Обратная сторона одаренности: история талантливой девочки, ставшей «белой вороной»

Выпускница и ее мама рассказывают о том, как подростку важно прислушиваться к своим интересам, а родителям — поддерживать ребенка, когда он выбирает необычное увлечение.

Если ребенок отстает в развитии, эта ситуация чаще вызывает сочувствие. Но совсем другая история начинается, когда ребенок проявляет талант: интересуется наукой и технологиями, опережает сверстников на престижных конкурсах, готовится к получению патента на свое изобретение в сфере нанотехнологий. Такие дети далеко не всегда встречают поддержку от сверстников.

Так, обратная сторона одаренности, на которую не принято жаловаться, становится проблемой. Травля как максимум или конфликт как минимум могут начаться не на почве недостатков любого плана, а на почве достоинств.

Об успехе, зависти и конфликтах

Семнадцатилетняя Полина Строчилина победила в десятках статусных интеллектуальных соревнований. Вот и сейчас она прошла сложнейший отбор на факультет практик будущего Кружкового движения Национальной технологической инициативы на «Острове 10–22» и решает задачи по отслеживанию незаконных вырубок лесов по космическим снимкам. Хотя, вообще-то, она лучше разбирается в нанотехнологиях.

В 11-м классе Полина придумала способ предотвратить ДТП. Она добавляла в резину для шин наноматериалы, чтобы шины меньше скользили на асфальте.

«Мне было интересно это исследование с научной точки зрения, и с практической — такие шины очень нужны для нашей русской зимы, в частности нужны в моем родном городе — Воронеже. Мокрый асфальт и лед не те причины, из-за которых должны умирать люди»,

— Полина говорит об этом без всякого зазнайства, так, как будто она смешала красный и белый цвет, получила розовый и ничуть не удивилась результату. В ней нет заносчивости, которую иногда демонстрируют молодые таланты, вызывая реакцию, обратную той, которую они ждут.

– Полина, а твоих одноклассников не смущало, что ты, девушка, занимаешься шинами и, наверное, во многом разбираешься лучше ребят?

– Мальчики всегда относились к этому с интересом и даже с уважением. Причем не только в школе. И здесь, на факультете практик будущего, я единственная девушка в команде, и мне очень легко работается с молодыми людьми. Здесь вообще особенная, очень доброжелательная атмосфера.

Я бы советовала тем, кому не хватает позитивных, ярких, интеллектуальных людей и событий, сюда приехать.

Повторю, что я никогда не сталкивалась с тем, чтобы мальчики говорили, что я занимаюсь не своим делом. А вот девочки сильно негодовали. Чаще всего они использовали аргумент, что я всего добилась не сама, что это за меня кто-то все выигрывает и делает.

Личный архив Полины Строчилиной

— Как ты им отвечала?

— Меня никто не учил отвечать, учили дипломатично выходить из конфликтов. Я старалась просто не обращать внимания. Мне были бы неинтересны никакие победы, если бы их кто-то одерживал за меня. Зачем вообще нужна чужая победа? Мама со мной даже уроки с третьего класса не делала.

— Ты думаешь, они так реагировали из-за зависти?

— Возможно, но я мало думала, из-за чего это.

Я думала о том, почему людям так интересна моя жизнь, почему в ней и во мне все время нужно искать недостатки.

Этого я не поняла до сих пор.

– Мы сейчас говорим про конфликтные ситуации, но на конкурсах, куда ты так много и упорно ездила, можно было проиграть и это не улучшило бы настроение. Ты бы своему ребенку также интенсивно предлагала соревновательные форматы?

– Да, во многом потому, что там он научится выступать. Ты можешь сделать много проектов, но если ты не можешь рассказать о них, они не найдут своего потребителя, а значит, провалятся.

До начала своей одиссеи по конкурсам я не умела презентовать проект, а это очень важно. И вообще, здесь я приобрела умение коммуницировать, в том числе в ситуациях конфликтов, что важно для любого человека.

– Полина, у тебя в школе график как у взрослого человека. Одноклассницы негодуют, высказывают несправедливые упреки. Понятно, что тебе тяжело. Но какого приходится твое маме… Что ты можешь сказать мамам подростков, которые попали в похожую ситуацию?

– Хочу сказать, что я, правда, понимаю, как им непросто. Связь мамы и ребенка совершенно особенная.

Когда ребенку тяжело, а мама переживает, ребенку становится трудно настолько, что это сложно представить.

Я бы просила мам переживать за нас меньше. А меньше они будут переживать, если их поддержат папы. Моя мама сейчас очень нервничает из-за моего поступления. И я рассчитываю на папу…

Личный архив Полины Строчилиной

О родительской мудрости и принятии ребенка

Мама Полины, Татьяна Владимировна, действительно переживает, хотя баллов, полученных на ЕГЭ, хватает для поступления в три вуза, где и хотела учиться дочка. Она никогда не стремилась собрать за ребенка все золото мира.

Более того, от формального «золота» в виде медали предложила отказаться и потратить ресурс на то, что по-настоящему интересно.

Например, на изучение наноматериалов, использование которых снизит число автомобильных аварий в снег и слякоть.

Жизнь «от конкурса до конкурса» была интересна семье не столько из-за получения формальных преференций, сколько из-за знакомства с единомышленниками, которые умеют радоваться чужим успехам и показывают высокие результаты сами.

– Татьяна Владимировна, как вы объясняли дочке, что иногда людей не любят не за то, что они слабее, а за то, что сильнее?

– Я объясняла Полине, что у нее достаточно специфический круг интересов, что людям он может быть просто не очень понятен, особенно, если рассказывать о нем научным языком. Призывала ее быть проще, не зазнаваться.

Я никогда не вмешиваюсь в ее жизнь, о ее победах, решениях поехать на тот или иной конкурс узнаю постфактум.

Я никогда не требовала от дочки подтверждения каких-то родительских ожиданий, формально говорящих об успехах.

Нас спрашивали: «Что же вы не идете на золотую медаль?» А зачем тратить на это здоровье и силы, тем более, если ей интереснее нанотехнологии?

«А зачем вам такая вереница олимпиад и конкурсов?» Да она возвращается оттуда другим человеком: выросшим, поумневшим. Дочка напитывается средой, где нет по духу чужих людей. Как можно закрыть такую дверь в мир?

– Кажется, вы смогли уберечь Полину, и глубоких травм от того, что «девочки негодовали», она не получила. А что вы говорили себе, когда ребенка упрекали в том, что он талантлив

– Это очень сложный вопрос. Что я только себе не говорила. Наверное, убедительнее всего для меня лично было то, что есть круг людей, чье мнение для меня важно. А есть люди, о мнении которых я думаю, что они просто недостаточно компетентны в том, о чем говорят. Представьте себя орлами, которые взлетели на гору и им оттуда все видно. А тем, кто не взлетел, видно не все.

Тем родителям, которые столкнулись с такой же проблемой, я бы советовала вместе с детьми читать биографии людей, которые добились успеха и имеют авторитет для ребенка.

Личный архив Полины Строчилиной

Очень многие проходили через то же самое, пусть и в других масштабах.

– Многим сложно представить, что вообще можно не делать с ребенком уроки с 9 лет и при этом рассчитывать на то, что у него будет место под солнцем.

– Я очень хотела, чтобы у Полины все получилось без приложения моих усилий. Это была моя установка. Мы никогда не отказывали ей, если она хотела поехать на какое-то образовательное мероприятие, но никогда не определяли за нее, куда она поедет, чем будет заниматься. Шины так шины. Анализ космических снимков так анализ космических снимков.

Мы как родители должны дать ребенку возможность открыть те двери, куда он хочет зайти.

Открывать двери за детей нельзя. И место под солнцем они должны выбрать сами. Как бы нам это не было страшно.

Комментирует Ольга Прудковская, директор факультета «Практики будущего» Кружкового движения НТИ

Действительно, многим одаренным детям бывает очень непросто в школе.

Один из самых ярких участников Кружкового движения рассказывал, как пытался попасть на престижный проектный конкурс. Он одновременно подавал заявки на общий отбор и пытался пройти отбор многоступенчатый, через школу. В школе его завалили, не дали выйти даже на межрайонный уровень. А общий отбор он прошел, опередив сотни других претендентов. Подчас в школе не могут оценить масштабы работы, проделанной учеником.

Другой участник, а теперь и коллега на вопрос, зачем ему хакатоны, проекты, олимпиады, говорил:

«Готов ехать куда угодно, где ко мне относятся как к человеку, а не как к школьнику».

Третий, будучи школьником, просачивался на взрослые хакатоны, ведь там не смотрят ни в паспорт, ни в дневник — только на код.

У школьников есть очень сильный запрос на пространства с большой ответственностью и большой свободой — вот такое пространство мы и пытаемся создавать на факультете «Практики будущего» и в проектах Кружкового движения в целом. Альтернативное образование — это выход для тех, кто стал белой вороной из-за своих успехов.

Фото: Личный архив Полины Строчилиной

Читайте нас также в Яндекс.Дзен! Подписывайтесь на наш канал!

Семейный гороскоп