Новый дизайн школы: норвежский опыт в Питере

Проект «Дизайнерская платформа», который реализуется в типовой петербургской школе № 53, уже сейчас показывает: думать про дизайн во время образовательной реформы – не роскошь, а как раз один из способов преодоления проблем «стандартизированного» мышления.

Каким хотят видеть здание школы учителя, ученики и родители? В поисках ответа на эти вопросы международная команда архитекторов, дизайнеров, художников и социологов сталкивается вовсе не с проблемами «эстетики». Проект «Дизайнерская платформа», который реализуется в типовой петербургской школе № 53, уже сейчас показывает: думать про дизайн во время образовательной реформы – не роскошь, а как раз один из способов преодоления проблем «стандартизированного» мышления и возможность совместными усилиями школьного сообщества выработать новые подходы к обучению.

  На первом снимке – школа 53 Приморского района Санкт-Петербурга. На втором – Gjerdrum Secondary School, Норвегия.

Примеры Норвегии

«Эта стена пустая внутри, не несущая. Можно вставить в неё стеклянные панели. И тогда дневной свет через окна в классах попадёт также и в коридоры. Это будет не очень дорого. При этом звуки из коридора попадать в класс не будут», — дизайнер Михаил Комаров и архитектор Расмус Йоргенсон «ощупывают» зелёные стены в школе №53 Приморского района Санкт-Петерубрга.

Расмус проектирует современные школы в Норвегии и других странах Европы (именитая архитектурная студия Kjark). У Михаила – дизайн-студия «Ambito» в Калининграде.

«Мы не сможем это согласовать!» – качает головой завуч Алёна Максимова, но говорит, что сама была бы не против «света» и «прозрачных панелей» в стенах.

Расмус протягивает завучу Алёне Олеговне каталог. На страницах — фотографии школ, в которых есть «внутренние дворы» для безопасных прогулок, эти же дворы могут быть продолжением столовой – на улице стоят столики, чтобы в тёплое время года поесть на свежем воздухе.

«Как нам не хватает такого внутреннего двора!», — разводит руками завуч.

Для школы №53 двор – самый больной вопрос. Здание школы «зажато» между оживлённой проезжей частью с одной стороны и железной дорогой с другой стороны. И хотя формально пришкольная территория есть – проводить там уроки, а уж тем более выпускать детей на переменах нет никакой возможности из соображений элементарной безопасности. Площадка для игры в футбол и занятий спортом находится вообще за территорией школы. Кстати, это первое и самое частое пожелание детей во время опросов: «Мы хотим выходить на улицу на перемене!».

Задний двор школы №53

Столовая в школе 53 совмещена с актовым залом: возле сцены с воздушными шариками и театральной ширмой – «окно раздачи», огромные кастрюли и столы для использованной посуды. У противоположной стены  – прилавок и касса, где всегда очередь. Это самое большое помещение, но и сюда входит только 100-150 детей, а всего в школе – 500 учеников.

 

Здание школы Gjerdrum Secondary School, Норвегия.

Разноцветные стеклянные боксы – это мини-аудитории. Внутренний двор Gjerdrum Secondary School.

Игровые комнаты, они же – комнаты отдыха и «турники» для физической активности, внутри здания школы Råholt Secondary school. В этих игровых «гаражах» дети могут уединиться во время перемены: забраться на верхнюю полку почитать книгу, например.

Råholt Secondary school. Из столовой можно выйти во внутренний двор.

Råholt Secondary school спланирована так, что вместе с переходами из корпуса в корпус – это максимально единое пространство «без границ», но с помещениями разного типа.

«Нетиповая», инновационная планировка здания позволяет сделать обучение эффективнее, считает Расмус Йоргенсон и архитектурное бюро Kjark. «Сейчас школа 53  – это такие коробочки. Лучше сделать пространство единым, цельным. Чтобы ученики знали о существовании друг друга. Чтобы они могли видеть, как течёт жизнь в других классах, например», — говорит Расмус.

Зачем «прозрачные панели»? По мнению Расмуса, это нужно, чтобы знания и умения были «открытыми» и распространялись не только от учителя к ученику, но и от ученика к другому ученику и в целом «циркулировали» свободно. Кроме того, учителя в таком пространстве на интуитивном уровне могут начать «перенимать» методики у своих коллег.

«Нужно много смелости, чтобы работать в такой школе», — уточняет Расмус, когда мы идём к метро. Расмус работал в Дании на проектах «обновления» старых школ и столкнулся с тем, что у учителей, преподающих уже давно и привыкших к определённым схемам, конечно, есть страх нового. «Если удастся воплотить хотя бы одну небольшую идею здесь, в этой школе, и она приживется – это уже будет определённый успех. Тогда и другие школы в России смогут работать в этом направлении»…

Школа Hellerup в Дании. Первое фото – центральная лестница также используется как «трибуна», «сцена» или «места для сидения» во время общешкольных мероприятий. Второе фото – «укромный» уголок создаётся за счёт занавесок.

По электронной почте Расмус присылает ссылку на свою любимую лекцию: эксперт в области образования и креативности сэр Кен Робинсон читает про «Изменение образовательной парадигмы». Современную школу он сравнивает с фабрикой из-за повсеместной стандартизации (тесты), говорит, что система устарела. А в подтверждение анализирует животрепещущую проблему повсеместного распространения СДВГ и отсутствия мотивации ходить в школу у современных детей. Потому что связь полученных в школе знаний и гарантированного получения работы сегодня не очевидна. Казалось бы, про дизайн в лекции ни слова, но…

«Мы знаем, что физический дизайн любого учреждения отражает и даже создаёт социальную суть и культуру места, — пишет Расмус. — Мы не верим в строительство фабрик для детей, где каждого ребёнка рассматривают как продукт, как будто все дети одинаковые. Мы полагаем, что, делая школу, которая выглядит и функционирует скорее как проектный офис в молодом модном рекламном бюро, мы помогаем детям изучить, как управлять миром сотрудничества и командной работы. Эффективнее всего – обучаться на практике.  Или же учиться, преподавая (когда один ученик обучает другого). И традиционные классные комнаты не идеальны для экспериментов и для того, чтобы ученики делились знаниями друг с другом».

Удивительно, но этот проект, «Дизайнерская платформа» – инициатива людей, казалось бы, совсем не связанных с темой школы. Двух молодых девушек, социолога Марии Вейц и арт-менеджера Анны Биткиной, которые вместе создали некоммерческую организацию «Творческое объединение кураторов» (ТОК). Они работают в сфере современного искусства не только лишь «ради искусства». Основная тема – социально ориентированные проекты, паблик-арт, образование. Проекты, которые нередко позволяют вовлекать местные сообщества в решение локальных проблем через искусство.

Именно ТОК привезли всю международную команду архитекторов, в том числе и бойкого Расмуса Йоргенсона. Среди участников «Дизайнерской платформы»: Швеция, Норвегия, Финляндия. Архитекторы из России в свою очередь также посетили скандинавские школы перед тем, как отправиться генерировать идеи для питерской школы. Проект «Дизайнерская платформа» поддержали организации сотрудничества северных стран, посольства и консульства.

Анна и Мария проводят в школе № 53 фокус-группы. «Золотых гор», то есть целиком обновить здание, детям не обещают. Но если всё получится – на основе их пожеланий, а также пожеланий учителей и родителей дизайнеры создадут небольшой проект «улучшающий» среду типовой двухэтажной серой постройки. После чего уже под «выбранный» проект ТОК и администрация школы будут совместно искать финансирование.

Сейчас самая бурная стадия – исследования проблем школы и генерирования идей, способных эти проблемы решить. Говорит директор школы № 53 Елизавета Баденская:

 «Сейчас мне кажется, что я смогла бы искать финансирование, согласовывать со всеми инстанциями тот проект, который подойдёт. Да, я понимаю, что, возможно, придётся в чём-то изменить свои взгляды. Новое, необычное и креативное часто вызывает отторжение. Но это интересный проект, возможность изменения школы и главное – в процесс этих изменений вовлечены и учителя, и ученики, и родители. Конечно, основное для нас – безопасность детей, поэтому все «задумки» должны быть согласованы с законом, с нормативной базой. Если говорить о средствах, то в 2013 году нам пообещали субсидию на установку забора вокруг школы. Если решение проблемы двора будет предложено, то возможно, мы сможем использовать эту субсидию».

Комитет по образованию  Санкт-Петербурга посоветовал школу №53 в качестве «экспериментальной площадки» для проекта. Явные проблемы с пространством плюс готовность коллектива школы двигаться в сторону изменений. При этом гости из северных стран говорят, что со школой можно работать и всё не так уж плохо – по крайней мере, не так страшно, как им описывали.  

Яркий кусочек в школе – рекреация для младших.

Мы в компьютерном классе. Мария и Анна из «ТОК» просят второклашек разделиться на группы, чтобы каждая команда нарисовала «идеальную» рекреацию/раздевалку/столовую. Малыши тащат по полу стулья. Стулья сопротивляются. Это офисная мебель для совещаний, меньше всего приспособленная для школы.

Закономерно  на детских рисунках появляется «мебель на колёсиках». Здесь же – кресла в рекреациях и в коридоре. Одна из девочек даже рисует кресло-бутон, в котором можно «укрыться» на время ото всех (такое кресло эта маленькая дюймовочка увидела в современном журнале по дизайну интерьеров). Почти все хотят настольные игры в рекреации. В догонялки, оказывается, играют потому, что больше играть не во что.

Проблемы с мебелью отражаются в местном школьном «фольклоре». Практически статус легенды имеет единственная коридорная лавочка для старших, которую «восьмой А» носит за собой по всей школе. Присесть в коридорах действительно некуда, не говоря уже о столах, на которых можно было бы писать, доделывать домашнее задание. О столах в коридорах тоже просят, как малыши, так и старшие.

И, конечно, Айпады и Макбуки присутствуют в представлениях об идеальной школе. Отражают дух времени.
 
Еще одна важная просьба: цвета «поярче»! И чтобы в раздевалке было просторнее, и она не выглядела как клетка. И чтобы можно было повестить туда вещи, не дожидаясь «тётеньки с ключом».

Седьмой класс с началом опроса с ходу заявляет, что в перемены не верит. Потому что никто так до сих пор и не сделал для них того, что обещал. Затем понемногу ребята «раскачиваются» и всё-таки начинают обсуждать, предлагать, обращать внимание. И даже сами додумываются до прозрачных панелей в дверях кабинетов – это удобно, чтобы, не заходя в класс, посмотреть, что там происходит.

Но… Несколько раз во время опросов в старших классах встречается позиция «мы» и «они». Если мы поставим мебель, то это всё сломают, повредят, подожгут. При этом дети в одном классе причисляют себя к «адекватным»: тем, которые не ломают мебель и не будут выбегать на дорогу с машинам, если их выпустят погулять на улицу. Другие же классы (некоторые) причисляются к «неадеквату» (именно «неадекват» и творит в школе зло).

Что там говорят теоретики насчёт «командной работы»? Кажется, «разделение» пространства и «разделение» школьного сообщества, связаны они или нет, — существуют.

Для того чтобы дети «присвоили» пространство и были за него ответственны, дизайнеры и социологи тоже могут кое-что предложить.  О своей концепции оформления школы рассказывает Михаил Комаров, дизайн-студия Ambito:

«Это дерево, которое будет начинаться с первого этажа, и заканчиваться на крыше. Оно как бы проходит сквозь всю школу. На разных этажах его можно разделить по функциям. На первом этаже, например, можно будет использовать его как доску объявлений. Повесить зеркала, добавить декор в виде листьев. На втором этаже это может быть игровая площадка. В стволе дерева будет дупло, можно будет висеть на ветках. На третьем и четвертом этаже будет зона отдыха: бинбеги (мягкие мешковатые кресла), стилизованные под гнезда. На стенах будут изображения птиц и облаков. Такое дерево ученики могут сами украшать, делать для него листья, плоды, рисовать зверей или птиц, а на новый год вешать гирлянды. Очень важно, чтобы ученики были сопричастны к созданию этого дерева, тогда они будут его меньше ломать и портить». 

Чего хотят родители?
Разумеется, в первую очередь – безопасности. Решения проблемы двора. И чтобы дети могли поесть без очередей в столовой, спокойно сходить в туалет (на многих кабинках нет замков). Чтобы дети не отвлекались от учебы (к вопросу о слишком ярких цветах). А в рекреациях тоже могли и бы и отдыхать, и заниматься домашними заданиями (здесь родители и дети сходятся во мнении). При этом во время фокус-группы, тут же находится родители, которые работают в «Икее» и постараются посодействовать реализации новых дизайн-идей в школе.

Чего хотят учителя?
Педсовет проходит в одном из учебных классов – учительская слишком тесная для 35 учителей. Из-за этого собрание выглядит как урок. В классе стоит почти такой же «лёгкий гул». Одна из учительниц передаёт записку через ряд. Кажется, что стандартный класс с коммуникацией только в одну сторону — от «доски» к «партам» — специально создан, чтобы вся остальная информация циркулировала только «контрабандой».

Учителям тоже не хватает подходящего пространства для работы и отдыха в школе. При этом в мечтах педагогов также как и в мечтах школьников фигурируют современные мультимедиа технологии. При этом они прекрасно понимают проблемы и желания детей: «Мы видим, как они ищут тихие уголки во время перемены, чтобы уединиться, или уголки для шумных игр».

И это радует. Учителя охотно предлагают идеи, полезные для детей, родители – для учителей, старшеклассники – для младших.

 

  1. Мебель на колёсиках в кабинетах, бин-бэги.

  2. Шкафчики для личных вещей и учебников. Эти же шкафчики могут выполнять функцию «скамеек» (если их сделать очень низкими и расположить вдоль стен коридора длинной секцией).

  3. Настольные игры, мебель в рекреациях.

  4. Если нет возможности изменить цвет стен, — можно изменить освещение. И кстати, наносить новую краску поверх старой – не лучший выход, от этого она трескается и ремонт в школе превращается только в видимость ремонта.

  5. Можно использовать одно и то же пространство в разных функциях. Занятия можно проводить также в школьной библиотеке или в школьном музее. Коридоры тоже можно использовать.

  6. Вместо «скучных» портретов историков, математиков, писателей на стенах можно разместить их же портреты, но нарисованные самими детьми.

  7. Места для «интровертов» (тихие уголки) в школе.

  8. Сборные мягкие модули для игры, по мотивам «тетриса» или «пазлов» во дворе или в рекреациях.

  Художник Бьорн Ковальски-Хансен из Осло. Проект «Тетрис»: сборные модули для площадки в детском саду.

Семейный гороскоп