12:00, 10 ноября 2015

Семья работе не помеха

Семья работе не помеха

Наука и чувства: женские секреты Марии Склодовской-Кюри

Мария Склодовская-Кюри / Фото: http://persons-info.com

Общий интерес и взгляды на жизнь, любовь и уважение друг к другу сплотили пару. Работа, воспитание детей, быт, скромные финансовые условия лишь все больше укрепляли их брак. С детьми Мария и Пьер сидели по очереди, давая друг другу возможность заниматься исследованиями и работой.

Старшую дочь, когда ей исполнился годик, воспитывал дедушка по линии Пьера, так как именно в это время Мария открыла радий и погрузилась в активную научную работу.

В научной деятельности, как и в личных отношениях, царила идиллия. В те времена в научный мир женщин пускали неохотно. Но супруг Марии Пьер занял принципиальную позицию – он хотел, чтобы Нобелевскую премию, лауреатом которой он стал, вручили также и его жене. Пьер настаивал на том, что все исследования проводил совместно с супругой.

Все труды чета Кюри подписывала общими именами. Они всякий раз использовали следующие формулировки: «мы открыли», «мы исследовали». Первую свою Нобелевскую премию Мария и Пьер в итоге тоже получили вместе.

«Мы жили очень дружно, наши интересы во всем совпадали: теоретическая работа, исследования в лаборатории, подготовка к лекциям или к экзаменам. За одиннадцать лет нашей совместной жизни мы почти никогда не разлучались, и поэтому наша переписка за эти годы занимает лишь немного строк. Дни отдыха и каникулы посвящались прогулкам пешком или на велосипедах либо в деревне в окрестностях Парижа, либо на побережье моря или в горах», – из воспоминаний Марии Склодовской-Кюри.

Казалось бы, ничто не могло разрушить их брак. Но счастье краткосрочно. Идиллический союз разрушил несчастный случай. В 1906 году Пьера, который во время прогулки слишком погрузился в размышления и не замечал ничего вокруг, сбила конная повозка.

Смерть мужа повергла Марию в сильнейшую депрессию. Женщина начала носить только черные платья и тихо скорбела о невосполнимой утрате:

«Гроб заколочен, и я тебя не вижу. Я не допускаю накрыть его ужасной черной тряпкой. Я покрываю его цветами».

«Мысль семейная»: был ли счастлив Самуил Маршак как муж и отец?

Как Салтыков-Щедрин полюбил 12-ю летнюю девочку и прожил с ней всю жизнь

2 из 3

Начало статьиМария без Пьера
Новости партнеров
Интересное в сети