Опасные игры: когда они нужны

Нынешнее поколение детей растет в условиях, близких к тепличным, почти не имея возможности познавать мир самостоятельно. По крайней мере, в Америке, Австралии и большинстве западных стран, а также крупных городах России.

Как-то в Интернете наткнулась на выступление Джевера Талли, учителя и автора пособия "50 опасных опытов для детей". Прочитав книгу, я решила, что тоже "не могу молчать", так как полностью согласна - нашим детям нужно больше риска, больше опасности. 

Нынешнее поколение детей растет в условиях, близких к тепличным, почти не имея возможности познавать мир самостоятельно. По крайней мере, в Америке, Австралии и большинстве западных стран, а также крупных городах России.

Взять, к примеру, каникулы. Как проводят их австралийские школьники? Неделя в лагере с плотной программой развлечений, футбольный или баскетбольный лагерь, неделя с бабушкой, которая опять же сопровождает ребенка на организованные мероприятия и уроки. Свободное время дети проводят в кино, в парках и на "деньрожденных" вечеринках друзей. 

А теперь вспомните, как проводили летние каникулы вы?

Порывшись в памяти, я нашла в ее закоулках все, что делала в лето 1988 года, когда мне было 10 лет от роду.  Итак:

  • Разжигала костер на пляже ночью, подкладывали палки, жарили хлеб; - Весь день ныряла за мидиями, выкладывая их на матрас; - Прыгала с моста (не с того страшного для взрослых мальчишек, а поменьше); - Залезала на третий этаж недостроенного дома, где трогала стекловату (колется!); - Прыгала с небольшого гаража; - Играла "в ножички", вырезала ножом узоры на прутике; - Ходила смотреть на свалку и заброшенный завод; - Играла в карты, домино и шашки; - Каталась на велосипеде по фонтану и бордюрам; - Прыгала с тарзанки; - Болталась в округе, вызывая друзей поиграть в казаки-разбойники; - Щелкала семечки; - Рвала абрикосы, черешню, вишню и шелковицу; - Стреляла из рогатки; - Прожигала дощечки с помощью лупы; - Обливалась из шланга; - Закапывалась в песке и строила запруды; - Ловила ящериц.
    Конечно, мы делали еще много чего другого, например, ходили нарядными в кино, в парк культуры и отдыха, где катались на качелях - каруселях, читали много из заданного на лето, играли на пианино, чтобы "не забыть" и прыгали на скакалке. Однако очевидно, что нам разрешали быть детьми, исследующими мир самостоятельно. Нам разрешали брать риски и учиться на своих ошибках.

    Хотя часто мы делали глупости, залезая за девятиэтажки и подходя к самому краю, но в основном все занятия, которые я перечислила, были скорее обыденностью, а не чем-то исключительным. Как и многие, я росла в полной семье, и родители любили и обожали меня и вовсе не желали мне смерти. Считали ли они, что мир безопасен и поэтому позволяли нам делать все что угодно?  Полагаю, что нет. Дело в культурных ожиданиях.

    Кто определяет, что опасно для ребенка, а что безопасно? Если верить западным инструкциям по эксплуатации игрушек, любой предмет размером меньше теннисного шарика, смертельно опасен для ребенка младше 3 лет. Мой мальчик рос, имея доступ к ножницам, скрепкам, гвоздям и молоткам (конечно, под  присмотром). 

Да что молотки! Антрополог Барбара Рогофф рассказывает о традициях обращения с острыми режущими предметами в Демократической республике Конго. Годовалому младенцу доверяют острый мачете, чтобы тренировался резать кокосы. А в другом племени в Центральной Африке детям 8-10 месячного возраста дают поиграть с мини-копьями, чтобы оттачивать навыки бросания. В три года эти же дети умеют готовить на костре. Австралийские аборигены разрешают детям с десяти лет бродить вокруг в поисках еды самостоятельно.

Понятно, что в нашей компьютерно-интеллектуальной культуре младенцы ловко обращаются с мобильниками и планшетами, а также ручками и карандашами. Однако почему-то перочинные ножички, костры и деревья как артефакты практически исчезли из их жизни. А ведь риск - дело не только благородное, но и незаменимое в процессе развития и становления ребенка. Как же иначе человек научится преодолевать трудности, если он никогда с ними не встречается до самого подросткового возраста?

Ни я, ни другие сторонники «рисков» воспитания не призываем пугать детей, сбрасывать их с парашютов и силком ставить на серфинговую доску. Тем более, не советую показывать фильмы ужасов. Но вот придержать коней родительских страхов, пожалуй, иногда стоит. Мир вокруг нас опасен и жить вообще вредно, как шутят скептики. Но… сейчас изменилось само понятие «опасности». Опасными считаются даже те вещи, которые были частью нашей будничной жизни: домой пешком с ключом в кармане и на велике в магазин за молоком, тарзанки, деревья и дворовые игры. Просмотрев список Джевера Талли (со ссылки на который началась эта статья), мы с сыном обнаружили, что вместе со мной, с папой, с друзьями и самостоятельно он попробовал: поиграть с огнем, обращаться с перочинным ножичком, кидать копье, лазать по деревьям, прыгать с небольшой высоты, кататься на серфинге,  залезать на крышу, высовывать руку из движущейся машины, выжигать с помощью лупы, разбирать электроприборы,  ночевать в спальнике на ветру, сооружать вигвамы и тарзанки.

Однажды во время визита в национальный парк группа мальчишек под предводительством моего сына «заблудилась». Так думали родители, которые бегали и искали их по всему лесу. Однако по версии пацанов, «они просто зашли в лес и вышли обратно». С сияющими улыбками и блестящими глазами.

Семейный гороскоп