Борис Кузнецов: «Идеи новых книг нам подсказывают сами родители»

О Гарри Поттере, рациональном патриотизме и о том, почему издательству выгодно сотрудничать с российскими авторами, рассказал Борис Кузнецов, генеральный директор издательства «Росмэн».

«Летидор» начинает цикл материалов с директорами известных российских детских издательств. Его открывает интервью Бориса Кузнецова, генерального директора издательства «Росмэн» — на сегодняшний день крупнейшего специализированного детского издательства в России. В своем интервью Борис Кузнецов подмечает желание родителей читать не только детскую классику, но и развенчивает миф о преждевременной смерти энциклопедий и предсказывает возвращение настольных игр в семейный досуг.

Гарри Поттер – от мейнстрима к библиотечной классике

– Издательство объявило о прекращении работы над проектом «Гарри Поттер» — в июне права на издание известной серии будут переданы обратно литературным агентам Джоан Ролинг. Это крупнейший мировой проект длиной в 14 лет – не жалко расставаться?

Для нас это было действительно серьезным решением, но все же настала пора признать, что Гарри Поттер – проект завершившийся, который для нас, как для издательства, себя исчерпал. Работать с ним было сложно, но чрезвычайно интересно. Когда он только начинался, никто не верил, что книга про мальчика-волшебника в очках будет кому-то интересна. Тиражи первых книг нам приходилось почти насильно распихивать по книготорговым сетям. Настоящий успех к Гарри Поттеру пришел только с третьей книги, а седьмая уже была издана рекордным для России тиражом в 2,7 миллиона экземпляров. Если не учитывать рынок бюджетной или учебной литературы, то бОльших единовременных тиражей в России до сих пор никто не печатал.

За эти годы мы издали еще три книги Джоан Ролинг, которые вышли из самой саги про Гарри Поттера, – «Сказки Барда Бидля», «Квиддич с древности до наших дней» и «Фантастические звери и места их обитания». Но с седьмой книгой поттериана фактически закончилась. Слухи ходят самые разные, но я не думаю, что история про Гарри Поттера будет продолжаться. Сейчас проект стал вполне себе классическим и библиотечным, и в этой ситуации те условия, которые предлагают новые литературные агенты Джоан Роулинг, уже не кажутся нам приемлемыми. Договор у нас был до июня, и мы действительно поняли, что проще его не пролонгировать и переключиться на развитие новых проектов.

– Почитатели волнуются о дальнейшей судьбе этих книг в России — может быть, уже известен правопреемник, которому вы могли бы передать Гарри Поттера из рук в руки?

  Мы передаем права из своих рук обратно в руки агентов Джоан Ролинг. Как мы уже сообщали в релизе на нашем сайте, издательство-преемник, конечно, будет, и мы желаем ему удачи и успехов в работе над этим проектом.

4RlYzlbAB90.jpg

– Чувствуете ли вы гордость, что именно «Росмэн» вывел проект на такой высокий  уровень? Как на ваш взгляд, будет ли еще одно поколение читателей, которое будет расти на этих книгах, или эта история уже закончилась?

Набор детской фантастики, который, возможно, однажды станет обязательным, состоит из множества кирпичиков – среди них книги Льюиса, Толкиена, ЛеГуин, Желязны, Стюарт. В этой же копилке классики оказывается и Гарри Поттер. Безусловно, гордость от результатов работы у нас есть, но гордиться скорее должна сама Джоан Ролинг и Кристофер Литтл. Если честно, российские читатели не могли не узнать о Гарри Поттере. Более или менее успешно, но этот проект обязательно издавался бы в России. Россия оказалась одной из тех стран, где Гарри Поттер был принят наиболее успешно, таких в мире еще как минимум два десятка. Хотя есть и обратные примеры: в Чехии, например, проект прошел не очень успешно. О причинах этого можно только догадываться.

– В новости о прекращении работы над проектом «Гарри Поттер» говорилось, что освободившиеся средства пойдут на разработку новых российских издательских проектов.  Издательство «РОСМЭН» – патриот?

Патриот – слово опасное, если честно, не очень его люблю. Я бы назвал нашу позицию «рациональным патриотизмом». Мы действительно уже года два не работаем с переводной литературой,  не покупаем права на зарубежные тексты. Почему так? Хотя бы потому, что сейчас в зарубежной детской и подростковой литературе просто нет проектов, сопоставимых с Эрагоном, Пулманом, Спайдервиком, не говоря уже о Гарри Поттере. В этой ситуации нам значительно интереснее и проще работать с отечественными писателями. Например, подросткам очень  важно чувствовать свою близость к автору – иметь возможность пообщаться с ним в сети, почитать авторский блог, встретиться в оффлайне. Для издательства – это прежде всего возможность договариваться с авторами: о сериях, о рекламных акциях и маркетинговых ходах. Это весь тот комплекс работ, который можно себе представить с российским автором, и невозможно представить с зарубежным.

Я понимаю, почему многие издатели берутся за издание переводной литературы – это самый простой и дешевый способ издания детской книги. Купить права несложно, особенно на иллюстрированные книги – стоят они не дорого, все бестселлеры видны по рейтингам The New York Times или Bookseller. Плюс ко всему скандинавские страны и ряд других активно поддерживают свое книгоиздание, выдавая иностранным издателям гранты. Это простой путь, переводные книги можно издавать, но большого проекта из этого не сделаешь. Именно поэтому мы сейчас работаем с российскими авторами. Прекрасный пример – подростковая серия «Часодеи» Натальи Щербы. Этот проект продолжается, сейчас мы уже вышли на весьма достойный совокупный тираж в 250 тысяч экземпляров.

– О каких ваших российских проектах, помимо серии «Часодеи», еще можно говорить?

– Мы недавно стартовали с новым фэнтезийным проектом для подростков – сагой «Зерцалия» Евгения Гаглоева. А если говорить о детской иллюстрированной литературе, то и здесь мы работаем только с отечественными авторами – причем как с состоявшимися писателями, так и с малоизвестными авторами. Кто отслеживает творчество Андрея Усачева, тот знает, что он не очень часто балует читателей новыми книгами. Сейчас у нас выходит много его книг, но к осени мы готовим целый «вброс» его новых произведений. Еще один интересный наш проект для дошкольников – серия книг «Господин Куцехвост» Ирины Наумовой, в которой выходит по одной книге в год.

3uQPQNs3wzU.jpg

– Евгений Гаглоев, Ирина Наумова, Наталья Щерба, – этих авторов для широкой аудитории открыл конкурс «Новая детская книга». Работа по поиску новых талантов продолжается?

– Конечно, и в этом году мы открыли целую серию «Новая детская книга», в которой издаем призеров нашего конкурса. Здесь мы работаем уже с серией, как с проектом. Сейчас как раз идет четвертый сезон «Новой детской книги», и мы внимательно отсматриваем работы участников – на победителя этого года у нас большие планы.

– Как на ваш взгляд, нет ли сейчас среди родителей моды на переводную литературу? Или читатели ждут чего-то своего, родного, того, что придет на смену нашей вечной классике?

– Если говорить о родителях, то я не вижу такого массового тренда. Родители до сих пор отдают предпочтение советской классике и сказкам – вечным русским народным сказкам и тем самым пяти известным зарубежным сказочникам, которых можно пересчитать по пальцам. Но небольшая часть родителей все же испытывает голод по чему-то новому и свежему, и это, я считаю, отличная новость. Я  всегда предлагаю журналистам, книготорговцам выдохнуть и перенестись лет на 7 назад: тогда было бы очень трудно представить на полках книжных магазинов Свена Нурдквиста или книги про Господина Куцехвоста. Эта литература была попросту невостребованной. Такие книги простояли бы на полках, а через полгода магазины попытались бы вернуть их в издательства – это был прямой путь в утиль. Сейчас такие книги начинают появляться. И хотя их популярность далеко не так высока, как у книг Агнии Барто, Чуковского, Заходера или Маршака, они тем не менее  постепенно расширяют свою нишу.

Думаю, пройдет еще лет  5-10 и мы увидим, что классика уступила свои позиции. И это здорово, потому что тотальное засилье классики, в зависимость от которой попадает наша детская словесность, может быть, и закономерно, но порочно для детской литературы. Хорошо, что все понемногу меняется – что-то происходит с сознанием, поколением  и родителями – они готовы все больше и больше читать новые свежие книги, и, кстати, воспринимать новые иллюстрации, что лично меня очень радует.

– Сейчас в книжных магазинах представлено огромное количество переизданий классики, и родители часто просто теряются в выборе. Многие покупают какую-то книгу, но им не нравятся иллюстрации, и они продолжают поиски книги, которая бы их удовлетворила. Хорошо ли это, что у нас такой большой выбор?

– Я считаю, что это огромная беда и проблема нашего книжного рынка. Классики у нас в 3-4 раза больше, чем нужно, и большинство этих переизданий бессмысленны. Издателей можно понять: на фоне общих проблем книжного рынка детский сегмент достаточно стабилен. Как без проблем войти на этот островок относительного благополучия? Взять и выпустить книжку сказок. Нет никаких проблем найти художника и получить права у наследников Барто. Как-то в одном книжном магазине я насчитал 18 вариантов «Буратино», которые особо ничем друг от друга не отличаются! Мы все же находимся в ситуации рынка, и я уверен, что те издатели, у которых нет своей четкой линии, должны будут отмереть. Да, в целом Барто продается хорошо, но когда в магазине ее стихи для самых маленьких представлены в 50-ти вариациях, это убийство возможностей книжного рынка и забивание мусором полок.

– А как разобраться в этом огромном ассортименте читателю? Можете ли вы как эксперт дать читателям свои рекомендации?

– Выбор покупателя – это его осознанное решение: либо самостоятельное, либо наведенное рекламой, но собственное. Нет никакого свода правил, как купить ту или иную вещь, все это дело личного вкуса. Кому-то может нравиться «Репка» в иллюстрациях Евгения Антоненкова – в ней дед изображен в смешной шляпе, с пушистыми усами, ноги у него длинные и худые, и весь он такой нескладный. А кому-то больше нравится коренастый дедок с седой окладистой бородой. В качестве небольшого совета могу только порекомендовать родителям покупать книги тех издательств, которым доверяешь. Как и на любом рынке, покупая у неизвестных производителей, всегда рискуешь получить не тот продукт, не то качество, на которое рассчитываешь.

– Какие направления вы планируете развивать? К чему готовиться родителям?

– Есть такое заблуждение, что детская книга – это детская литература, художественная прежде всего. На самом деле это не так – она составляет всего 30-35% ассортимента детских книг. Существует великое множество других направлений, которые сейчас активно растут. Прежде всего это сегмент книжек-игрушек для самых маленьких, в котором мы активно работаем и который мы будем серьезно развивать.  Еще одно стратегически важное для нас направление – сотрудничество с крупнейшими мировыми брендами – например, с бельгийским брендом «Смурфики», в августе этого года выйдет новый фильм.

Конечно, это детская научно-познавательная литература, в которой позиции «Росмэна» были всегда особенно сильны. Про будущее познавательных книг говорится много, и с оттенком легкого пессимизма,  но есть дошкольники, для которых хорошо проиллюстрированные энциклопедии не теряют своей актуальности. Наша стратегическая задача – стать абсолютным и непререкаемым лидером в этом сегменте. А с осени мы развернем новую большую программу по настольным играм для детей.

Что касается собственно художественной литературы, то дополнительно к нашим крупнейшим подростковым проектам – сериям «Часодеи» и «Зерцалия» – по итогам конкурса «Новая детская книга» в этом году мы поставили себе задачу найти еще один серьезный проект. Он станет известен в сентябре этого года. Будут выходить новые книги Андрея Усачева, новинки серии «Новая детская книга», и, конечно, мы обязательно будем развивать серию «Та самая книжка» – проект, в котором мы выпускаем любимые детские книги в «том самом виде»,в каком читатели их помят с самого детства.

– Это очень интересный проект!

– Да, и эту идею подсказали нам сами читатели в наших блогах в интернете. Все родители когда-то были детьми, что-то читали в детстве, сохранили об этом теплые воспоминания, но не все сохранили свои любимые книжки. Многие ищут «те самые книжки» своего детства с теми самыми иллюстрациями, чтобы сегодня почитать их уже своим детям. Проект очень интересный, полностью интерактивный, но очень и очень сложный.

– Почему?

– Издание каждой книги тянет на полноценный детектив. Выбор каждой «той самой книжки» состоит из множества этапов. Все начинается с обсуждения в наших блогах, затем идут читательские голосования. Здесь мы полностью честны, что нам же и на руку, – люди выбирают, голосуют и потом покупают эти книги. Самая серьезная работа начинается, когда решение уже принято. Потому что книги оказываются забытыми по самым разным причинам. Например, нам огромных трудов стоило найти автора и художника книги «Капризка». Когда книга уже была издана, я очень волновался по поводу ее судьбы, но тираж полностью разошелся всего за три недели. Очень многие родители ее вспомнили.

Это целый процесс – каждый раз найти авторов или их наследников, иллюстраторов, иногда тех самых переводчиков, согласовать со всеми права, всех заново подружить. Бывают и такие ситуации, когда авторы не хотят видеть свою книгу изданной в «том самом» виде – по разным причинам.  А случается, что найти исходники иллюстраций практически невозможно. Так у нас получилось с иллюстрациями известнейшего художника Геннадия Калиновского к «Мэри Поппинс». Мы разыскивали их по всей Москве, по чердакам и частным коллекциям. Где-то иллюстрации оказывались порваны, где-то залиты чаем, все это пришлось восстанавливать.А некоторые книги мы просто не можем издать из-за новых законодательных требований и норм, в частности, нашумевшего технического регламента. Сейчас мы готовим к выходу «Сипсика» Эно Рауд с иллюстрациями Германа Огородникова и еще несколько новинок, а с осени возобновим процесс по поиску новых книг. Но некоторые книги мы попросту не можем издать. Например, огромное количество родителей мечтают увидеть переизданным «того самого» «Кубарика и Томатика», но мы ее не можем издать в том самом виде по санитарным правилам и требованиям нового техрегламента.

– А есть ли у вас своя «та самая книжка», которую вы сами хотели бы увидеть переизданной?

– Я очень бы хотел увидеть «то самое» издание книги Сат-Ока «Земля соленых скал» – но это мое личное желание и, может быть, еще сотни читателей... Каждая «та самая книжка» – это очень трудоемкий и эксклюзивный проект, поэтому мы издаем книги, получившие большинство голосов.

– Давайте вернемся к настольным играм. Как вы считаете, это западная тенденция и проявляется ли она только в играх для детей? Выглядит так, что сейчас настольные игры интересуют больше взрослых...

– Это очень интересный тренд, настольные игры сейчас стремительно набирают популярность во всем мире: модой охвачены Европа и азиатские страны, понемногу начинает втягиваться Россия. Очень хорошо чувствуется интерес к настольным играм у молодежи, особенно в хипстерской среде, появляются даже новые форматы кафе. Но по настольным играм для школьников у нас провал, хотя для родителей это огромная подсказка, как им пообщаться с собственным ребенком.

Родители исключают себя из жизни детей, и это негативно влияет на всех. Еще Григорий Остер в свое время сказал, что, когда ребенок идет в школу, его общение с родителями ограничивается двумя фразами: «Уроки сделал?» и «Почему не спишь?». Дети могут в одиночестве делать уроки, смотреть телевизор и сами по себе играть в компьютерные игры. А с настольными играми такой вариант не проходит – в них можно играть только вместе. И сейчас в Великобритании, Германии, Франции совместные настольные игры с ребенком – заново возрождающийся сегмент. В России, думаю, будет проще – у нас все же традиция настольных игр  формировалась еще с советских времен, когда их выпускалось огромное количество.

– И сейчас они будут реанимироваться?

– Да, все эти игры – бродилки, лото, домино – все это выходит на новый виток. Появляются даже специализированные магазины – «Мосигра», «Маленький гений».  В развитии этого сегмента очень многое зависит от родителей, которые сейчас, на мой взгляд, испытывают колоссальный дефицит поводов для общения с ребенком.  Ленивому родителю проще всего занять ребенка телевизором или айпадом, но те, кто пытается сохранить связь с ребенком, ищут поводы для общения. Такими поводами всегда может стать хорошая книга, интересная энциклопедия или игра.

– Вы упомянули о том, что хотите развивать рынок детских энциклопедий. Неужели этот сегмент еще жизнеспособен, когда все нужное давно можно быстро найти в интернете?

– Энциклопедии для школьников действительно себя изжили. Мое глубокое убеждение, что они все еще существуют исключительно по причине инертности родителей. Многие уверены, что если они купили своему ребенку толстую энциклопедию по биологии, то все у него в жизни сложится. Очевидно, что школьникам энциклопедии уже не нужны. Даже учителя уже смирились с тем, что дети готовят рефераты на основе информации из интернета. Другое дело – энциклопедии для дошкольников, которые не читаются, а скорее рассказываются родителями. Мой младший сын несколько лет назад был одержим насекомыми, и я не смог найти подходящей энциклопедии, чтобы сесть и обстоятельно рассказать ему про жуков, ядовитых пауков и полезных пчел. Сейчас такие энциклопедии уже есть. Можно найти ответ на вопрос ребенка в интернете, но сесть, рассмотреть и обсудить ее можно только при помощи книги. Для родителей это своего рода «костыль», опора, хороший повод для общения. Главное, чтобы картинки были хорошие и тексты интересные и компактные. Ну и, конечно, важно качество книг – крупные иллюстрации, желательно именно хорошие яркие фотографии, и обязательно качественная мелованная бумага, чтобы была возможность рассмотреть того же паука-птицееда в мельчайших подробностях.
 
– На рынке сейчас представлено большое количество переводных энциклопедий, вы тоже будете работать с лицензионными проектами или сделаете ставку на сотрудничество с  российскими авторами?

– Научно-популярную литературу необходимо насыщать именно актуальной современной и обязательно российской информацией.  С научно-познавательной литературой работать очень сложно, поэтому на этом рынке у нас мало игроков – это же научные тексты. Конечно, перевести на русский готовую энциклопедию легче, но я всегда предлагаю в  качестве примера тему про космос. Если мы переведем европейскую или еще хуже американскую энциклопедию про космос, то все, что мы сможем увидеть там про Россию – это маленькую заметочку с иллюстрацией в углу, где будет говориться о том, что жил такой Юрий Гагарин и он слетал в космос. И на этом все. Будем честны, за рубежом наша страна никому не интересна, и в научно-познавательных изданиях для детей ее нет. Именно поэтому энциклопедии должны создаваться нашими авторами.

– В этом достаточно традиционном сегменте есть новые веяния?

– В детской познавательной литературе происходит то же самое, что и в иллюстрированной – возникают книги с яркой авторской позицией. Такие книги выпускают, например, издательства «Самокат» и «Клевер». А мы уверены в том, что авторскими могут и должны быть научно-популярные книги. Например, сейчас мы готовим к выпуску новую книгу «Один день из жизни космонавта». Ее написал настоящий космонавт, который трижды был в космосе и в общей сложности провел в полете больше года.

– О чем эта книга?

– Конечно, не о топливе,  разгонной скорости или высоте полета, а о совершенно бытовых вещах, которые всегда интересны детям. Когда я был маленький, меня всегда интересовало – как спят космонавты, как они принимают душ, что они делают, чтобы не удариться головой? Наш автор как раз говорит именно об этом, описывая свой день в мельчайших подробностях. О том, как тяжело привыкнуть к невесомости, как переживаешь первый день в космосе, даже о том, как тяжело побриться. В книге есть даже фотография, как космонавт бреется со специальным приспособлением в виде маленького пылесоса, пристроенного к электробритве. Или о том, что делать, если заболит зуб. Автор книги в космосе был штатным стоматологом, и ему приходилось лечить зубы членам команды. Вот из таких интересных и, казалось бы, повседневных вещей у нас сложился этот проект. Так что космос, животные, техника для мальчиков, особенно большие машины, – это то, что всегда будет интересовать детей и о чем они всегда будут спрашивать у родителей.

Семейный гороскоп