29 февраля 2020 в 00:30

10 самых интересных вопросов к российским иллюстраторам детских книг

Интервью с современными художниками, оформляющими современные детские книги.

Согласитесь, всегда интересно заглянуть за кулисы любимых занятий и действий. Например, увидеть, как придумывается и печатается книга, или подсмотреть, как художник-иллюстратор создает свои удивительные рисунки, постепенно оживляя вверенные ему персонажи.

Специально для «Летидора» книжный блогер и наш постоянный автор Анна Федулова собрала ответы на самые распространенные вопросы об иллюстрациях в детских книгах. Причем, отвечали на них не журналисты и не издатели, а самые настоящие художники, работающие с совершенно разной детской литературой.

У Анны получилось не только попасть в «закулисье» к профессионалам, но и получить настоящую инструкцию для тех, кто мечтает стать успешным иллюстратором!

Какие техники рисования сейчас популярны среди издателей и читателей детских книг? Чем вы чаще всего пользуетесь, оформляя авторские тексты?

Отвечает Наталья Карпова

При создании детских книг художники-иллюстраторы используют самые разные техники рисования — акварель, гуашь, смешанную технику, акрил, коллаж, компьютерную графику.

Кроме того, уже есть немало классных примеров сочетания ручного рисования с цифровой обработкой.

Мой опыт работы с издательствами свидетельствует о том, что не так важна техника рисования, как ее смысловое наполнение, а также удачные композиции и остроумные решения.

Кстати, технику коллажа, на мой взгляд, сильно недооценивают. Несмотря на то что коллаж содержит много выразительных возможностей, он все еще не так популярен.

Родители не менее внимательны к тому, как выглядит книга. Многие из них выбирают более традиционные варианты иллюстраций. Быть может, потому, что краски и карандаши вызывают чувство ностальгии по книгам из их собственного детства.

Но есть и те, кому нравятся современные техники и новые решения.

Когда я была ребенком, я любила подолгу рассматривать картинки в книжках. Мне нравились яркие персонажи, интересные детали и удивительные книжные миры. Я не очень часто замечала, в какой именно технике художник их нарисовал.

Думаю, в этом дети не изменились.

Сейчас я работаю в основном с цифровыми иллюстрациями, хотя мои первые книги были нарисованы гуашью.

Компьютерная графика позволяет быстро вносить необходимые правки и требует меньших финансовых затрат.

Как вы можете объяснить тот факт, что в России к книжкам-картинкам до сих пор относятся с некой настороженностью? Многие до сих пор считают, что чем больше текста в книге, тем она ценнее.

Отвечает Наталья Мошкова

Возможно, это происходит из-за того, что взрослые просто забывают, что значит быть маленькими. Для детей первое впечатление о предмете или человеке складывается именно из визуальных образов.

А малыши вообще воспринимают книги только через иллюстрации, потому что ребенок лет до трех еще не особо улавливает смысл длительной речи.

И, конечно же, это не означает, что текст не важен. Но книжки-картинки, как и графические романы, — это совершенно особый подход к передаче образов и сюжетов.

Кроме того, книжки-картинки — достаточно новый жанр искусства. А все новое общество обычно воспринимает в штыки.

А еще в книгах, где текста нет совсем, родителям волей-неволей приходится что-то комментировать, по-своему интерпретировать, а это, согласитесь, несколько сложнее, чем просто прочитать готовый текст.

Но, по-моему, это и есть та самая фишка! Такие совместные моменты усиливают связь с малышом и развивают его фантазию.

Особенно виммельбухи — это же настоящее чудо! Тут развивается и наблюдательность, и логика, и воображение!

Замечательно, что современный книжный рынок предлагает самые разные жанры, в том числе и в детской литературе. На мой взгляд, именно так и зарождается любовь к чтению и книгам.

Каков шанс того, что иностранный издатель отдаст проект иллюстратору из России?

Отвечает Элина Эллис

Ваше географическое положение никак не влияет на то, захочет ли с вами работать иностранный издатель или нет. Весь процесс поиска иллюстратора и работы над проектом проходит онлайн.

Вы можете сидеть на кухне в Новосибирске и делать проекты для Калифорнии.

За многие годы работы на международном рынке никто ни разу не поинтересовался, из какой я страны. Также никто не поинтересовался, есть ли у меня художественное образование.

Все, что интересует ваших потенциальных клиентов, — это качество ваших работ и ваш профессионализм.

Но! Есть факторы, которые могут быть обусловлены местом вашего проживания и которые таки влияют на выбор заказчика.

Чтобы вас заметили на международном рынке, вы должны на нем присутствовать. По крайней мере, ваш сайт должен быть представлен на английском языке, а ваше портфолио размещено на международных платформах типа Behance.

Кроме того, регулярное участие в международных конкурсах и онлайн-тусовках тоже никто не отменял. Их масса. Поэтому, если вы крутитесь лишь в российских творческих кругах, то иностранный издатель вас вряд ли заметит.

Знание базового английского языка обязательно. Вы должны понимать, что вам пишут, и уметь грамотно отвечать на запросы.

А еще контактировать с международными арт-агентствами и издательствами, демонстрируя свои проекты или портфолио. На английском, конечно же.

Очень часто наших иллюстраторов видно за версту по стилистике их работ. Сейчас ситуация уже улучшилась, но международные тренды и предпочтения все-таки отличаются от российских и восточноевропейских.

Здесь вам поможет элементарная насмотренность. Благо сейчас можно следить за любым издательством или художником.

Вы должны хорошо знать тот рынок, на который хотите попасть, и понимать его запросы.

Что касается международных сообществ, конкурсов и отборов, то их сейчас так много, что для того, чтобы рассказать обо всех, мне понадобится несколько часов.

Кому интересно, могу посоветовать свою лекцию «Профессия Иллюстратор. Как вести творческий бизнес», в которой я подробно рассказываю обо всех нюансах работы на международном рынке.

Не обижает ли вас то, что иногда имя художника-иллюстратора остается за кадром?

Отвечает Елизавета Казинская

Меня лично не обижает. Ведь именно тот, кто написал книгу, является автором персонажей и всего, что с ними связано.

При этом моя прямая обязанность — посодействовать автору и передать его слова читателю как можно более доходчиво.

И если читатели полюбят эту книгу, значит мне удалось попасть в цель и получился тот самый магический союз, который сработал. Именно это и есть счастье, а не твое имя на всех билбордах.

Кроме того, случаются и очень дельные союзы художников и авторов, когда визуальный мир создает «второе дно» в сюжете. В таких случаях читатели первично влюбляются в картинки и уже потом ищут книги только данного иллюстратора.

А еще мне кажется, что в наше время это утверждение становится заблуждением. Популярность книжек-картинок растет, растет и популярность художников, стоящих за ними.

Сейчас многие книги продаются на полках с отметками «лучшие иллюстрации», «золотая коллекция художников», «шедевры иллюстрации» и т.д. Они любимы и читаемы именно из-за картинок.

В наше время концептуальная работа над книгой, ее целостность как союза текста и рисунка необычайно важны, и мудрый читатель это понимает.

Как вы думаете, кому сложнее добиться признания — автору или художнику? С учетом того, что мы говорим о детской литературе.

Отвечает Екатерина Бауман

Если речь идет именно о детской литературе, то самый верный путь — это уметь и то, и другое, то есть делать готовый уникальный продукт и ни от кого не зависеть.

Можно быть рисующим писателем, как Туве Янссон или Сент-Экзюпери, а можно пишущим художником, как Владимир Сутеев. И тогда никто не сможет тебя затмить или повторить.

А если уметь что-то одно…

Я не писатель, но мне кажется, что в эпоху интернета художникам стало проще показать себя миру (особенно тем, от кого зависит дальнейшая творческая судьба). По той простой причине, что для прочтения текста или прослушивания музыки требуется время и минимальное усилие, а для впечатления от изображения — секунда и беглый взгляд.

Бывало ли так, что издатель предложил вам хорошо оплачиваемую работу над текстом, к которому у вас душа не лежит? Как вы поступили?

Отвечает Полина Побережская

Да, в моей практике было несколько похожих ситуаций, когда сам текст был мне не интересен или не нравился. Но мои решения (взяться за работу или нет) оказывались на этот счет разными.

В большинстве случаев я выключала своего внутреннего «литературного критика» (ведь меня пригласили не на эту должность) и старалась сделать работу на все 100%.

Но два раза я все же отказалась. Правда, причина была больше не в заказе, а в самом заказчике, в его поведении и отношении к художнику.

Честно говоря, мне ни разу не попадались заказы с категорически неприемлемыми для меня текстами (фашистские, националистические и пр.), в таком случае мой отказ не зависел бы от размера гонорара.

А если говорить про качество текста, то в данном случае чукча не читатель, а рисователь!

Как вы относитесь к книгам без слов? Сегодня на книжном рынке это одна из самых обсуждаемых тем, поскольку в таких изданиях иллюстрации не просто первичны, они единственное, что можно здесь читать.

Отвечает Оксана Батурина

Однажды я увидела гениальную тихую книгу Николая Попова «Зачем» о том, как лягушки и мыши развязали войну из-за пустяка и разрушили свой маленький рай. Нежные акварельные иллюстрации, глубокий смысл и ни одной буквы! Просто идеальное издание!

Теперь, когда работаю, часто ловлю себя на мысли, что наличие текста раздражает и ограничивает.

Так что идея создания собственной тихой книги медленно, но верно зреет у меня в голове. Но для этого, помимо желания, нужно время. Такая книга должна быть безупречно исполнена и абсолютна понятна без слов.

А еще немного остужает пыл и подрезает крылья тот факт, что издатели в России до сих пор с опаской относятся к этому жанру. Мало создать книгу, ее еще нужно продать! Но все будет!

В Европе сейчас этот жанр развивается благодаря итальянскому конкурсу Silent Book Contest. Думаю, скоро и до нас дойдет волна. Надеюсь и держу пальцы крестиком!

В одном из интервью Корки Пол (известный британский художник-иллюстратор — прим. ред.) говорил, что работает только с готовыми текстами, поскольку не считает возможным вмешиваться в авторское. Как вы относитесь к данному правилу? Было ли такое, что во время работы над книгой появлялось желание что-то изменить или исправить?

Отвечает Наташа Габеева

Сейчас я работаю в основном над созданием познавательных книг об окружающем мире. Это именно та область детской литературы, которую уж точно нельзя представить без иллюстраций. Здесь художник выступает полноправным соавтором.

Возможно, это просто везение, но несмотря на то что научная тематика требует предельного внимания к деталям, работать по четкому техническому заданию мне еще не приходилось.

Быть может, поэтому у меня сложилось мнение, что работа над детской книгой подобна живому организму: текст дополняет иллюстрацию и иллюстрация — текст.

Иногда, с согласия автора и редактора, из текста уходили целые абзацы, а на их месте появлялся рисунок.

И все это ради того, чтобы в итоге получить отличный результат. Кроме того, так как я сама являюсь еще и автором, то дух редактирования во мне просыпается довольно часто. И это скорее плюс, так как я стараюсь мыслить образом книги в целом, не разделяя ее на текст и картинки.

Поэтому, если художник способен внести предложения, улучшающие книгу в целом, а автор и издатель готовы их принять, то почему бы и нет? Но, повторюсь, это работает только в области нон-фикшена. В иллюстрировании художественной литературы художнику необходимо придерживаться видения автора и своими работами лишь усиливать его мысли.

Что должен сделать иллюстратор, чтобы издатели его заметили?

Отвечает Олег Гончаров

Вопрос, который таит в себе наибольшую опасность для начинающих иллюстраторов. А все потому, что, когда во главу угла ставится желание привлечь к себе внимание, развитие и творческая реализация останавливаются. Конечно, надо стремиться к тому, чтобы твое творчество начало приносить плоды, начало публиковаться, но ставить это стремление на первое место никак нельзя.

Сейчас появляется множество молодых авторов, открываются новые издательства, готовые печатать практически все.

При этом им не важен уровень мастерства художника. Готов иллюстрировать? Согласен на маленький гонорар? Отлично! Печатаем!

Я сам не раз сталкивался с книгами, иллюстрации которых были сделаны, мягко говоря, не профессионально. Но! Это вовсе не означает, что нужно десятилетиями сидеть в затворе, оттачивая собственное мастерство.

Поймите правильно, после издания первых книг у художника появляется ощущение, что его творчество имеет вес, что сам он (художник) уже не просто абы кто. Мы начинаем работать по шаблону, рисовать так, как нам привычно. Мы ведь уже много достигли! Но это иллюзия.

Реальность состоит в том, что существует огромное количество возможностей и творческих перспектив, которые мы все еще можем реализовать. И это здорово вдохновляет.

Не менее важно быть в курсе того, что сейчас выходит на рынке книжной графики и иллюстрации.

Например, какое-то время назад в детской иллюстрации стало очень популярным исполнение персонажей (особенно животных) в наивном стиле, как будто их рисовал ребенок. Эта стилизация была продиктована успешно вышедшими в свет европейскими книгами, которые, кроме всего прочего, были высоко отмечены на международной выставке в Болонье. Многие издательства подхватили эту идею, и у нас в России тоже стали выходить такие издания.

И вот задача: предположим, вы работаете в более реалистичной манере, рисуете своих персонажей такими, какие они есть в природе, с минимальной стилизацией, работаете с объемом и светотенью. Как быть? Ведь вы рискуете остаться не у дел!

Именно такая дилемма стояла передо мной около 10 лет назад.

На мой взгляд, тут важно суметь, не ломая себя, преобразить своих персонажей так, чтобы ваши иллюстрации заиграли по-новому!

Вы ведь еще никогда не рисовали персонажей в наивном стиле? А почему бы не попробовать? Может, при этом еще и со светом поиграть и минимальный объем показать?

Вот при таких условиях мы растем и творчески развиваемся.

Такая же схема актуальна и при работе с цветом. Например, пару лет назад мировые дизайнеры объявили, что в моде коралловый цвет. Прекрасно! Вы часто используете коралловый в своих иллюстрациях? Почему бы не начать его использовать? Какой цвет может интересно смотреться в сочетании с коралловым? Ярко-голубой, бирюзовый, оттенок золотистого...

Чувствуете? У вас появляется целая палитра цветовых сочетаний, которая способна значительно «освежить» ваше творчество!

Теперь смотрите. Мы не ставили перед собой цели привлечь внимание издателей, мы были озадачены собственным творческим развитием.

При этом в нашем воображаемом портфолио появились разные стили, новые цветовые сочетания и образы. Сюда можно добавить и разные темы, произведения и возрастные аудитории.

Как думаете, смогут ли издатели пройти мимо такого портфолио?

Сколько времени прошло, прежде чем вы получили свой первый заказ?

С этим мне, пожалуй, повезло. Еще во время учебы в художественном училище преподаватель порекомендовал меня заказчику. Затем после выпуска я еще около года работал над портфолио, параллельно выполняя небольшие иллюстрации для открыток, магнитов и прочего.

И только после всего этого мне поступил серьезный заказ от белорусского издательства, которое заметило меня именно благодаря моему профилю на сайте иллюстраторов.

Каково это — учить других людей рисованию? Какими качествами надо обладать, что делать и как говорить?

Отвечает Эя Мордякова

Обучение иллюстрации — очень многогранный процесс, он состоит из освоения навыков построения композиции, теории цвета, ритма, изучения анатомии человека и животных, создания визуальных метафор, сюжетов, драматургии, освоения художественных материалов и техник и компьютерных программ, а также улучшения насмотренности, развития художественного видения, вкуса и стиля, а кроме этого — навыков работы над проектом, целеполагания, менеджмента, продвижения, делового общения и так далее.

Кроме того, каждая сфера иллюстрации имеет свою специфику, которую необходимо понимать, чтобы быть успешным именно в этой сфере. В общем, всего и не перечислить.

Очень многим навыкам можно научиться самостоятельно, поскольку сейчас очень много информации находится в открытом доступе, но, когда есть учитель, готовый поделиться опытом, это всегда большой плюс.

Самый главный навык для иллюстратора, как я считаю, это умение придумывать.

Как ни парадоксально, технические навыки приобрести довольно легко — это дело практики и времени, а вот развитие фантазии и творческого мышления может быть очень сложной задачей. Именно на этом я стараюсь делать акцент при обучении.

Задача учителя в иллюстрации — это увидеть сильные стороны ученика и развить их, а также предоставить ему информацию и конструктивную критику, которая поможет ему улучшить те стороны, которые пока слабы.

Нужно найти свой ключик к каждому ученику, а для этого нужно верить в него, быть искренне заинтересованным в том, что он делает.

Нет какого-то единого верного пути в искусстве, поэтому не стоит пытаться подстроить ученика под себя — стоит развивать его индивидуальные и неповторимые сильные стороны.

Для того чтобы эти сильные стороны увидеть, важно оставаться непредвзятым и открытым новому.

Одна из самых главных задач учителя, как мне кажется, это вселить в ученика уверенность в собственных возможностях, поскольку неуверенность — это главная помеха творчеству и саморазвитию.

Ну и конечно же, для любого учителя, хоть по рисованию, хоть по математике, важнейший навык — это терпение.

Терпение не через силу, а спокойная уверенность.

Главное — помнить: если у ученика что-то не получается, это не значит, что он мало старается, у него нет таланта или вы плохой учитель. У каждого начинающего иллюстратора свой путь, и задача учителя — помочь отыскать этот путь, направить ученика и поддержать его.