16:00, 17 января 2014

Бабушки разных стран

Почему нужно ругать новорожденного, праздновать лунный день рождения, готовить бо-бо и бояться призраков у реки, знают героини этой статьи – бабушки из Мексики, Вьетнама, Камбоджи, Англии и Норвегии.

Бабушки разных стран

Бабушка – совершенно особенный и очень важный человек в жизни каждого ребенка. Она – самый старший воспитатель, хранитель семейных традиций. «Летидор» собрал семейные истории о замечательных бабушках со всех концов света: от Вьетнама до Мексики.

Уэльс

Ирина Бредли приехала в Уэльс из родной Латвии в 2007 году. Ей предстояло на собственном опыте узнать насколько отличаются друг от друга разные части Британии, погрузиться в культуру, историю и древний язык этого края – валийский. О своих свекрах Сьюзан и Дэйвиде Бредли, Ирина говорит не иначе, как о «сокровищах, которые небом нам даны». Послушав ее историю, трудно с этим не согласиться.

«Наш дедушка Дэйвид, или как мы обычно его называем – Дэйв, всю жизнь трудился в бюро статистики. Бабушка – Сьюзи, наоборот, сменила в жизни не одну профессию: была воспитателем в детском саду, в молодости подрабатывала в школе, убирала дома, последнее время работала на ресепшене в медицинской фирме. У свекров нет высшего образования, но они очень мудрые люди, любят книги, и детей воспитали так, что все трое имеют магистерскую степень в разных дисциплинах, дочка получает сейчас докторскую.

Несмотря на то, что бабушка и дедушка до последнего времени работали, они всегда успевали помогать нам с детьми. Первые два года бабушка (после своей работы) забирала сына из садика, приезжала к нам домой, кормила его, мыла посуду, играла с ребенком и ждала нас. Когда дедушка вышел на пенсию, и он стал приезжать. Тоже забирал детей из садика, кормил. Дети всегда с радостью с ними остаются, обожают играть вместе. Наша бабушка такой человек, ей с детьми хорошо и весело. Не скучно и не лень с ними заниматься. Сколько раз, приходя с работы, заставала всю компанию — бабушка, дедушка и двое наших детей — то в саду за какими-то занятиями, то в доме за «играми в полумраке» (когда переодеваются в разных сказочных персонажей, особенно страшных, изображают привидений, вампиров каких-нибудь, и вот они все вместе шумят, шуршат, страшат и ищут сладости).

На этом фото наши «бабуля» и «дедуля» катаются с детьми на горке. Наверное, тут они больше всего похожи на себя.
  

новые бабушки.jpg

новые бабушки.jpg

А это игры в саду: бой на водяных «бомбочках». Бабушка наполняет «снаряды», дедушка (не попал в кадр) их выдает. Как раз в тот день, он подкинул одну «бомбочку» вверх, чтобы посмотреть, где шлепнется и как высоко улетит, потом от долгого ожидания задрал голову вверх и как раз в этот момент, шарик и приземлился ему прямо на лоб. Все, включая дедушку, долго хохотали.

Детские бомбочки

Детские бомбочки

Фотографии со дня рождения сына год назад. Решено было устроить вечеринку в стиле Гарри Поттера. Свекры прилетели из отпуска в ночь перед праздником, так что роли разучивали в самолете. Бабушка учит всех летать на метлах, а дедушка рассказывает про почтовых сов.

Уэльс (4).jpg

Уэльс (4).jpg

Проблемы оставить детей у бабушки с дедушкой тоже никогда не было. Но в этом, пожалуй, мои свекры скорее исключение из правил. Здесь обычно не принято нагружать родителей такими заботами. Они детей вырастили и теперь свободны. Если возникла какая-то форсмажорная ситуация, могут посидеть, конечно, но не постоянно, чтобы маму с папой разгрузить.

Гарри Поттер

Гарри Поттер

В плане еды у моей свекрови нет какой-то «обязательной программы» для детей. Но она очень быстро и ловко делает всяческие пироги: с яблоками, с ягодами. На обед или ужин обычно идут вареные овощи (причем варить вместе их нельзя, каждому овощу нужна своя кастрюля): картофель, цветная капуста, морковь, брокколи, зеленый горошек. К цветной капусте обязательно белый соус, а ко всему остальному – грэйви. Ну, и мясо или рыба. По воскресеньям обязательно «сандэй роуст» – запеченная курица. И, конечно, дети обожают бабушкин «трайфл» – это десерт из бисквита, крема и взбитых сливок.

Для меня важно, что по поводу еды Сьюзи всегда сначала интересуется: «А разрешит ли мама?» Если я рядом, то о конфетах или мороженом надо спрашивать меня потому, что я босс, как я скажу, так и будет.

Вообще у бабушек в Уэльсе, не только у нашей, нет убеждения, что ребенка надо накормить во чтобы то ни стало. Сколько съел, столько и хорошо. Насильно никто никого не кормит и не пугают тем, что мол «не вырастешь».

Семейные традиции, а вернее историю, передает в первую очередь наш прадедушка Рэймонд. Ему 86 лет и именно от него дети узнают о том, как жили их бабушки и дедушки. Прадедушка рассказывает потрясающе увлекательно! Многие истории мы хоть и знаем наизусть, все равно слушаем каждый раз с интересом. Например, о том, как наша бабушка Сьюзи родилась в пожарной машине, о войне, о том, как после увольнения отца (нашего прапрадедушки) из армии в поисках работы они переехали в Лондон. Жили очень бедно, но каждую свободную копейку тратили на книги. Отец покупал за шиллинг книжку в лавке подержанных вещей, а прадедушка Рэймонд читал их по вечерам младшим братьям и сестрам. Главный смысл его историй, наверное, в том, что в любых трудностях семья держалась вместе и не унывала. Бабушка тоже часто рассказывает о своем детстве в послевоенном Лондоне, как она с двумя братьями играла в комнате для хранения угля.

Чтение книг вместе с детьми – наша семейная традиция. Бабушка с дедушкой у нас в основном «специализируются» по классике: Мистер Мэн, Ухти-тухти, Красная шапочка и т.д. Это с младшей. А старший сын уже знаком с творчеством всего Роальда Даля. У нас в этом плане разделение: я читаю и говорю с детьми только по-русски, остальные соответственно по-английски. На валийском они знают некоторые фразы, но в быту не говорят. Кстати, бабушку с дедушкой внуки называют тоже по-русски. «Granny» и «Grandad» – как-то старит, а вот «бабушка» и «дедушка» – это здорово!
Оба свекра родом из Англии и переехали в Уэльс, когда им было по 18-19 лет. Здесь и познакомились. Теперь они, наверное, считают себя скорее валийцами, уважают, знают и любят язык и культуру Уэльса».

Екатерина Поляничко родилась в Алтайском крае, училась и работала в Томске. В 12 лет она случайно услышала по телевизору, как звучит испанский и решила выучить этот язык. Увлечения хватило вот уже на 14 лет. Сегодня Екатерина живет в Мехико. Изучает один из ацтекских языков – науатль, на котором до сих пор говорит более миллиона человек, и доиспанскую культуру Мексики. Она рассказала нам о своей необычной семье.

«Наш случай совершенно особый: бабушка Лукресия Эрнандес и дед Хосе Луис Кальдерон де ла Барка Хименес – сироты, ухитрившиеся прожить вместе 50 лет и воспитать семерых детей, из которых поныне живы пятеро. Живут они в провинции Пуэбла, в небольшом городке Сан-Мартин-Тесмелукан-де-Лабастида. (Название – типичное для Мексики смешение культур. Де Лабастида – имя военного деятеля, который героически защищал город, а Тесмелукан – переводится с науатля, как «место, полное каменных дубов».

Мексика

Мексика

Двум девочкам и двум мальчикам они дали высшее образование. Причем, бабушка – сама закончившая только трехлетку – ругается на дочерей, не работающих по специальности, что, мол, на семейно-строительном факультете ученым людям не место. Меня при первой встрече спросила: «Ты училась? Надо работать! Нечего тебе за кастрюлями жизнь проводить! Это я дура не выучилась, вот и мыкаюсь с хозяйством». Дед до сих пор работает – торгует сыром и сливками. Ему 70 с лишним, он каждый будний день встает в 4 утра и едет в Мехико работать. На бабушке – большой дом, двор с целой сворой собак, готовка – она очень устает.

Дети и внуки далеко, так что сейчас бабушка нянчится с соседским малышом. Ребенок совершенно счастлив, подражает семье свекров – играет в чтение книг (он еще маленький совсем, читать не умеет) – вещь, видимо непринятую у его родителей.

Очень многое зависит от среды. В Мексике между людьми разного достатка и разного социального статуса разница, зачастую, огромная. Но вообще здесь скорее принято сидеть с внуками и принимать на себя всяческие заботы. Причем обычно опека не просто продолжается, что называется «до пенсии», но и доходит до совершенно, в нашем понимании, нелогичных ситуаций. Самым ленивым и нерадивым внукам все прощается и им же больше всего помогают. Мол, трудолюбивые, да умные сами справятся. Так что сейчас подрастает поколение двадцатилетних балованных внуков, которых мамочки в свое время родили очень рано. Воспитывали этих ребят бабушки, баловали, ни в чем не отказывали, выполняли все капризы. Например, в мексиканских семьях, где детей воспитывают родители, принято есть, что дают: вот поставили тебе на стол фасоль, курицу и лепешки – ешь. Не нравится – больше ничего нет. А бабушки капризным внукам угождают. Мол, сейчас я тебе что-то другое приготовлю или куплю. И именно бабушки в таких семьях делают большую часть домашней работы: гладят, стирают, готовят, убирают. Помощь от молодых родственников в этом плане часто совсем маленькая. На моей старенькой свекрови весь дом. Ей почти никто не помогает, да она и сама не позволяет.

Конечно, воспитание бабушек не ограничивается только обедами и уборкой. Каждая старается по-своему научить внуков тому, что знает. Часто передают всевозможные старинные легенды и поверья. Католицизм в Мексике причудливо переплетается с исконными верованиями индейцев. Многие, например, рассказывают о мертвеце, который может сесть на спящего и начать душить. В этот момент человек не может пошевелиться. Есть еще Льорна, женщина причитающая «Ах, мои детки, мои детки!». Это призрак обманутой жены, которая убила своих детей, а теперь мучается. Вариант – Малинче или Коатликуэ, богиня в юбке из змей, ацтекская богиня-мать, которая предрекала падение мезо-американской цивилизации. Бабушки рассказывают, что Льорну обычно видят люди, живущие у воды. К ним приходит призрак с лицом мертвой. После такой встречи человек чаще всего заболевает.

Можно от бабушек услышать и о Нагвале. Это оборотень, который гуляет в виде свиньи или собаки. Его сначала видишь, как человека, а через секунду он уже животное. А вот бытовых суеверий пожалуй меньше, чем у нас. Хотя встреча с черной кошкой тоже считается недобрым знаком, а еще нельзя проходить под лестницей – это к неудаче.

Интересно, как бабушки иногда лечат внуков от простуды домашними средствами. Наверное, самое простое, что здесь может быть: набирают во дворе сухих листьев эвкалипта с земли (с дерева их не нарвешь – очень высоко), моют, заливают водой, кладут туда же кусочек чеснока и немного меда. Всю смесь подогревают в кружке и дают пить. Проверено на себе – действительно отлично снимает простудные состояния».

Евгения Марченко приехала во Вьетнам из Москвы несколько лет назад. По образованию она востоковед, изучала вьетнамский язык в ИСАА. Вьетнам для нее всегда был страстным увлечением, потом стал профессией, а теперь частью семейной истории, которой она и поделилась с "Летидором".

«В нашей жизни обе бабушки играют очень важную роль. Декретный отпуск у меня длился всего 4 месяца.  Когда маленькому Мишеньке исполнилось 3 месяца, я снова вышла на работу в офис. Режим у нас тут тропический: работаем с 7:00 до 11:30, а потом с 13:30 до 17:00.

Бабушки – моя мама и мама мужа – изъявили горячее желание не допустить попадания внука в руки «чужих людей», то есть нянь, поэтому теперь они живут у нас попеременно по полтора-два месяца. Моя мама прилетает из Москвы, свекровь едет 6 часов из деревни в провинции Бенче.

Вьетнам (1).jpg

Вьетнам (1).jpg

«Внутреннюю» бабушку, так здесь называют бабушку по папе, зовут Нгуен Тхи Ким Нга, из чего Ким Нга – это имя, которое можно перевести, как «золотая луна». У бабушки два сына. А сама она выросла седьмым ребенком в семье, где было два брата и шесть сестер. В юности Ким Нга подавала большие легкоатлетические надежды и даже была на предолимпийских сборах. Но строгая мать не позволила ей продолжать тренироваться. Тогда наша бабушка вышла замуж в 19 лет. Года четыре проработала на предприятии по заморозке креветок, потом началась разруха (попытки властей коллективизировать Южный Вьетнам), родился второй сын, и с тех пор она занималась только своим домом и садом. Что тоже, кстати, очень тяжелый труд.

Под палящим солнцем Ким Нга лазила по лонгановым деревьям и кокосовым пальмам, ухаживала за садом, собирала урожай.  И дети все время, естественно, были на ней. В общем, вполне типичная крестьянская жизнь, как и везде наверное, только климатические условия особые.

Мишка – ее первый внук. Поэтому свекровь бросила любимого мужа и хозяйство, хотя до этого ни одной ночи за всю жизнь не провела вне дома, и приехала к нам в Вунгтау в маленькую двухкомнатную квартирку в закрытом русском микрорайоне. Справедливости ради надо сказать, что моя мама не только бросила папу (периодами) и привычные условия жизни, но и хорошую работу – взяла отпуск по уходу за ребенком за меня.

Сначала мы со свекровью много спорили и вслух, и молча. В чем-то уступала я, но больше – она мне. Если кратко, традиционный уход за ребенком во Вьетнаме выглядит так: дитя нужно кутать (лучше в шерстяное, это при том, что на улице и дома 30-35 градусов), вода ни в коем случае не должна попасть в ушки, на руках много младенца держать нельзя, он может привыкнуть. Молодой матери полагается месяц с постели не вставать и не мыться – считается, что нужен полный покой. Ничего этого я не приняла в первые месяцы. Потом Ким Нга приехала, когда Мишке исполнилось 3 месяца, на две недели. Результат моих усилий в одиночку был налицо – сын не болел, был упитанным и развитым малышом. С тех пор она стала доверять моему мнению. Хотя стиль ухода за детьми все равно сильно отличается от нашего.

Если вьетнамка сидит с ребенком, то она только сидит с ребенком. Сказывается переизбыток свободных рук в больших семьях и лето круглый год – не надо сломя голову «готовить сани на зиму». Никто не будет бегать между ребенком и сковородками, швабрами и стиркой. Бабушка сидит и играет с ним, тетешкается, а когда он спит – лежит и охраняет его сон. Даже кашку ему готовить должен другой человек, поэтому если доход семьи составляет 700 долларов в месяц, то на 100-150 долларов все равно наймут прислугу. Когда малыш ползет – она будет ползти за ним, подставляя ладони – лишь бы не стукнулся (пол-то плиточный). В три месяца мы поднимали Мишатку за ноги и за руки – гимнастика. У нашей бабушки, глядя на это, сердце кровью обливалось: «Надо держать его очень аккуратно, ведь он очень хрупкий!»

Здесь принято сидеть с ребенком и бесконечно его занимать – потешки петь, звенеть игрушечкой перед глазами. И опять же мы убедили свекровь приучать Мишку ползать, познавать мир. Развивать самостоятельность, самодостаточность здесь скорее не принято. Теперь, когда в 10 месяцев сын без всякой помощи или тренировки пошел сам, свекровь уже не страхует его.

При всей гиперопеке над малышом, тут совершенно не имеют понятия о том, что такое соблюдать тишину. Говорят, как правило, очень громко, кричат, смеются, а дети спят, как сурки.

Вьетнамская бабушка

Вьетнамская бабушка

Кормят детей во Вьетнаме постоянно! Бегают за ними по всему двору и даже по улице. Идешь себе и то и дело обходишь малышей и «танцующих» вокруг них женщин с миской и ложкой. Мишка ест только в стульчике за столом, кстати, свекровь своих сыновей кормила тоже только за столом. Кормить принято много, много, и еще больше! И между приемами пищи давать молоко. Чтоб росли как на дрожжах! Результат часто бывает обратный. Дети либо отказываются от еды и вообще не поправляются, из-за чего родители и бабушки выбиваются из сил, пытаясь их накормить, либо откровенно жиреют. Для малышей все продукты питания даются только как дополнение к рисовой кашке. Другой крупы не бывает, овощей отдельно не бывает. Во взрослой жизни прием пищи немыслим без риса, поэтому старшее поколение не может есть пиццу, макароны, борщ – как же без риса?!

Поэтому отдаю должное открытости моей свекрови. Мне во многом удалось ее переубедить. Теперь она даже приветствует такие абсолютно неведомые вьетнамцам продукты, как творог, крупяные каши, сыр, печенье, а также еду кусочками. Здесь очень сильно боятся, что ребенок подавится, поэтому некоторые дети едят перетертую еду до трех-четырех лет, а потом заставляют мать кормить их с ложечки еще лет до пяти-шести. Я знаю пример, когда ребенок (живет в России) был в три года отдан на лето бабушке во Вьетнам и в результате разучился сам есть ложкой.

Бабушкино «средство от всех болезней» – ментоловое масло, по составу и действию схожее со знаменитым у нас бальзамом «Звездочка» (во Вьетнаме, кстати, он известен гораздо меньше). Детей вместо ментола часто мажут эвкалиптовым бальзамом. Причем все подряд: животик, головку, носик. И что самое главное – помогает! Укусы комаров, которых здесь просто панически боятся потому, что они запросто могут привести к лихорадке Денге или какой-либо другой, не менее страшной болезни, тоже мажут эвкалиптом. Обычных простуд у вьетнамцев практически не бывает, если недомогание – то сразу либо слабость, либо жар. Поэтому и берегут малышей, о закаливании даже слышать не хотят.

Вообще, надо сказать, что с внуками редко сидят бабушки по папе. На юге Вьетнама, как и в России, внуками больше занимаются бабушка по маме или няни. На севере страны, где жена почти всегда живет в семье мужа, все равно бабушка по отцу не будет стирать пеленки и готовить кашку. Она будет только контролировать все это. Сейчас большинство городских семей живут отдельно, а бабушки в 48-55 лет еще работают. Поэтому основной уход осуществляет няня. Моя свекровь в этом смысле исключение и наша большая удача.

Вьетнам

Вьетнам

Общий подход к воспитанию таков: до полутора-двух лет ругать ребенка смысла нет, он еще ничего не понимает. Потом надо активно воспитывать. Например, если Мишка непременно хочет грызть провода, его надо оттащить со словами «нельзя» и объяснением, но ругать не нужно. Вообще все запреты стараются объяснять. Что касается шлепков, то по «программе» нашей бабушки – это только по попе и то лет с трех. При этом муж утверждает, что в детстве его лупили нещадно и за все подряд. Мне даже не верится!

Вьетнамские бабушки обязательно учат ребенка обнимать, целовать родителей и близких родственников, а старших детей учат тискать малышей. Каждая встреча с детьми от полутора лет на улице, в магазине, в гостях сопровождается побуждением: «Люби малыша! Как ты любишь малыша?» и щипками за щечку.

Вообще брать на руки, гладить по щечке, хватать за ручку и тискать чужих малышей, знакомых и не знакомых, в порядке вещей. Ведь иначе родители могут подумать, что вы плохо относитесь к их ребенку! Даже городская уборщица может полезть обниматься.

Бабушки и дедушки приобщают детей к традициям. Самое основное, пожалуй, это культ предков (показывают фото на алтаре, рассказывают, что и как) и правила поведения (этикет).

Есть два обряда, очень важных в жизни ребенка – это «đầy tháng» – «исполнился месяц» и  «thôi nôi» – «прощай, колыбель». На «дэйтханг» ставят сладкий десерт (сначала духам, потом гостям), сообщая, что малышу исполнился месяц и теперь его можно выносить из дома, приглашать гостей и показывать людям.

«Тхойной» – считается по лунному календарю, то есть с реальным днем рождения не совпадает, но реальный день рождения никого и не интересует. Также сообщают духам с подношением (обычно – клейкий рис с добавками), что ребенку уже год, и ставят столик в разнообразными предметами – рисом, ручкой, деньгами и т.д. Что ребенок сам схватит со стола, то и будет составлять основу его профессии в будущем. Если ручку/книжку – ученый человек будет, рис – крестьянин, деньги – богатый будет. Все по-разному в разных семьях.

Есть интересные обряды – например, если ребенок в первые месяцы много плачет и кричит по неясной причине (у нас это называется «колики»), его берут и относят к чужим людям – соседям, знакомым, и якобы оставляют там (нужно просто выйти и чуть погодя вернуться), чтобы злые силы, мучающие малыша, потеряли его из виду. Нельзя также говорить «какой милый, славный, как я его люблю», нужно заменить на «какой ужасный малыш, прямо бесит меня!». Это «бесит» («ненавижу, не нравится», трудно подобрать перевод) с умильной улыбкой и ми-ми-ми несется в первые месяцы отовсюду – никто не хочет сглазить вашего младенца.

Светлана приехала в Королевство Камбоджа в 2006 году. Вместе с мужем они учились в Ростове-на-Дону, где и познакомились. Изучить язык, адаптироваться к особенностям местных традиций и отношений было нелегко. Но сегодня Светлана искренне любит свою большую и шумную кхмерскую семью.

«Нашу бабушку зовут Тян-Тон, а дедушку Собхат. Оба они состоявшиеся во всех отношениях люди. Дедушка работает на солидной государственной должности, бабушка ведет свой бизнес.

Камбоджия.jpg

Камбоджия.jpg

Мы с семьей живем в столице Камбоджи городе Пном-Пене. По кхмерской традиции – так называется население Камбоджи – после свадьбы жених приходит в дом невесты. Родители принимают дочкиного мужа в дом. Их задача сделать все, чтобы брак был счастливым. Молодого супруга принято всячески баловать и опекать. Именно родители жены и будут заботиться о детях, которые появятся у молодой пары. Декретный отпуск здесь всего 3 месяца. Горожанки практически все работают. Поэтому в возрасте 3-х месяцев ребенка переводят на смесь и отдают на воспитание бабушкам. Обычно, бабушка живёт с дочерью, так что особых проблем не возникает. Ребенок остается дома. Но иногда родители живут далеко: в другом городе, деревне. В таком случае малыш живет с бабушкой и дедушкой постоянно, и родители только навещают его, раз в неделю или раз в месяц. У меня есть подруги-кхмерки, дети которых живут как раз таким образом в провинции. Причем мамы абсолютно от этого не страдают. Наоборот, считается, что бабушка с дедушкой лучше позаботятся о ребенке, лучше воспитают, привьют необходимые ценности и воспитают в соответствии с традициями и культурой Камбоджи. Как правило, когда ребёнку исполняется 6 лет, родители его забирают и отдают в школу. Кстати, образование тоже очень часто оплачивают бабушки и дедушки (если у них есть такая возможность). Поэтому кхмеры хоть и уважают, и любят своих родителей, бабушки и дедушки у них на первом месте. Моего мужа вырастила бабушка. И он признаёт, что любит её больше всех.

У нас все получилось иначе. Я вышла на работу, когда первому ребенку было два года. На тот момент мы решили взять няню. Моя свекровь была очень недовольна и просила отдать ей внука на воспитание. Мы были бы только за, если бы бабушка приглядывала за внуком, но родители мужа жили далеко от нас. Согласиться на то, чтобы видеть сына всего несколько раз в год, я не могла. Для кхмерок – это нормально. Для меня – нет.

Относительно стиля воспитания кхмерских бабушек – нельзя сказать, что они балуют внуков. Кхмеры очень сдержаны в проявлении эмоций. Обнимать и расцеловывать не будут точно. Детей с младенчества учат уважать старших. Слово родителей (или другого старшего в семье) – закон. Первые уроки кхмерские малыши получают, наблюдая взаимоотношения внутри семьи. Пример для подражания всегда перед глазами потому, что семьи, обычно, большие: трое и больше детей, несколько поколений живут вместе. Нам с мужем кхмеры часто сочувствуют. Ведь мы живём одни, с детьми. Рядом нет бабушек и дедушек, родственники живут далеко. Средняя кхмерская семья – это, примерно, 10 человек в одном доме. Так что несмотря на то, что у нас трое детей, наша семья кажется им маленькой.

Каждые 2-3месяца к нам приезжают свёкры и родственники мужа. Свекровь всегда готовит традиционное блюдо «бо-бо». Это рисовая каша на мясном бульоне. Такую кашку кхмерские дети едят с раннего детства. Рис – основная еда кхмеров и к нему приучают с младенчества, как только вводят прикорм. А вот говядину, считают кхмерские бабушки, нельзя давать пока ребёнок не начал говорить. Старшее поколение верит, что тогда ребёнок может вообще не заговорить. Зато свинину, курицу и рыбу дают где-то с 6-ти месяцев.

У кхмеров есть обычай – когда ребёнок начинает ходить, бабушки и дедушки дарят мальчикам золотые браслетики на ручки, а девочкам золотые браслетики с бубенчиками на ножки. Моя дочка тоже в свое время ходила с такими браслетиками, которые подарили свёкры.

Когда у старших детей в школе каникулы, мы обязательно едем в гости к дедушке с бабушкой. Они всегда очень радуются этой поездке. Дедушка любит их побаловать, покупает всё, что дети пожелают. Бабушка, как всегда, построже. На самом деле, мне даже жаль, что мы живем далеко и отдельно от свекров. Всё-таки большая семья, где все друг друга любят, уважают и помогают – это здорово!»

Елена Беншин уже более 10 лет живет в небольшой норвежской деревне, в самом центре страны. По профессии она электроинженер, работает в местном областном центре в компании, которая занимается техническим обслуживанием медицинского оборудования. Елена воспитывает двух дочек и с удовольствием поделилась с нами рассказом об их норвежской бабушке.

«Нашу бабушку зовут Турил Аннбъерг (Torild Annbjørg), но все обычно обращаются к ней просто Турил. Ей 65 лет, по профессии она флорист. Пенсионный возраст в Норвегии наступает в 67 лет. Поэтому бабушка продолжает работать. Турил – специалист высокого класса и в большом цветочном магазине, где она трудится, ее очень ценят.

У бабушки трое детей и шестеро внуков, точнее внучек, старшей 21 год, младшей 5,5 (моя младшая дочь). Очень многое зависит от того, насколько близко или далеко живут бабушки и дедушки. К примеру, брат мужа живет за 1 300 км, и бабушка видится со своими средними внучками достаточно редко. Мы живем друг от друга в 7 км и встречаемся почти каждую неделю.

Petra med familie.jpg

Petra med familie.jpg

Вообще общение свекрови с нами по поводу детей можно охарактеризовать одной фразой – сами родили, сами и воспитывайте. И это совершенно не означает, что бабушка не любит внучек. Просто воспитание считается делом родителей, бабушки и дедушки обычно стараются не вмешиваться. Никто не будет звонить и настойчиво интересоваться, как и что происходит у вас дома или с внуками. Помощь тоже особенно не предлагают. Но если попросить, никогда не откажут.

С другой стороны, любая помощь предполагается в рамках определенных «приличий». Если муж в командировке, и одна из дочерей заболела, я не могу позвонить бабушке и попросить посидеть с ней, это не принято. Но можно попросить посидеть полчаса, пока я заберу другую дочь из сада или школы. Точно также не принято отправлять детей к бабушке и дедушке на длительное время. У них своя жизнь, а наши дети – это наши дети.

Турил выросла в не совсем обычной норвежской семье. Она была единственным ребенком, в то время как ее сверстники имели по несколько братьев и сестер. Бабушка наша очень добрая и без дисциплинарных тормозов. В этом мне кажется она не исключение. Здесь вообще не принято особенно ограничивать детей. Когда мои дочери гостят у бабушки, им разрешается все! Играть можно со всем, с чем те захотят.

Дети, конечно же, обожают бывать у бабушки с дедушкой. Ведь это полная свобода! Хочешь играть с котами – играй, хочешь сидеть в курятнике – нет проблем, хочешь печь блины или вафли – сейчас испечем и т.д. Даже муж часто удивляется тому, насколько детям у бабушки все дозволено. Но тут уже мы со своей стороны не вмешиваемся.

Наши норвежские бабушка и дедушка не считают нужным принуждать к чему-либо детей: если что-то делаем вместе, то по обоюдному согласию. Не хочет ребенок – бабушка настаивать не будет. Один из способов «балования» внуков, если это так можно назвать, подарки детям на день рождения и Рождество. От бабушек и дедушек, как правило, самые дорогие. На внуков тратятся больше, чем на детей.

Традиции передаются и поддерживаются не только бабушками и дедушками. Об этом заботятся скорее все вместе: родители, школа, садик.
В плане кулинарии наша бабушка тоже нетипичная норвежка потому, что она не любит и фактически не готовит рыбу и все, что связано с морепродуктами. Зато делает отличную выпечку и десерты.

На мой взгляд, в Норвегии царит скрытый матриархат. Пусть норвежские мужчины уверенны, что они потомки викингов и потому являют собой образец мужества, все-таки главная в семье – женщина. Он – голова, она – шея. Это сказывается на многих аспектах общения в семьях. Да, наша норвежская бабушка не будет постоянно нянчиться с внуками или стирать пеленки, но все важные семейные события и праздники обязательно проходят в доме свекров и только под ее руководством. Потому что бабушка Турил – стержень всего нашего семейства».

Новости партнеров
Интересное в сети