24 января в 07:00

Какие книги нравятся современным детям: отвечают сотрудники издательств

Мнения экспертов из мира детской литературы о читательских вкусах нынешнего молодого поколения.

2020 год был, безусловно, необычным. Многократное плохое разбавлялось хорошим и новым. Да и сам мир менялся у нас на глазах с бешеной скоростью. Но, несмотря ни на что, жизнь шла своим чередом. Игрались свадьбы, рождались дети, открывались неожиданные возможности, печатались красивые книги.

Наш постоянный автор и книжный обозреватель Анна Федулова пообщалась со специалистами из мира детской литературы и выяснила, какие именно книги нравятся современным детям, а также что отличает их от привычных книг нашего советского детства.

Какие книги вы издаете? Какие изменения в предпочтениях читателей произошли за последние годы?

Отвечает Анисия Соколова, специалист проектной группы «Молодежная и детская литература» издательского дома «Питер»

Анисия Соколова

«Питер Детство» – это детское подразделение издательства научно-популярной литературы «Питер». Наша цель – делать полезные книги для детей в возрасте от 0 до 16 лет.

Книги «младшего» сегмента, которым я занимаюсь, создаются для детей в возрасте до 6 лет. Наши сказки воспитывают без слез и наказаний, поддерживают в трудных эмоциональных ситуациях, рассказывают о типичных детских конфликтах и учат грамотно и экологично их проживать. Благодаря историям, которые приключаются с героями наших книг, маленькие читатели учатся сопереживать и общаться, социализироваться, прислушиваться к своим желаниям и даже отстаивать свои границы. И последнее – как раз то, что сейчас ищут родители.

Примерно последние два года родители все больше уходят в изучение темы осознанного и гармоничного воспитания для своих детей.

Современные мамы и папы буквально учатся прислушиваться к малышам, уважать их и принимать их чувства. И издательский сегмент, в котором мы работаем, делает упор на теорию привязанности. Если раньше было востребовано воспитание по принципам «мальчики не плачут», «пойди извинись перед тетей», «ну отдай свою игрушку – ты же не жадный малыш», то сейчас все меняется. Взрослые учатся быть внимательными к чувствам детей, и это потрясающе.

Мы стараемся поддерживать это стремление нашими книгами – причем, и для малышей (на примере новинок про Зайчика Севу), и для детей постарше (на примере книг Вики Смирновой «Я обижаюсь», «Я стесняюсь»; в феврале 2021 года выйдут новые истории этой серии на совершенно уникальные темы, которых на нашем рынке почти нет).

Так как подобная литература только набирает обороты в России, мы продолжаем искать варианты того, как аккуратно, тактично и при этом эффективно рассказывать родителям и детям о мире эмоций и принятии чувств друг друга.

Какая она, книга современного ребенка? Что делает ее более привлекательной и читаемой?

Отвечает Анастасия Куньчикова, PR-менеджер издательства «Феникс»

Анастасия Куньчикова

Нужно понимать, что в детской литературе целевых аудиторий, на самом деле, две – родители и дети.

Книги приобретает старшее поколение. Часто их выбор падает на классику детской литературы. Здесь важно «обновить» книгу иллюстрациями и нетривиальным подходом к ним.

Хорошим примером являются красочные книги издательства «Феникс-Премьер» – «Аленький цветочек» и «Снежная королева». Если мы говорим о самих детях, то их выбор обусловлен окружающими реалиями: информационная нагрузка, быстрый темп жизни и скорость реакции.

Исходя из этого, на наш взгляд, формируется некая клиповость мышления. Ведь не зря инфографика – тренд последних лет.

В этом вопросе мы доверились зарубежному опыту и выпустили серию английских переводных энциклопедий, которые отличаются схематичностью, наглядностью, четким фактическим материалом, без лирических отступлений. Например, «Первая энциклопедия в инфографике» Харриета Брандла.

Еще один тренд – интерактивность. Особенно это важно для детей, увлеченных гаджетами, потому что часто книга рядом с ними проигрывает.

QR-коды, внедрение квестов и задач в книги – все это работает.

Книжки-картинки, которые дают возможность ребенку фантазировать и самому додумывать продолжение или альтернативное развитие сказки, тоже актуальны. Здесь сразу решается несколько задач: детализированные картинки привлекают и удерживают внимание, при этом, помогают выучить предметы, действия.

Ярким примером является книга «Тикки» Инны Гюнтер. Рассматривая ее иллюстрации, даже взрослый раз за разом будет находить новые детали.

Что изменилось внутри самой детской книги? Если сравнивать ее с изданиями нашего советского детства.

Отвечает Татьяна Князева, директор по маркетингу в издательстве «Стрекоза»

Татьяна Князев

Массовая идеология прежнего социально-экономического строя, отраженная во многих книгах, оказывала влияние и на советских детей. Прежде думай о Родине, о друге, а потом о себе. Современные дети и подростки более любознательны и активны в познании.

Сегодня ребята предпочитают жить в настоящем «здесь и сейчас». Поэтому во многих детских книгах изменилась и тематическая направленность.

Современные книги могут содержать информацию актуального характера, идеи толерантности, победы добра над злом, верности в дружбе, поднимать взрослые проблемы детей, учить свободе самовыражения.

Также сегодня необычайно популярен жанр нон-фикшн, ведь в современном обществе существует запрос на раннее развитие ребенка, а также жанр фэнтези, погружающий подростков в волшебные миры, развивающий воображение и помогающий психологически разгрузиться от насущных проблем.

К счастью, сегодня на полках книжных магазинов мы можем встретить много авторов со своим неповторимым почерком.

Отвечает Мария Шалунова, менеджер по проектам в издательстве «Альпина Дети»

Мария Шалунова

Мне кажется, что если сравнивать современные книги с детскими книгами нашего детства (примерно 1980–1990 гг.), то я бы сказала, что стилистика иллюстраций стала более разнообразной. Соотношение иллюстраций и текста тоже изменилось. Красочных иллюстраций стало больше.

Поменялась и сама идеология. Если раньше тексты были направлены на «взращивание» удобных людей, то сейчас – на раскрытие индивидуальности каждого.

Например, наша серия «Басни бабушки Лейлы». С ее помощью ребята поймут, что любой человек обладает отдельным характером. И что уметь проживать и прорабатывать свои эмоции – очень полезный навык.

Могут ли современные детские авторы конкурировать с мэтрами детской литературы прошлых веков? И должны ли они это делать?

Отвечает Елена Широнина, директор по проектам в издательстве «Росмэн»

Елена Широнина

Конечно могут! Они не хуже и не лучше, они другие, и это дело читателя – сравнивать, оценивать и выбирать, кто ему ближе и нужнее.

Мне вообще кажется, что в нашем пристрастии к классике (особенно в педагогике) есть значительная доля робости и недоверия к себе: а справимся ли мы, сможем ли сами адекватно оценить, что хорошо, что плохо; не проще ли положиться на ту отборку, которую сделали уже до нас и за нас; ведь классика – это точно хорошо!

А насчет того, должны ли современные детские авторы конкурировать с классиками… Если говорить о долженствовании применительно к людям творческим, то современные детские авторы «должны» писать книги.

Цель конкурировать, затмить, превзойти Пушкина, Милна, Маршака, Барто, Успенского, думаю, перед писателями не стоит.

Как сказал когда-то (недетский) писатель, «цель творчества – самоотдача». Автор пишет только то, что кроме него никто не напишет, кроме него миру никто об этом и вот так не расскажет. Вот это автор и должен делать.

А дальше получается, что нас окружает множество текстов, океан книг, и он все прибывает и прибывает. И нам нужно в этом океане ориентироваться, делать какой-то выбор.

Мы, взрослые, выбираем то, что нам самим нужно и важно, и замечательно, что такая возможность у нас есть. И мы же, взрослые, выбираем то, что нам кажется важным и нужным для детей (поскольку круг детского чтения до определенного возраста формируют взрослые – родители, педагоги).

И вот тут мне видится очень уместным глагол «должны». Взрослые должны понимать, что не вправе навязывать детям свой выбор.

Взрослые должны обеспечить эту самую конкуренцию самых разных писателей за внимание и интерес ребенка.

Это бабушка знает, что Пушкин крутой, а какой-нибудь Сидоров – поди его разбери. А если внук, прочитав и сравнив, предпочтет Сидорова, это не будет означать, что внук балбес (или что Пушкин – отстой). Это будет значить лишь то, что вот этот текст этому человеку что-то такое важное дал, какую-то роль сыграет в его дальнейшем развитии, как-то повлияет на его личность.

И это – очень хорошо!

То есть мы, взрослые (писатели, издатели, литературные критики, блогеры, продавцы книжных магазинов, родители, учителя) должны эту конкуренцию современной литературы и классики в детском чтении обеспечить, мы должны детям дать ту свободу выбора, поиска, которая позволит каждому ребенку вырасти самим собой, не жить по навязанным шаблонам.

Можно ли сегодня получать знания из книг? И если да, то какой, на ваш взгляд, должна быть познавательная книга для современного ребенка?

Отвечает Георгий Гупало, руководитель проекта Animalbooks.ru

Георгий Гупало

Можно и нужно. Беда в том, что сделать это весьма затруднительно.

И дело не в том, что огромное количество информации размещено бесплатно в интернете и ребенок без труда может узнать обо всем на свете. Более того, он может посмотреть видео и послушать аудио, что не может дать книга.

Взять хоть книги о животных. В книге он может только прочитать описание и посмотреть фото или рисунок. Другое дело – увидеть десятки видеороликов животного в естественной среде и услышать его голос.

Интернет дает невероятно большой объем информации по всем без исключения вопросам. И это замечательное изобретение, которое не нужно ругать или противопоставлять книге.

Чем же книга сейчас может быть полезна? Только одним — глубиной информации.

Если научно-популярную книгу пишет хороший специалист, то он может дать более глубокие и объемные знания о предмете. И конечно, читателю не нужно будет разбираться, насколько информация правдива, с чем часто приходится сталкиваться в интернет-публикациях.

И последнее. Ученый, который горит наукой, своим любимым предметом исследований, безусловно лучше донесет знания в сердце юного читателя, сможет привить любовь к науке и исследованиям. Жаль только, что в нашей стране таких ученых-популяризаторов по пальцам одной руки можно пересчитать.

Отвечает Александра Литвина, главный редактор в издательстве «Пешком в историю»

Александра Литвина

А почему нет? Более того, знания – точнее, некоторый толчок к самостоятельному исследованию мира самыми разными способами – можно получить и из книги, которая вовсе не ставит себе такой цели, скажем, из книги художественной.

Зацепился глаз любопытного читателя за что-то – и пошел выяснять сам, что и как.

Например, имя главного героя необычное, а в честь кого он назван, кто такой был этот Гектор? Или действие книги происходит в другую эпоху, может быть даже выдуманную, но собранную из реальных исторических элементов – а как оно там было на самом деле, в Средние века? А что говорит наука о драконах, могут ли существовать подобные животные? А о приключениях Алисы в Стране чудес?

Конечно, каждая книга несет на себе яркий отпечаток своей эпохи и авторскую точку зрения.

В моем детстве было много старых научно-популярных книг, оставшихся еще от детской библиотечки родителей. В них иной раз сообщались или откровенно устаревшие с точки зрения науки, или попросту неверные сведения – например, о животных и насекомых-вредителях, которых необходимо уничтожать, или о том, что в США почти не осталось дикой природы, одни заводы и фабрики.

В этих книгах любые «правильные» теории излагались как непреложная истина в последней инстанции, а любые заблуждения были злонамеренными.

Какой контраст составляли им научно-популярные книги для детей 70-х годов, и как непохожи те и другие на современные! Не только потому, что наука о мире и человеке во многих отраслях шагнула вперед – ученые узнали о пернатых динозаврах, расшифровали письменность майя и обнаружили подо льдами пропавшие корабли «Эребус» и «Террор» – да мало ли еще что!

Главным же образом потому, что книга стала говорить с читателем иначе.

Современная познавательная книга в моем представлении – это вовсе не набор интересных фактов, и тем более не энциклопедия, где в каком-то порядке (алфавитном ли, хронологическом ли) перечисляются понятия или темы без особой связи между ними.

Это книга, в которой предмет рассматривается в широком контексте как научном, так и культурологическом и историческом.

В такой книге история науки или техники предстает как живой диалог эпох и ученых, со своими тупиковыми ветвями и ошибками, с величайшими победами человеческого духа и трагедиями, так, что читателю понятно – не все открытия уже «закрыты», он тоже может внести свой вклад или по крайней мере научиться мыслить критически и творчески, как ученый или изобретатель, каким бы делом он ни решил заняться в будущем, какую бы ни выбрал профессию.

В такой книге автор вместе с читателем задает вопросы и исследует мир.

Какие значимые изменения произошли в иллюстрации? Верно ли что хорошие рисунки – половина успеха книги?

Отвечает Юлия Двоеглазова, художественный редактор издательства «Поляндрия»

Юлия Двоеглазова

В последнее время я наблюдаю много случайных людей в книжной графике. Все реже встречаются настоящие маэстро, умеющие рисовать, знающие анатомию, которые нашли свой стиль, пройдя через классическую школу, которые продумывают книгу как цельный организм.

Как оборотная сторона этого явления – иллюстрация стала более разнообразной, появилось много смелых решений, экспериментов, неожиданных ходов, которые делают книги не похожими друг на друга.

Хорошие иллюстрации – это, безусловно, половина успеха книги, иногда и больше!

И мне в моей профессиональной деятельности чрезвычайно везёт на встречи с талантливыми художниками-графиками, мастерами своего дела.

Отвечает Елена Володькина, художественный редактор издательства «Энас-книга»

Наиболее заметным изменением десятилетия я бы назвала распространение дизайнерской книги.

С развитием технологий книгопечатания книга приобрела новые функции, то есть не только информационно-воспитательно-познавательные. Стало возможными рассматривать книгу как арт-объект, который можно наделить новыми смыслами с помощью формы, объема и тактильных свойств.

В случае книг для самых маленьких это еще и игровой объект. Соответственно функции иллюстрации расширились. На смену «напихай побольше, раскрась поярче» пришла новая эстетика.

В книгах стало больше воздуха, появилась интересная типографика, появились нетрадиционные техники – коллажирование, пластилин, силуэтное вырезание из бумаги.

Что касается собственно рисунков, то безудержное новаторство, упрощение и схематичность, безусловно, коснулось какой-то части контента, но все-таки классическое реалистичное или изящно стилизованное современное рисование остается в приоритете для детской аудитории.

Иллюстрация должна находиться в категории «волшебство», даже если ей присуща некоторая эскизность, незавершенность.

А по поводу соотношения я бы сказала, что хорошее оформление – это от 50 до 100% успеха книги.

Мы живем в эпоху визуализаций. Через визуальное восприятие лежит наиболее короткий пусть информации к нашему сознанию. Современный молодой человек даже самую простую инструкцию к гаджету предпочтет посмотреть в видеоверсии, чем прочитать.

Поэтому на иллюстратора детской литературы ложится огромная ответственность.

Он должен понять идею текста, проникнуться его атмосферой, эмоциональным состоянием, чтобы провести маленького читателя в мир, созданный писателем, донести историю, не исказив, а обогатив собственным переживанием прочитанного.

Есть актерское выражение «попасть в образ». Оно актуально и для иллюстрации, когда художник книги попадает в образ героя, события, исторического момента, даже настроения.

Если говорить о коммерческом успехе книги, то, безусловно, современный читатель выберет хорошие рисунки, и часто книга покупается в первую очередь из-за рисунков. Нельзя не отметить и успешное распространение «тихих» книг, в которых вообще текста. Это отдельный жанр иллюстрации, у которого, как мне кажется, прекрасные перспективы.

Какие современные книги читают ваши дети? Есть ли среди них те, что нравятся вам самой?

Отвечает Ксения Коваленко, редактор и переводчик в издательстве «Белая ворона»

Ксения Коваленко

У нас довольно спонтанный выбор, читаем то, что попадает в поле зрения, – что-то советуют друзья, что-то подсмотрено в книжных обзорах. Поскольку многое читаем вместе, то это, разумеется, те книги, которые нравятся и мне тоже.

В первую очередь это все, что выходит в «Белой вороне». Из последнего особенным успехом пользовались серия Мег Розофф про пса Мактавиша, который перевоспитывал одну английскую семью, и абсолютный хит, который читался много раз по кругу, – книги про девочку Весту-Линнею Туве Аппельгрен и Саллы Саволайнен.

Старшая дочь очень любит Мег Розофф, прочитала все ее книги для подростков, ждет новые.

Младшая обожает Фриду Нильсон. Еще мы фанаты норвежской серии про Лиса и Поросенка Бьорна Рёрвика и Пера Дюбвига, хотя по возрасту она нам всем уже маловата. Но истории такие смешные, и перед картинками не устоять.

Средний ребенок интересуются книгой как объектом – как нарисовано, какой формат, шрифт, какие вообще возможности у книги. Читаем норвежское и шведское, то, что они находят у меня на столе, и я им перевожу на ходу.

Семейный гороскоп