15 декабря 2018 в 09:00

«Мне пишут, что мои книги зачитаны до дыр»: интервью с детским писателем Анастасией Орловой

В интервью «Летидору» Анастасия Орлова рассказала, что легче: писать стихи или прозу, как материнство повлияло на развитие творческих способностей и насколько сильно поменялась детская литература за последнее время.

Детский писатель и поэт, автор книг «Это грузовик, а это прицеп», «Грузовик и прицеп едут в командировку», «Грузовик, прицеп и новогодняя елка», «Море за углом», «Со стихами целый день», «Секрет бабочки» и многих других, лауреат литературных премий имени Самуила Маршака, Корнея Чуковского, Антона Дельвига, победитель конкурса «Новая детская книга», лауреат премии Президента РФ в области литературы и искусства за произведения для детей и юношества.

Да-да, это все один человек. Маленькая, хрупкая и очень привлекательная женщина, мама двоих мальчишек и прекрасная собеседница.

Сейчас Анастасия находится на пике своего творчества. Ее собственные произведения и литературные переводы издаются во всех ведущих издательствах. Ее стихи любят и знают все от мала до велика. Встреч с ней ждут миллионы малышей! В чем же секрет успеха и как ей удалось добиться всеобщего признания?

Получить у писателя ответ на эти и другие вопросы мы доверили книжному обозревателю, автору блога @bookafisha Анне Федуловой.

Анастасия, согласны ли вы с тем, что родительство (материнство в частности) дает людям новый жизненный рывок и часто кардинально меняет их профессиональную деятельность?

У каждого, наверное, есть своя история. Мне кажется, материнство приближает тебя к самому себе. У тебя есть совсем немного времени, чтобы быть только с ребенком, не думать о заработке. И тут начинают происходить интересные вещи. Я, например, начала задумываться, а кто я есть? Для чего я существую? Что мне делать, когда закончится декретный отпуск? Эти вопросы чрезвычайно тревожили меня. Я больше не хотела работать бухгалтером, но при этом я отчетливо понимала, что родить и воспитать детей — это не единственное, что я должна сделать.

Материнство позволило мне сделать перезагрузку.

Но, насколько мне известно, вы писали стихи и до рождения детей. То есть с появлением мальчишек вам захотелось писать именно для детей, верно?

Да, я действительно писала с детства. Но когда выросла, возникла большая пауза — на шесть или семь лет. И стихи вернулись, когда младшему было уже два года, но теперь в новом виде — для детей. Мне захотелось передать всю эту жажду жизни, тягу к открытиям, свидетелем которых я стала, будучи мамой, радости и горести отношений между братьями.

Это настолько захватило и увлекло меня, что сомнений в том, что это мое дело, просто не возникало.

Анастасия Орлова

Согласна, чем больше детей в семье, тем многограннее развитие самих родителей. Это же вы когда-то сказали, что произведения для детей многослойны и практически не имеют возрастных цензов?

Ну тут, конечно, нет такой зависимости, что вот родишь третьего или пятого ребенка, и тебе еще талантов добавится, а с седьмым уж точно станешь гением.

А что касается второй части вопроса, мне действительно кажется, что поэзия — это то, что находится вне времени и пространства. Восприятие поэзии зависит от очень многих вещей: от воспитания, восприимчивости, жизненного опыта. Каждый выносит из поэзии что-то свое.

А какое собственное произведение ближе всего вам самой? Допустим, если бы вы были не автором, а маленьким читателем.

Я не могу ответить на этот вопрос. Каждая книга мне по своему близка, потому что я отдавала каждой из них много своих сил и энергии.

Когда я пишу, у меня возникает некое раздвоение: я пишу и для себя маленькой, и для себя взрослой, мамы.

Так появились истории про грузовик и прицеп, например.

Кстати, о книгах про Грузовичка. В этом году серия пополнилась еще одной книжкой. И теперь их целых три! Как вам пришла в голову эта идея? Легко ли было перейти на малышковую прозу?

Когда-то давно моя мама стояла у окна с моим маленьким сыном и рассказывала: «Это грузовик. А это прицеп. У грузовика четыре колеса. И у прицепа четыре колеса…» Я видела, как оба чрезвычайно увлечены процессом. Мне это запомнилось. А спустя лет пять я написала первую книжку о приключениях грузовика и прицепа. Рукопись победила в конкурсе «Новая детская книга».

Все книжки про грузовик и прицеп чрезвычайно любимы моими маленькими и большими читателями.

Мне пишут, что книги зачитаны до дыр, дети просят читать книжки снова и снова.

Что же, меня это не может не радовать. А вдруг именно с этого момента они полюбят книги и вырастут читателями? Большего и пожелать трудно. Читающий человек учится сочувствию и сопереживанию, а значит, мир наш становится чуточку лучше.

Да-да, моим детям тоже безумно нравятся эти машинные истории, так здорово вместе с ними хохотать над всевозможными «бип-бипами» и «бух-бухами». Сама во время чтения чувствую себя ребенком. А какие книги любили вы в детстве?

В раннем детстве я очень любила читать стихи. Я научилась читать в четыре года — и с книжками уже не расставалась. Я помню их все. И строчки, и картинки. Очень тоскую по ним: детские книжки были утрачены при многочисленных переездах.

Я читала сказки Пушкина, я любила книжку «Глупая лошадь» Вадима Левина, у меня были книжки Олега Григорьева, Эммы Мошковской, Валентина Берестова, Генриха Сапгира, Юрия Кушака, Маршака и Барто.

И в более старшем возрасте самым лучшим моим отдыхом было залечь с книжкой между грядками на огороде.

Безусловно, перечисленные вами авторы — это основа основ всей детской литературы. Но время не стоит на месте, и сейчас мы можем наблюдать очень большую активность в этой области: литературные конкурсы, авторские чтения, награды... Литература для детей снова в тренде, не так ли?

Мне хочется так думать! Мне кажется, сейчас детская литература переживает расцвет. Много чудесных книг издается и российских, и переводных. А сколько писателей замечательных! Приходите ко мне в «Инстаграм», я вам про всех расскажу.

Фото: архив Анастасии Орловой

Семейный гороскоп