07 сентября в 19:05

«Навязанная родителями книга не доставит ребенку удовольствие»: разговор о научпопе для детей

Мы заглянули в закулисье издательского мира вместе с руководителем проектов издательства «Качели».

Все дети от природы любопытны! Им интересно все, что их окружает. Многие вещи, кажущиеся нам, взрослым, чем-то обыденным, для малышей настоящие чудеса!

Наш постоянный автор и книжный блогер Анна Федулова поговорила с Наталией Смирновой — руководителем проектов издательства «Качели» — о том, как сохранить и поддержать этот интерес, а также о том, что такое современный научпоп и какие именно книги следует покупать детям разного возраста.

Наталия Смирнова

Наталия, давайте начнем с главного: что сейчас принято понимать под детским научпопом? И какие книги чаще всего входят в этот сегмент?

В конце XX века было много споров относительно жанров: научно-познавательная, научно-художественная, научно-популярная литература… Проводились конференции, собирались круглые столы с участием издателей, писателей, специалистов по детскому чтению. Сегодня и для издателей, и для читателей такое деление явно неактуально.

Отныне к детской научно-популярной литературе относят все издания об окружающем мире, его законах, различных отраслях науки, культуры, техники, адресованные детям и учитывающие особенности их восприятия, — это хорошо видно, например, по тому, как сформированы разделы книжных интернет-магазинов.

А ведь действительно, сам научпоп, в том числе и детский, не есть что-то новое. Тем не менее разница между старыми и новыми изданиями очевидна. Чем современные познавательные книги отличаются от советских и постсоветских?

Прежде всего, как и во всем книгоиздании, изменилось качество полиграфического исполнения. Современные технологии позволяют печатать интерактивные книги, общение с которыми не ограничивается лишь чтением, а предполагает и некие игровые действия.

Яркими примерами здесь будут: книги pop-up «Ледовое побоище» Елены Беляевой и Елены Новичковой и «Бородинская битва» Тамары Эйдельман и Екатерины Бунтман издательства «Лабиринт»; книги с окошками, кармашками-сюрпризами, движущимися элементами и наклейками: «География России» Анны Рапопорт и «Народы России» Евгении Бутенко издательства «Качели»; книга с крупными клапанами «Живой мир под микроскопом» Элен Ражкак и Дамьена Лавердана издательства «МИФ».

А еще в уже упомянутом издательстве «Качели» готовится к выходу большая книга по истории Москвы известного краеведа и экскурсовода Дениса Дроздова с иллюстрациями Никиты Андреева. Использование в ней форматных клапанов позволяет дать большие панорамные изображения.

Среди классических изданий (текст + иллюстрации) стало больше таких, в которых текст разбит на небольшие фрагменты, а рисунки играют не меньшую роль, чем сам текст. То есть все вместе они представляют собой самостоятельный информационный блок. Таковы, например, книги Джона Фарндона «Большое путешествие по телу человека» и «Большое путешествие по планете Земля» издательства «Лабиринт», «История старой квартиры» и «Транссиб» Александры Литвиной и Анны Десницкой издательства «Самокат».

Изменилась и сама тематика: стало меньше исторических книг, а также изданий, посвященных археологии и искусству.

При этом сохранился интерес к книгам о естественных и точных науках. Однако если раньше в них была велика доля научного прогнозирования, то теперь, в условиях стремительно меняющегося мира, нам трудно представить, что будет завтра. Хотя осознание серьезности экологических проблем, вирусная пандемия и все большая прозрачность нашей жизни вновь приводят нас к размышлениям о будущем, которые, вероятно, найдут отражение и в детской литературе, в том числе научно-популярной.

В ассортименте издательства «Качели» есть две яркие серии, которые непременно понравятся и большим и маленьким почемучкам. Одна из них — цикл книг для дошкольников и младших школьников «Читай, наблюдай!». В ней авторы практически на пальцах объясняют малышам, что такое свет и цвет, откуда берутся ветер и молния, кто такие микробы и во что превращается мусор. Не страшно ли было браться за такие «немалышковые» понятия? И как отбирали авторов и иллюстраторов?

Вообще не страшно! Ужасно интересно рассказывать о сложных явлениях детям, у которых еще нет основополагающей научной базы. Впрочем, мы понимали, что придется столкнуться с некоторыми трудностями, и прежде всего в поисках авторов.

Все авторы этой серии — серьезные специалисты. Юлия Смирнова — биолог и научный журналист, сотрудник журнала «Наука и жизнь», Наталья Сотникова — астрофизик, доктор наук, Александра Доманская — физик, кандидат наук. Владение научным знанием и умение излагать информацию в доступной детям форме и были главными критериями отбора.

Некоторые авторы, помучившись, отказывались: «Нет, для таких маленьких писать не могу, не получается».

Но те, кто в результате остался в авторском активе, справились с задачей превосходно. Они сумели и отобрать материал, и найти понятные детям образы для сравнения, чтобы объяснить, какова глубина Марианской впадины или что такое атомы и как они образуют молекулу или как изменяются фазы Луны.

Непросто пришлось и иллюстраторам. Правки были и на стадии эскизов, и в уже готовых рисунках. Все художники работали в тесном сотрудничестве с авторами текстов, вносили исправления по указаниям научных рецензентов.

Помню совершенно замечательное письмо рецензента книги «Микробы: соседи-невидимки»: «Это кто? Что у него торчит из головы? Почему оно амебоидное?», «А это кто? Почему оно смеется над чумным доктором? Ведь „смеялась“ чума, а оно один в один кишечная палочка», «Товарищи слева похожи на бактерии, и они отличные, а кто эти носатые граждане справа?»

В книге «Планета Земля и ее соседи» правили рисунок при допечатке, поскольку читатели пожаловались, что не все понятно.

Схожий вопрос по серии «Сто тысяч почему». Ее авторы — известные популяризаторы познавательной литературы (Анна Раппорт, Ольга Колпакова, Маша Рупасова, Дарья Корж, Илья Бояшов, Андрей Дубровский, Михаил Пегов) уверены, что заинтересовать ребенка можно практически любой темой. Разделяете ли вы их мнение? И на что в таких случаях обращаете свое особое издательское внимание?

Ключевое слово здесь — «заинтересовать». Именно это, на мой взгляд, и есть главная задача научно-популярной литературы: зацепить читателя, открыть в знакомых вещах и явлениях что-то неведомое, расширить спектр возможных интересов ребенка.

Серия «Сто тысяч почему» адресована школьникам и во многом привязана к школьной программе.

В первую очередь она призвана помочь читателям преодолеть нелюбовь к кажущимся скучными школьным предметам. Во вторую — найти дополнительный материал по теме, которая им уже интересна.

Не случайно среди авторов этой серии так много школьных учителей. Как в школе интерес к предмету часто обусловлен увлеченностью самого учителя, так и воодушевленность автора, его азартность, способность видеть яркое и необычное в самых простых и привычных, казалось бы, вещах дергают за ниточки читательской любознательности.

Поддерживаете ли вы утверждение, что выбирать себе книги должны сами дети, а не родители? Почему это важно и как объяснить взрослым, что у каждого ребенка есть свои предпочтения и вкус?

С учетом интересов и желаний ребенка — безусловно. Помню, как мы с коллегой, работая на книжной выставке, уговаривали женщину с сыном лет десяти купить ему не одну из наших книг, к которым даже после всех наших танцев с бубном он не проявил ни малейшего интереса, а комикс, который он сам попросил.

Навязанная взрослыми книга вряд ли доставит ребенку удовольствие и сделает чтение приятным занятием.

Родители часто забывают (а может, и не догадываются), что чтение — это прежде всего удовольствие, и исходят из каких-то своих представлений о полезности и нужности чтения, о том, что «рано» или «поздно» читать.

На самом деле, это реальная проблема. Как объяснить взрослым, выросшим на фразах «ешь, что дают», «побольше поплачешь — поменьше пописаешь», «твой номер шестнадцатый», «тебя никто не спрашивает», что у каждого ребенка есть свои предпочтения и вкус и что ребенок — не собственность и не инструмент реализации родительских амбиций, я, честно говоря, не очень хорошо представляю.

Уважение к другим — вообще не самая характерная наша черта. Но коль скоро пришло осознание проблемы, найдутся и решения.

А еще бытует мнение, что чем старше ребенок, тем меньше его интерес к окружающему миру. Как вы думаете, почему? Ведь вокруг столько всего непознанного и интригующего.

Я думаю, что интерес не то чтобы уменьшается, он становится более конкретным, направленным. Кроме того, с возрастом ребенок получает доступ к большему количеству источников информации.

Но судя по тому, сколько в последние годы появилось взрослых научно-популярных изданий, все не так уж плохо — книги пока остаются с нами.

Фото: личный архив Наталии Смирновой, социальные сети издательства «Качели», Depositphotos

Семейный гороскоп