Дефицит природы

Как проводят каникулы наши дети? В лесах, парках, в горах среди природы – или в душных и закрытых пространствах городских квартир, за приставками, планшетами и телевизорами?

Как проводят летние каникулы наши дети? В лесах, парках, в горах среди природы – или в душных и закрытых пространствах городских квартир, за приставками, планшетами и телевизорами? Я однозначно голосую за первую опцию.

Какая трава? Я вырос в городе, где асфальт

Британское исследование, проведенное Национальным Трастом Здоровья, публикует страшные для меня цифры: контакто-часы наедине с природой у детей стремительно сокращаются. Дети все больше проводят время в четырех стенах и в салонах автомобилей (читай, в пробках). Даже гулять с колясками стали реже. «Голый» повар Джимми Оливер проверил десятки американских школ. Оказалось, что первоклассники с трудом отличают картофель от мандаринов, и не знают названий овощей и фруктов, да и вообще имеют смутное представление, откуда берется еда. А я вот еду прекрасно помню: сами ходили за хлебом, собирали чернику, землянику, рвали абрикосы – яблоки с деревьев, выкапывали картошку и жарили ее на костре, находили в лесу орехи и с завязанными глазами могли отличить белый гриб от масленка.

Дети на природе.jpg


Для растущего поколения природа – это чаще абстракция, чем реальность. Мой пятнадцатилетний племянник не выносит дачу, потому что там комары и нет Интернета. В детстве он, конечно, бывал на природе, не раз ездил на море, но с годами урбанизировался. И любой вылазке за город предпочтет сидение в социальных сетях. Для него команда «марш в свою комнату», как и для многих его ровесников, не несет никакой угрозы. А ведь для нас это было страшным наказанием. Оно и понятно: их комнаты не могут быть скучными по определению – там телевизор и куча других мигающих приборов, там Интернет.

Так медленно, но верно происходит дисконнект – разрыв соединения, это понятное слово для «миллениумов», поколения Y. Так вот, дисконнект с природой отрицательно сказывается на здоровье, как физическом, так и психическом. Исследования по изучению последствий роста в отрыве от природы только проводятся, но результаты уже можно предсказать: ничего хорошего в этом тренде нет.

Ричард Лув (Richard Louv), автор книги «Последний ребенок в лесу» придумал емкое название охватывающей западный (да теперь уже и стремительно урбанизирующийся восточный) мир: «nature deficit disorder» , синдром хронического дефицита природы или хроническая недостаточность свежего воздуха.

Конечно, это никакой не медицинский диагноз, зато точно описывает то, что мы наблюдаем повсеместно: природа перестает быть «матерью», «учителем», «игровой площадкой».

У природы можно многому поучиться. Немецкий поэт и путешественник Иоганн Зейме обещал, что из общения с природой можно вынести столько света, сколько захотите, столько мужества, силы, сколько вам нужно.

Как сейчас помню свое первое знакомство с Северным Ледовитым океаном: встреча была стремительной (свалилась с сопки прямо в воду) и прохладной. Второй заплыв случился на речке, полной кумжи и форели (потеряла баланс), а в третий раз нам с подругой посчастливилось глотнуть воды местного озера, когда плот позорно затонул. Все эти истории я вспоминаю с восторгом, у меня их в памяти тысячи. Как потеряли в болоте ботинок и шли домой пешком, как ловили ящериц и наткнулись на кобру, как я повстречала на дороге огромного лося.

Дети отдыхают на природе.jpg


Природа учила нас удивляться, рисковать и исследовать свои возможности. Смогу ли я пройти по этому бревну и не свалиться в речку? А как далеко брошу камень? Поймаю ли юркую ящерицу? Любое дерево – это механизм с обратной связью. Ты либо на него залез, либо еще надо потренироваться.

Природа живая, она интерактивная по-настоящему, а не понарошку. Была зима, а теперь все тает. Ручей был быстрым и полноводным, а теперь высох. Первый урок, который получает на природе младенец – наблюдательность. Кроме того, растущий человечек в натуральных ландшафтах проявляет себя гораздо более творческим: игры становятся интереснее, замысловатее, а опыты богаче.

Вспоминаю, как мой ребенок, которому тогда стукнуло шесть, вырвался, наконец, на волю, в пампасы. Год не мог успокоиться, выздоравливая от дефицита свежего воздуха. Благо, Мельбурн – город парков, до моря – 10 минут, а до океана час езды. С компанией таких же полуодичавших детей он строил шалаши, сооружал форты, лазил на деревья, забирался в пещеры, прыгал по камням, зарывался в песок. Они охотились на ящериц с таким азартом, что ящериц было даже немного жалко. Измученные, они добровольно сдавали хвосты.

Да я и сама не могла поверить своему счастью: чтобы вот так природа – снова за дверью дома, а во дворе – растет дерево и можно повесить гамак. Дикой природы тоже на расстоянии вытянутой руки: бросил палатку в багажник, взял сумку – холодильник с едой – и вперед, хочешь к океану, хочешь в тропический лес или в горы.

Страдающие от синдрома дефицита внимания (ADD) и гиперактивные малыши чувствуют себя лучше среди зеленых лужаек и деревьев, утверждают ученые Иллинойского Университета. Сам Ричард Лув, о котором шла речь выше, страдал от этого синдрома, лечился строительством шалашей в лесу. "Природа заземляла, успокаивала, вдохновляла меня, – вспоминает Лув. – Но главное, помогала фокусироваться".

Тут возникают два вечно русских вопроса по Герцену и Чернышевскому. Дети не бывают на природе, потому что:

1) родители боятся и
2) сами там не бывают.

Банально, но факт. В парках и лесу давно водятся не волки, а хищники иного рода. Это места, безусловно, потенциально опасные. Сама дорога в парк – то еще приключение. Трафик сейчас и двадцать лет назад: две большие разницы. Природа сама по себе опасное место: взять хотя бы мои заплывы. Могла ведь и утонуть и замерзнуть. А однажды я вообще потерялась и блуждала по тундре 16 часов. Правда, в более взрослом возрасте. В Австралии водятся змеи, пауки, случаются лесные пожары, наводнения. Все эти риски, конечно, существуют.

Цветы.jpg

Но «детки в клетке» – это тоже своего рода риск, эксперимент планетарного масштаба с непредсказуемыми последствиями. Какими вырастут дети, которые не знают, что за порогом, плевать хотели на деревья и животных видели в зоопарке? Умолчу об ожирении и неразвитой координации. Горы, леса и море – места силы, для человека незаменимое лекарство от стресса. Что у них будет взамен?

Казалось бы, выход очевиден. Раз родители боятся отпустить детей на волю одних, ходить в походы, кататься на кайтах, сплавляться по речкам надо вместе. Взрослые тоже вынужденно или сознательно сидят взаперти. Конечно, когда до ближайшего загорода три часа по пробкам, проще остаться дома. И все – таки в данной ситуации лучше совершить подвиг: раз мы так многому научились у природы, наши отпрыски тоже этого достойны.

Читайте также:
Игры на воздухе
Опасные игры: когда они нужны
Ген авантюризма, или Куда девать гиперактивных?

Семейный гороскоп