Школа приемных родителей: как это устроено

Почему одной любви не хватает для того, чтобы решить возникающие с приемными детьми трудности, чему стоит учиться в этой школе и могут ли учителя донести в органы опеки на нерадивых родителей?

Первые школы приемных родителей появились в России уже более десяти лет назад, но с недавних пор обучение в такой школе стало обязательным для тех, кто планирует усыновить или взять под опеку ребенка, оставшегося без попечения родителей. О работе этих не совсем обычных «курсов повышения квалификации» рассказывает Екатерина Никольская, психолог, ведущая московской Школы приемных родителей «Изумрудный город» Центра социальной помощи семье и детям «Измайлово».

Екатерина Никольская

Формальные правила и неформальное содержание

Слово «школа» вызывает у нас жесткие ассоциации с уроками, звонками, экзаменами и, в целом, с довольно жесткой системой. Наверное, это слово не очень подходит для того, что происходит на Школе приемных родителей. По сути, это цикл групповых занятий в формате психологического тренинга. Большинство занятий проводят именно психологи. Как в любом психологическом тренинге, среди методов работы – ролевые игры, упражнения, дискуссии, беседы. Теоретический материал тоже есть, но он обычно дается в форме распечаток или даже высылается на электронную почту для самостоятельного изучения.

Школа приемных родителей не так давно стала обязательной для будущих приемных родителей и опекунов. Поэтому сейчас часто сначала приходят к нам, а потом уже идут в органы опеки с документами. Для прохождения школы мы никак не просим человека подтвердить свои намерения, достаточно просто желания. Пойти можно в совершенно любую школу приемных родителей в городе по личному выбору, все занятия бесплатны.

На выходе слушатели получают сертификат о прохождении школы. Это официальный документ, его требует орган опеки. Там указано, что человек прослушал курс. Конечно, никаких экзаменов у нас нет, но у нас есть довольно жесткое правило – мы не даем сертификат, если человек пропустил 2 занятия или более. Бывает, что приходят только за бумажкой, но мы стараемся всегда убедить, что занятия будут полезны.

Школу проходят не только те, кто берет ребенка из детского дома. Если кто-то из родственников берет под опеку ребенка, оставшегося без попечения родителей, то он тоже должен пройти через Школу.

Функции «отсеивания» у нас нет, это задача органов опеки. Наша задача – дать задуматься самому человеку. Бывает, что приходится сталкиваться со странными случаями. Например, когда одинокий мужчина хочет взять под опеку подростка. Формально мы отказать в услугах Школы не можем (если человек пунктуально посещает все занятия). Но мы можем органам опеки сказать о своих опасениях.

Программа нашей школы состоит из 14 занятий, занимает примерно два месяца. Группа устойчивая и закрытая, не более 15 человек. Одно из занятий ведет юрист, рассказывая обо всех правовых моментах и отвечая на вопросы слушателей. Еще одно занятие проходит в форме беседы с уже состоявшимися приемными родители, они делятся своим опытом, рассказывают о возможных трудностях. Наконец, есть занятие, когда приходят специалисты из детского дома ребенка – врач, педагог, психолог – и рассказывают про особенности детей, с которыми они имеют дело. Остальные же занятия ведут психологи. Мы успеваем разобрать очень много тем.

Одна из самых важных – мотивация. Наша задача – чтобы слушатели осознали свою истинную мотивацию. Очень часто берут детей, в первую очередь, для решения какой-то своей проблемы. И редко – чтобы именно помочь ребенку. Мы не пытаемся уговорить или, наоборот, отговорить их, но важно, чтобы они были, действительно, готовы и хорошо понимали свои мотивы. Если в процессе школы кто-то понимает, что сейчас не то время или надо сначала решить другие свои проблемы – это тоже хороший результат. У нас бывали случаи, что люди меняли свое решение или откладывали его на время.

Много говорим об адаптации. Ведь мало кто об этом задумывается всерьез. Мы же рассказываем все, что реально может ждать семью. Есть иллюзия, что достаточно взять ребенка, полюбить его, и все сразу будет замечательно, все будут счастливы. Так не бывает, все происходит намного сложнее, и важно просто быть к этому готовым, снять розовые очки.

Затрагиваем возрастные особенности. И обязательно те особенности, к которым приводит нахождение в детском учреждении, потеря родной семьи.
Параллельно с групповой работой всегда можно получить индивидуальную консультацию психолога, поговорить о том, что волнует или пугает.

У нас в программе есть одно упражнение, которое всегда «цепляет» участников группы. Мы выбираем какого-то добровольца и привязываем ему по ниточке на каждый палец руки. Каждая ниточка означает одну из его личных ценностей – семья, деньги, дом, здоровье и так далее. За другие концы нитки держат участники группы. Постепенно эти нитки обрезаются, причем сначала предлагается самому выбрать, от чего отказаться, а потом приходит злая судьба и просто обрезает все остальное… И группа, и сам участник погружается в это состояние, когда ты потерял все. А для ребенка семья – это и есть все, весь его мир. Потеря родной семьи для него – настоящая катастрофа. Опираясь на это понимание, мы объясняем все последствия этого переживания для ребенка. Задержки психического развития, например, очень характерны – откуда взяться познавательному интересу у ребенка в такой ситуации?

Всегда бурно проходит занятие про тайну усыновления. Не обходится без споров. Мы объясняем родителям, как важно для ребенка иметь свою историю, как важно чувствовать свои корни. Многие считают, что если берут ребенка до года-двух, он еще ничего не помнит, можно ничего не говорить. Но тайна редко заканчивается чем-то хорошим, увы... Конечно, рассказываем и о том, как именно лучше говорить с ребенком на эту тему.

Приходится развеивать много мифов. Причем это мифы, характерные для общества в целом. Например, в нашем обществе считается естественным взять ребенка, если не можешь иметь своих детей, а когда люди, уже имеющие детей, берут приемных, это пока вызывает много удивления о том, зачем им это надо.

Очень много страхов о том, что у детей из детского дома «генетика плохая», которая якобы рано или поздно даст о себе знать.  И получается такая картина. Если приемный ребенок начинает себя плохо вести в подростковом, например, возрасте, то корни сразу «находятся» в генетике, никто уже не видит в этом проявлений возрастного кризиса или каких-то семейных проблем.

Уже в конце первого занятия слушатели часто говорят, что они ожидали лекций и формального подхода, а получили что-то более важное. Бывает, что приходят с позицией «Чему тут нас могут научить, мы и так уже двоих-троих воспитали». А потом сами понимают, что многому еще могут научиться, многое узнать. Не раз мы слышали, что такие занятия полезны, вообще, всем родителям, не только приемным. Пожалуй, во многом так и есть. В процессе люди начинают дружить, общаться уже вне группы. Для них их учебная группа становится еще такой особой группой поддержки и обмена опытом.

Мы стараемся отслеживать дальнейшую судьбу наших «выпускников», хотя какой-то специальной проверки не делаем. Многие сами звонят, рассказывают, рады поделиться с нами своей радостью, когда взяли ребенка. Одна пара, например, приехала к нам прямо из роддома, только-только взяв младенца, даже не заезжая домой.

ДЛЯ СПРАВКИ
    С 2013 года прохождение Школы приемных родителей стало обязательным для лиц, желающих усыновить ребенка, взять его под опеку или в приемную семью.
    Сертификат установленного образца необходимо приложить к пакету документов, подаваемых в органы опеки, попечительства и патронажа по месту жительства.
    Общая продолжительность курса составляет не менее 48 часов (продолжительность около 2 месяцев).
    Некоторые Школы приемных родителей кроме очной формы предлагают также очно-заочную форму обучения.
    Проводить занятия и выдавать итоговые документы государственного образца имеют лишь уполномоченные организации (чаще всего это учреждения социальной защиты населения).
    Посмотреть список Школ приемных родителей Департамента социальной защиты города Москвы можно по ссылке.

Семейный гороскоп