Приобщение детей к музыке мамой-профаном

Три дочери нашего автора по-разному отнеслись к желанию мамы научить их музыке. Сама же мама искала самые разные способы, как сделать занятия интересными и увлекательными для детей.

Очень люблю, и, надеюсь, что понимаю музыку, хотя я и не получила в детстве никакого музыкального образования. Но мне всегда хотелось самой играть на каком-нибудь музыкальном инструменте, особенно нравилось пианино. Я даже пыталась освоить его в юности. Мой муж в свое время окончил музыкальную школу по классу баяна, трезво отказался от музыкального училища и с тех пор ничего кроме тяжелого рока не воспринимает. Мы оба считали, что детей надо обязательно обучать музыке, ведь это не только развивает душу, но и интеллект.

Перинатальное музыковеденье

Начала я музыкальные занятия во время беременности старшей дочерью, начитавшись книг по перинатальной педагогике (в основном они были на английском языке) Станислава Грофа «За пределами мозга», «Когда невозможное возможно». У Сесиль Лупан в книге «Поверь в свое дитя» я обнаружила список в 100 произведений классики, благотворных для плода, а впоследствии и младенца. В 95 году найти нужные записи было сложно, но я собрала эту коллекцию. Когда дочка родилась, стала включать ей эти записи ежедневно. Считается, что музыка, услышанная в утробе матери, успокаивает младенцев – не верьте, успокаивало дочку лишь папино исполнение хитов Федора Чистякова или «Ой, мороз, мороз», от которого у меня бежали «нехорошие» мурашки по коже. Как она дожила до 4 лет, не знаю, наверное, под Judas Priest.

В четыре года было решено отдать ее на подготовительное отделение музыкальной школы №43 им. Артабалевской. В первый год обучения там занимались ритмикой, сольфеджио и неким эстетическим воспитанием, которое включало просмотр и обсуждение художественных полотен, и филологические игры. Очень скоро выяснилось, что вечно занятый папа и неграмотная мама не могут помочь дочери освоить сольфеджио даже в рамках подготовительного отделения музыкальной школы. Мы пригласили маму моей знакомой, педагога по фортепиано, и она два раза в неделю выполняла с дочкой домашнее задание по сольфеджио. Быстро поняли, что у девочки проблемы со слухом, но все нас дружно уверяли, что его можно развить. Не уверена, может тогда не стоит петь в младенчестве «Ой, мороз, мороз»?!

На втором году обучения подготовишкам предлагали выбрать инструмент, и мы, не поддавшись стадному инстинкту (все шли на фортепиано), отдали дочку на флейту. Тут уже мама знакомой сказала, что бессильна с нами бороться, но сольфеджио дочка уже выполняла сама, легко и непринужденно. С блок-флейтой было хуже. Фактически и я, и муж освоили блок-флейту, иначе что-то объяснить, и помочь ребенку было нереально. Педагог давала ей минимум знаний, возмущалась, что девочка раскачивается, когда играет. Так что реальными преподавателями по флейте были мой муж-баянист и я с моим повышенным энтузиазмом. Когда девочку приняли в 1-ый класс музыкальной школы, выяснилось, что она тихо ненавидит флейту, а педагог не любит дочь. В итоге нам предложили поменять инструмент, мы как родители осознали свое педагогическое бессилие, а , главное, отсутствие желания браться вместе с дочерью за новый инструмент.

С 5 лет мы стали посещать концерты для детей Московской Филармонии, и продолжали на них ходить, даже бросив музыкальную школу. Сейчас дочери 18 лет, она студентка художественного вуза, по-моему, с неплохим музыкальным вкусом, разбирается в классической музыке, но сама уверена, что только благодаря отличному педагогу в школе по МХК.  На детские абонементы Филармонии я водила и среднюю дочку, а теперь вожу младшую. Нам очень нравятся концерты, которые ведет Светлана Виноградова. Не устаю ей удивляться уже столько лет: программы концертов всегда интересные, оригинальные и разноплановые. А сама Светлана умеет создавать необыкновенную камерную и очень душевную атмосферу в зале. Конечно, есть и интересные абонементы в Доме Музыке, например путеводитель Варграфика для более старших детей. Много интересных музыкальных проектов для детей сейчас в театрах. Особенно в музыкальном театре Станиславского цикл «Путешествие с оркестром» и в кукольном театре на Бауманской спектакль «Петя и волк и другие», по классической сказке Прокофьева и произведению современного композитора, больше рассказывать не буду – сходите, очень интересно!

Средняя дочка была музыкальной от рождения. Маленькой она напоминала мне Винни-Пуха, потому что по дороге всегда исполняла пыхтелки и сопелки собственного сочинения. Прохожие оборачивались и улыбались в след громко поющей на улице девочке. Бренча с младенчества на пианино и наблюдая родительские мучения с блок-флейтой, она заявляла, что играть ей учиться не нужно, потому что она это уже умеет, лучше танцевать и петь. Так мы протанцевали до 7 лет, а потом мама все-таки потащила дочку в музыкальную школу. Все ту же №43, но сразу же поступать в 1-ый класс. Ребенка прослушали, приняли, но поскольку на фортепианное отделение был аншлаг, предложили учиться на хоровом отделении: инструмент тот же, только часов хора больше. Считаю, что нам и дочери необыкновенно повезло, потому что попала она в руки молодого педагога, только пришедшего в школу – Надежды Викторовны Гушлевской. Надо заметить, в процесс мы с папой практически не вмешивались, все шло само собой и неплохо.

Таня у инструмента

И тут мы решили переехать на другой конец города. Школу и педагога пришлось поменять. Теперь мы учились в музыкальной школе №81. С момента переезда и начались проблемы: дочка стала отказываться от занятий, все время просила меня присутствовать на уроках, объясняя, что педагог совсем иначе ведет себя в моем присутствии. Заниматься, особенно готовиться к экзаменам, приходилось ее заставлять, мы связывали это с возрастом ребенка. Дошло до финальной черты, когда низы не могут, а верхи не хотят – и мы бросили музыкалку. Два года она не подходила к инструменту. А потом сказала, что хотела бы продолжить обучение. Мы поставили условие, что она полностью берет учебу в музыкалке под собственную ответственность, а мы умываем руки. Дочка согласилась, но выдвинула встречное условие – найдите другого педагога. Нашли. Дочке очень нравилось, но начались проблемы с сольфеджио. Сначала, не понимая его, она, как и все дети, просто начала его прогуливать. Но найдя хорошую литературу по предмету (Фридкин, Практическое руководство по музыкальной грамоте и т.д. ), разобралась и сдала его на «отлично» на выпускных экзаменах. В итоге вместо 7-летнего курса, она прошла пятилетний. С удовольствием сама находит в инете ноты, разучивает произведения и говорит, что отдыхает только играя. Музыкантом она, конечно, не станет, у нее другая сфера интересов в плане будущей профессии, но думаю, она не жалеет, что получила начальное музыкальное образование. К тому же по опыту детей моих знакомых и собственных, могу смело утверждать, что «музыкальные» дети гораздо быстрее и легче осваивают иностранные языки. Так моя дочка говорит на английском, французском и учит итальянский.

Третьей дочке 6 лет – все только начинается. Но мы извлекли уроки из опыта воспитания старших детей, поэтому «Ой, мороз, мороз» ей не пели, отыскали Надежду Викторовну и стали заниматься частным образом с пяти с половиной лет. Да, еще в 4 года мы посещали в музыкальной школе №81 развивающие подготовительные занятия, по новой прогрессивной методике. Надежда Викторовна увидела склонность нашей дочери к музыке и посоветовала поступить на подготовительное отделения школы при Гнесинке. Мы поступили и попали в класс к заучу по фортепиано – прекрасному педагогу. И тут надо было решать, готовы ли мы растить музыканта.

Мы решили, что не готовы. Заниматься по 1,5 часа в день инструментом с 6-летним ребенком очень сложно. Есть одаренные дети, которые делают это легко. И мы видели мальчика-первоклассника школы, который также практически с нуля начал в 6 лет, а в сентябре 1 класса уже исполнял произведения из Детского альбома Чайковского. Но по словам педагога, моя дочка еще слишком маленькая психологически, хоть и способная, и, может быть, потом догонит таких вундеркиндов. Она не способна играть больше 5-10 минут, соответственно, чтобы выдерживать достаточно высокий темп овладения техникой, нужно в течение дня подходить к инструменту 15-20 раз. Плюс надо возить 2 раза в неделю на занятия специальностью в центр города в дневное время и два раза на сольфеджио и ритмику. Времени это занимает очень много. К тому же знакомая виолончелистка оркестра Большого театра авторитетно заявляет, что это только начало, потом к проблемам со временем добавятся еще и материальные. Прозанимавшись месяц, вернулись к нашей Надежде Викторовне и спокойному разгрузочному темпу занятий. А я тем временем просто влюбилась в другой музыкальный инструмент – маримбу.

Детская музыка

Показала ее дочери, ей понравилось. Но на маримбе начинают играть барабанщики, это ударный инструмент. Поэтому мы помаленьку приобщаемся к барабанам. Главное отличие от других подобных занятий, что все педагоги с высшим музыкальным образованием! Это концертирующие музыканты высокого уровня.  Первый опыт с африканским конго дочери понравился. Поживем – увидим.

Семейный гороскоп