Никаких учебников, только работа «в поле»: что такое проектные школы и почему за ними будущее

Эта методика становится популярной во всем мире. Россия не исключение.

Если спросить родителей школьников, как они представляют проектный метод обучения, скорее всего, мы услышим что-то о презентациях и докладах, которые регулярно требуют на уроках. Однако это имеет мало общего с реальной проектной деятельностью.

Что же это такое, как работают настоящие проектные школы и кому они подходят, «Летидор» узнал у директора по развитию сообщества в проекте Кружкового движения НТИ «Практики будущего» Ольги Прудковской (@practicing_futures). Ольга непосредственно участвует в организации таких школ.

Что такое проектные школы

Проектная школа — это образовательная программа, на которую собираются подростки, готовые трудиться над разработкой реальных продуктов для разных отраслей. Например, для разработки дизайна образовательной резиденции или устройства для диагностики болезни Паркинсона.

Работать в команде, проектировать новое, здраво оценивать имеющиеся ресурсы, самому оценивать свои навыки и наверстывать недостающие — всему этому старшеклассник может научиться на проектной школе.

Как попасть в школу и как она устроена

Проектные школы часто бесплатны для участников и проводятся за счет Кружкового движения НТИ, регионов или крупных компаний. Так, Всероссийский проект «Практики будущего» проводит больше 40 школ и хакатонов в год.

Чтобы попасть в школу, старшекласснику нужно пройти конкурс: оцениваются обычно отборочное задание, мотивационное письмо и портфолио достижений.

Заявку подает сам участник, а не образовательное учреждение – для организаторов проектных интенсивов важно отобрать действительно мотивированных участников, а не записных отличников.

Подмосковная проектная школа, 2020 год. Направление «Агробиотехнологии».

Владимир Соловьев

Школа длится 2 недели. Дети под руководством наставников — действующих ученых, программистов, представителей органов государственной власти и предпринимателей — работают над конкретными задачами.

Как правило, уже по дороге в школу участник знает, чем он будет заниматься — большими данными или агробиотехнологиями. А вот конкретный проект появляется позже.

Работа на направлении начинается почти сразу после открытия — участники знакомятся с учеными и инженерами, которые приехали делать с ними проекты, с модераторами, организующими командную работу.

Вожатыми тут зачастую работают студенты профильных вузов.

Иногда школы организуют в оборудованных пространствах, но часто это обычные детские лагеря, где на балконе стоит антенна для приема спутниковых данных, в зарослях винограда — лазерный резак, а в холлах – флипчарты и ноутбуки.

Часто у задач есть реальный заказчик. Если он отсутствует, то участники школы сначала анализируют отрасль и разбираются, какие проблемы сейчас перед ней стоят, а потом предлагают технологическое решение.

Например, школьники, изучающие сити-фермерство, предложили конструкцию компактных теплиц, которые можно разместить почти везде.

Подмосковная проектная школа, 2020 год. Направление «Агробиотехнологии».

Владимир Соловьев

Результатом работы команды обязательно становится действующий прототип технологического решения — например, работающая программа, электронное устройство.

Решение дети обсуждают с экспертами, защищают — и это гораздо больше похоже на выступление предпринимателя перед инвесторами, чем на выступление школьника у доски, ведь эксперты, как правило, — это именно те люди, от которых зависит дальнейшее развитие проекта.

Участники школы работают над реальными задачами, но в безопасном пространстве

Проектные школы часто не имеют соревновательного компонента, участники не конкурируют друг с другом, наоборот – возникает кооперация, программисты помогают биологам, медики – электронщикам. Но это не значит, что участники школы полностью избавлены от стресса. Скорее наоборот – в проектной школе подростку часто бывает трудно и непонятно.

Кто-то погружается в совершенно новую для него область и за ночь выучивает язык программирования. У кого-то сложности с командой. Кто-то полностью демотивирован после сурового, «взрослого» отзыва эксперта на свой проект.

От участников школы ждут серьезного подхода к работе, даже если после обеда все вместе – подростки и взрослые – играют в снежки.

Подмосковная проектная школа, 2020 год. Защита проектов

Владимир Соловьев

При этом пространство проектной школы, насыщенное трудностями и сложностями, остается безопасным. Любую проблему можно обсудить и найти решение. Подростки рассказывают о своих ожиданиях, планах, сложностях, зная, что их выслушают. Процесс ежевечерней рефлексии некоторых так затягивает, что они продолжают созваниваться командами и направлениями, даже когда разъезжаются по домам.

У подростков появляется реальный шанс создать свой проект

Ребята, у которых в общеобразовательной школе хорошо организована проектная деятельность, приезжают за хорошими идеями и экспертной поддержкой, за проектами, которые можно будет привезти домой, развивать полгода-год и конвертировать в стартап или победу на конкурсе.

Они проверяют, не ошиблись ли с мечтами и целями

Проектная школа — это одна-две недели погружения в определенную деятельность — например, микробиологию. Тут и выясняется, что для кого-то работа в лаборатории – это лучшее дело жизни, а кому-то для нее не хватает терпения, – а ведь оба после школы планировали пойти на биофак.

Старшеклассники общаются со специалистами, примеряют на себя их ценности, образ жизни и гораздо лучше понимают, чему бы хотели посвятить если не жизнь, то ближайшие пять-десять лет.

Образовательный интенсив «Остров 10-22», 2019 год.

Ирина Абзалова

Дети находят в школе единомышленников

«Своих» опознают по фамилии автора учебника языка Python, по футболке вожделенного вуза, по значкам на рюкзаке. Те, кто считал себя уникальным и одиноким (и еще чуть-чуть лучше, чем одноклассники с их приземленными вкусами), находят столь же уникальных собеседников, членов команды, будущих коллег. К кругу общения присоединяются наставники, пополняются списки друзей в соцсетях, в перерывах, на обеде, вечером за настольными играми идут разговоры о жизни, планах, идеях.

Некоторые участники сознательно используют проектные школы, чтобы собрать побольше визиток и завязать деловые контакты на будущее.

Участники школы сами определяют, что и как делать

В проектной школе много «нельзя».

Нельзя программировать в три часа ночи, потому что тогда не сможешь работать с утра. Нельзя не участвовать в проектной сессии. Нельзя мешать работе других. Плюс действуют обычные ограничения детского лагеря. Завтрак, обед, ужин, отбой, все изо дня в день очень размеренно.

При этом пространство свободы подростка огромно. Проект никогда не делается по предписанной программе, что и как делать — в большой степени определяет он сам. Чем заниматься в свободное время: устроить футбольный матч, позвать всех рисовать на пленэре, достать настольную игру или укулеле, посидеть над разработкой квеста или провести мастер-класс по 3D-прототипированию? Участники проектных школ не ждут, что их будут развлекать, а делятся с окружающими своими интересами.

Подмосковная проектная школа, 2020 год. Рефлексия направления «Цифровизация»

Владимир Соловьев

Они сами создают мир, в который хочется вернуться

«А нельзя ли остаться еще на недельку? Мы и проект бы продвинули, ну и вообще…»

После проектной школы тяжело расставаться. Это мир, в котором школьнику поручают большие взрослые задачи и где со всеми разговаривают одинаково уважительно, мир, где вместе пережито много опасных приключений, о которых потом так интересно рассказывать («и вот перед самой выставкой мы решили перебрать наш беспилотник… и сожгли мотор. И знаете, как мы вышли из этой ситуации?»)

Проектную школу невозможно повторить, туда нельзя вернуться.

Но можно построить вокруг себя кусочек мира, где ценят труд, умения, хорошие идеи, думают о будущем и считают себя вправе влиять на него.

Фото: пресс-служба Олимпиады НТИ

Главный редактор «Летидора» Ксения Краснова воспитывает… родителей! Как? Смотрите TikTok!

Семейный гороскоп