На Западе тоже культивируется сравнение, может быть, это зависит от количества детей в семьях. В российской семье до какого-то момента часто было по одному ребёнку, и только сейчас ситуация меняется. Я из большой семьи, у моих родителей – большие католические семьи, у папы в семье – 9 детей, у мамы – 6, и ни у меня, ни у моих родителей просто не было времени, чтобы сидеть с каждым ребёнком и сравнивать.

А если ребёнок один, ты хочешь, чтобы он был лучшим в этом мире. Но ни первый зуб, ни первый шаг, ни первая прочитанная буква ничего не значат.

Два старших моих мальчика пошли в 13-14 месяцев, младший - в 8 месяцев, а о чём это говорит? Ни о чём. В 4 года у него начались проблемы с ногами, и я даже подумала, что это потому, что он начал рано ходить. Ничего не нужно торопить, никуда не нужно торопиться.

– Есть такое мнение, что американские родители хотят давать своим детям много свободы, но сталкиваются с проблемой, когда они не могут сказать своему ребёнку жесткое «нет» . Есть ли в вашей семье жесткое  « нет » ? Запреты, табу?

Том: Никаких наркотиков, конечно.

Эллен: Да, мы из Голландии и против наркотиков.

boys3.jpg

boys3.jpg

Петр, Том, Дерк и Беренд: семейный хоккей по выходным

Эллен: Мы всегда вместе ужинали и завтракали. За столом говорили о мире, о жизни, обсуждали то, чем мы занимаемся, у нас всегда были откровенные разговоры обо всём.

Том: Каждый вечер в 19:30 ужин, очень хорошо это помню. Из-за стола не выходишь, пока все не поели.

Эллен: Когда родился Том, я, как и все молодые мамочки, читала книги про воспитание. Со вторым и третьим сыном такого не было, я уже работала главным редактором Cosmo, и времени на книги не оставалось.

Единственное, что я взяла для себя из этих книг: надо всегда делать то, что ты чувствуешь. Ты сама знаешь, что правильно, а что нет. У моей мамы 6 детей, она всех кормила до 8 месяцев, и дети начинали хорошо спать уже в 3 месяца. В Голландии принято строго воспитывать, оставлять, если ребёнок кричит в постели, и я знаю, это работает. Но я была очень слабой голландской мамой и все равно приходила к сыновьям, когда они плакали ночью, просто потому что я так чувствовала.

Дерк тоже вставал ночью как и я, когда я ещё кормила, он помогал во всём. Я надеюсь, что мальчики это помнят, и будут хорошими мужьями и отцами.

Готовила всегда я, мои мальчики мало делали по дому, я их просила поиграть во дворе в футбол, потому что мне нужно всё сделать самой, проконтролировать и перепроверить. В моей семье с пятью сестрами мы всё делали вместе, распределяли все обязанности по дому между собой.

Том: На даче у нас было футбольное поле, мы там каждый день гоняли в футбол, а на кухне в Жуковке каждый вечер после ужина мы играли двое на двое. Это называлось «кухонным футболом», и каждый раз заканчивалось слезами проигравших. Хорошо, что эти слёзы были только в игре. Между нами никогда не было ревности или ссор, между всеми братьями разница - три года, этого достаточно, чтобы уже понимать: у тебя есть младший братик.

Я изначально заботился о среднем и младшем братьях, и продолжаю это делать. Но было разное, конечно, помню, когда средний брат сломал нечаянно руку младшему, и пока младший плакал, средний уговаривал его не рассказывать об этом маме.

all_family.jpg

all_family.jpg

Семья на отдыхе в Таиланде: Пётр, Том, Эллен и Дерк, Беренд - фотографирует

– ООН в этом году провела исследование, и выяснилось, что самые счастливые дети живут в Голландии. Этому много причин, но одна из них показалась забавной: если перед голландским ребёнком поставить тарелку с шоколадным печеньем, то для счастья ему нужно съесть всего одну штучку. То есть, одним из факторов счастья названа умеренность. Как проявляется умеренность? И почему голландские дети - самые счастливые?

Эллен: И мои родители, и я, знаем, что главное – это семья, и дети будут счастливее, если родители вместе. Любой развод – это стресс для детей. Моя мама мне всегда говорила, и я продолжаю говорить своим детям, что твои родные, твои братья – это твои лучшие друзья. Если не родные, то двоюродные – это тоже твоя семья. Ценность семьи – один из факторов счастья детей, хотя, возможно, у голландцев не принято так эмоционально проявлять любовь как у русских.

У русских характер – как и погода в России – либо очень холодно, либо очень жарко. С незнакомыми русские неприветливы, но со знакомыми приветливы втройне. У нас все более спокойно, умеренно, размеренно.

В Голландии небольшая разница между богатыми и бедными людьми, её практически не чувствуется, у всех аккуратные домики, уютные квартиры, и родители очень следят за тем, чтобы не разбаловать детей.

Том: Отличие русских от голландцев в широте души. В Голландии, если ты идешь с друзьями в бар и купил три пива, то два твоих товарища отдадут тебе ровно по 2,50 евро, чтобы во всем быть равными. Русские парни откроют девушке дверь, заплатят в ресторане. Голландские девушки возмущаются, если за них пытаешься заплатить. Так они хотят показать, что полностью независимы от тебя, хотя я считаю, что заплатить за мороженое и подарить цветок - это всего лишь проявление галантности, которая в России есть. Если в Голландии придёшь на свидание с цветком, на тебя странно посмотрят. Поэтому со своими голландскими друзьями я пытаюсь обратить эту разницу менталитетов в шутку: «ну ладно, дай мне так сделать, в России так принято».

– В России часто бывает, что уже даже взрослые сыновья живут с родителями. Мамы не могут отпустить детей, дети - родителей. Как и когда отпускать детей?

Эллен: В России много мам-одиночек, которым сложнее отпускать детей. Конечно, родителей должно быть двое. И даже если их двое, все равно, признаюсь, я бы хотела, чтобы мои сыновья жили со мной долго, но знаю, что это неправильно. Том уехал в 15 лет, остальные мальчики - тоже сразу после школы. У меня не было выбора, я хотела, чтобы они увидели западный подход в своем университетском образовании.

Я уже давно знаю, что мои мальчики любят друг друга больше, чем нас, родителей. Они постоянно на связи, друг другу звонят чаще, чем нам. Младший уже неделю не звонил, у него экзамены, я узнаю о том, как он их сдаёт, от Тома. Но мне спокойно, я знаю, что они в курсе жизни друг друга.

Я очень благодарна тому, что мои мальчики дружат, помогают друг другу, уверена, что так будет всегда, и это гораздо важнее всего остального. Я очень рада, что моя сыновья выросли в России и ходили в русскую школу. Русские школы дают более глубокое и основательное образование, чем европейские, это факт. И, конечно, я очень счастлива, что у моих мальчиков, благодаря тому, что они выросли в России - тёплая и широкая душа.

Новости партнеров
Интересное в сети