«Я никогда не прощу своих одноклассников»: рассказ девушки, ставшей жертвой травли

Как взрослые переживают школьную травлю, которая случилась много лет назад и почему они не считают этот опыт полезным? Узнайте об этом в нашем материале.

Подростковый буллинг стал одной из знаковых тем в образовании в 2018 году. В обществе обострился конфликт, связанный с травлей, открылись истории буллинга детей не только одноклассниками, но и учителями.

Весь год мы получали письма от читателей, которые делились своим травматичным опытом школьных лет. Не все из них мы успели опубликовать в прошлом году, поэтому в новом году мы продолжим вместе с читателями поднимать эту непростую, но важную тему.

Сегодня мы публикуем текст Татьяны Каневской, которая прошла через жесткий прессинг со стороны одноклассников и так и не простила их за то, что ей пришлось от них претерпеть.

Если вы также хотите поделиться чувствами о пережитой травле, пишите нам, мы обязательно ответим!

Делюсь своей историей для того, чтобы отпустить прошлое и освободиться от тяжелой ноши из обид и боли. Мне 23 года, знакомые называют меня спокойной и уравновешенной, а иногда даже холодной и неэмоциональной. Почему?

Потому что опыт буллинга в школе вынудил меня переживать все внутри себя: иначе будет хуже.
Загрузка...

Сейчас я постепенно учусь вновь доверять и открываться малознакомым людям, говорить «нет», отстаивать свои права и налаживать отношения с окружающими. Верю, что со временем физическое и психологическое насилие, которое мне пришлось пережить, останется далеко в прошлом.

Итак, впервые с агрессией сверстников я столкнулась в первом классе. Одноклассник вогнал простой карандаш мне в руку за то, что не смог чего-то увидеть в моей тетради. Так он выразил свою злость. Я помню пронизывающую боль, оранжевый карандаш и звонок на перемену.

Тогда даже обиды не было, ведь я не понимала, почему со мной так поступили.

Во втором классе получила от другого одноклассника ногой в живот. Просто так. Видимо, потому что он знал, что я была слабой и не пожаловалась бы учителю. После этого папа учил меня дома, как защищаться.

В четвертом классе на уроке хореографии одноклассница сказала, что я некрасиво танцую, потому что у меня кривые ноги. Сейчас я понимаю, что те слова — глупость, но все равно не могу танцевать. Потому что тогда это ранило меня очень сильно.

В том же году к нам пришла новенькая, мы подружились буквально сразу и сидели за одной партой. Несколько месяцев все было хорошо. Но потом у меня с портфеля пропал пенал с дорогостоящими карандашами (это был подарок от тети). Позже я узнала, что их украла эта «подруга». Почему?

Потому что я любила рисовать, и получалось у меня объективно лучше, чем у нее. Тогда я впервые познакомилась с завистью.

В пятом классе оказалось, что я мешаю многим учиться. Эти слова звучали из уст одноклассников как обвинение в том, что учителя ставят мне хорошие оценки. Я училась на «отлично» и прикладывала для этого максимум усилий. Многие же просто хотели иметь высокие баллы (о знаниях и речи не было), но при этом особенно не стараться. Помню, был одноклассник, который жаждал со мной соперничать, мол, кто умнее (у меня такого желания не было). Когда учителя озвучивали результаты контрольных работ, он первым делом интересовался моей оценкой. На перемене он рассматривал мою тетрадь вдоль и поперек, искал ошибки и неточности. Я ничего не могла сделать. Я не умела говорить «нет».

Когда мы стали подростками, все усложнилось еще больше.

Я перешла в другую школу, а вместе со мной несколько старых одноклассников. В нашем классе формировались группки. Девочки обсуждали мальчиков (меня это тогда не волновало), косметику (которой я в 13 лет не пользовалась) и платья (которые я не носила после слов одноклассницы на уроке хореографии). У мальчиков были свои интересы. Они в основном задирали друг друга. В тот период жизни я ходила на разные кружки, занималась творчеством, рисовала и была поглощена изучением иностранных языков. Так сложилось, что мои интересы никто не разделял. Поэтому в школе я особо ни с кем не общалась, на обидные слова отвечала молчанием и с надеждой повторяла себе: «Это пройдет, они больше не будут».

Школьная жизнь в восьмом и девятом классах стала невыносимой.

Я сполна ощутила, что это такое, когда ты остаешься один против всех.
Загрузка...

Ко «всем» отношу непосредственно обидчиков-заводил и так называемых наблюдателей, которые вроде как ничего плохого не делали, но никогда не заступались. Они просто наблюдали. Молча.

После уроков почти каждый день я дома рыдала. Тогда ненавидела эту школу каждой клеткой. Слишком много боли она принесла. Одноклассники смеялись над моей внешностью (я считала себя самой некрасивой во всем мире), над моей фигурой (она стала женственной раньше, чем у других девочек), над моей одеждой (было время, когда у меня были одни джинсы на весь год), над моим портфелем (потому что детский) и тому подобное.

Когда утром я заходила в класс, со мной некоторое время вообще никто не здоровался, меня просто игнорировали.

На физкультуре брали в команду последней, на других уроках проходили мимо парты и как будто случайно сбрасывали вещи на пол, выбрасывали пенал через окно, вытирали шапкой пол, прятали мои тетради с практическими заданиями по биологии и географии. Когда я обедала в столовой, вытаскивали из портфеля тетради с домашними заданиями и нагло все переписывали.

Несколько лет я каждую неделю рисовала большие тематические плакаты для школьной стенгазеты. Почти все они были испорчены рисунками-надписями, а к моей фотографии на доске почета были дорисованы усы, рожки и клыки.

Однажды в девятом классе я обнаружила, что куда-то пропал мой спортивный костюм. Оказалось, что одноклассницы выбросили его в мусорный бак. Об этом я узнала после того, как ушла из той школы. Одноклассница-наблюдательница рассказала мне, что это из-за грамоты, которую мне вручили на школьной линейке. Вот такая жуткая зависть была…

Очень хорошо помню случай, когда в восьмом классе одноклассник толкнул меня с такой силой, что я упала спиной на парту и даже перевалилась на учительский стол, который стоял вплотную к парте.

Никто не заступился, все только смеялись.

Я тогда проплакала весь урок (учитель даже внимания не обратил и не спрашивал о причинах). В памяти отложилось даже то, во что я была одета в тот день. Почему одноклассник толкнул? Предполагаю, что тоже зависть. Накануне проводился творческий конкурс поделок между школами, наша школа заняла первое место. Школу представляла моя работа.

Сложно описать словами, что происходило каждый день в плане морального давления, насмешек и эмоционального насилия. В этой школе я почему-то оставалась аж до десятого класса. Затем родители перевели меня в третью школу. На этот раз все сложилось более чем отлично. Не помню ни одного конфликта, так как у меня были лучшие одноклассники за всю жизнь.

Два года спокойствия, взаимопомощи и приятного общения.

Сделал ли меня опыт буллинга сильнее? Нет. В результате у меня сформировались комплексы, с последствиями которых все еще работаю.

Смогу ли я простить когда-то своих одноклассников? Нет. После всего, что было, не смогу. Слишком много боли и страданий пережила. Но надеюсь, что после этого рассказа смогу все отпустить, переступить и жить дальше.

Загрузка...

Хотела бы с ними встретиться и узнать, почему они так поступали? Нет. Вообще я рада, что после девятого класса никого из них не приходилось видеть. Главную причину издевательств знаю сама. В моем случае это была зависть. Я хорошо училась, вела активную и наполненную жизнь вне школы, интересно проводила летние каникулы и находила поддержку родителей во всем, за что бралась.

Фото: Shutterstock.com

Читайте нас также в Яндекс.Дзен! Подписывайтесь на наш канал!

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Семейный гороскоп
Загрузка...