Возрастные периоды агрессии

Возрастные периоды агрессии

Первый период, когда ребенок испытывает наряду с любовью агрессию в адрес матери (а проявляться это может в повышенных требованиях, капризах и колебаниях настроения) — это так называемая фаза сепарации-индивидуации (в соответствии с концепцией Маргарет Малер), когда от полного слияния с матерью младенец приходит к осознанию себя как отдельного существа.

Примерно в середине этой фазы, в возрасте 16-18 месяцев, ребенок сталкивается с тем, что его желания и желания его матери могут не совпадать, развеивается иллюзия своего всемогущества, появляется осознание своей отдельности, одновременно с депрессивными переживаниями одиночества и беспомощности. На этом этапе возникает характерная жадность, зависть, нерешительность, ребенок сталкивается с дилеммой интенсивных противоречивых чувств и несовместимых целей. Ребенок может терзаться противоположными желаниями, требовать взаимоисключающих вещей, доводя родителей подчас до бешенства, потому что как только он получает одно, он хочет уже противоположного, а получая и его, закатывает истерику. Он испытывает желания как взрослый, а возможности достичь желаемого у него как у маленького. У него возникают понимание того, что не он управляет взрослыми, и ощущение собственного бессилия. Зная эту внутреннюю борьбу ребенка, понимая его проблему, уже гораздо проще сочувствовать малышу, а не впадать в ярость.

Пятилетний возраст, благодаря Фрейду, давно понимается как Эдипова фаза. Именно в этом возрасте фантазии ребенка меняются от простого желания иметь особые отношения с матерью или отцом к стремлению играть роль одного родителя по отношению к другому. Болезненность этому периоду добавляет уязвимость чувства собственной ценности. Это происходит как из-за невозможности выиграть конкуренцию с родителем своего пола, так и из-за понимания своей незрелости. Ребенок и хочет эдиповой победы, и боится ее. В этот период даже самый любящий родитель вынужденно разочаровывает ребенка, потому что желания последнего намного превосходят его реальные возможности.

И, наконец, подростковый период, который предполагает два процесса: отказ от родителей как главных объектов любви и нахождение заместителей вне семьи. Подросток склонен к критике своих родителей, которые кажутся ему теперь неадекватными, разочаровывающими и несправедливыми. Обратная сторона этих враждебных чувств — так же как и в сепарационный период — одиночество, опустошение, чувство потери поддержки и любви.

В этом возрасте ребенок, подросток уже может прибегать к сублимации: переводить свои влечения в символическое, творческое выражение.

Прохождение этих периодов роста и становления ребенка требуют сил и терпения со стороны родителей. Эти периоды обостряют проблемы самих родителей, если они не были разрешены во время собственного взросления. Зачастую тревоги и злость провоцируют родителей на автоматические действия, усвоенные в собственном детстве, на идентификацию с агрессором, на агрессивное поведение как на способ защиты от тех чувств со стороны ребенка, которые родитель не в силах выдержать.

Родителю тоже не мешала бы поддержка. Ему важно понять, что он не один сталкивается с подобными проявлениями своих любимых детей. Как пишут многие психоаналитики, и как часто мы сами приходим к этому на практике, выходом из всех этих кризисов является примирение противоположных чувств, примирение любви и ненависти, способность привести агрессию на службу любви, признание того, что любимый человек может быть ненавистен, и что эту ненависть можно выдержать, не разрушая отношения, не мстя, не прогоняя и не наказывая.

2 из 2

Начало статьиСледующая