Катерина Мурашова: «Мать должна смотреть на своего ребёнка, а не читать форумы»

Мы поговорили с психологом Катериной Мурашовой о необходимости раннего развития, эволюции современной школы, о том, что делать с подростками, которым ничего не нужно, и о других проблемах, актуальных для современной семьи.

Катерина Мурашова — семейный психолог со стажем более 25 лет, автор блога на Сноб.ру и книг по детской психологии. Катерина в интервью «Летидору» ответила на вопросы, которые актуальны для каждого.

Про раннее развитие

Катерина Вадимовна, вечный вопрос, который не даёт покоя родителям: нужны ли детям до 3 лет развивающие занятия?

Когда в семье встаёт вопрос о занятиях по раннему развитию, первое, что нужно сделать матери — посмотреть на своего ребёнка. Дети бывают очень разные. Болезненный ребёнок, с трудом преодолевающий этапы развития, потому что он родился недоношенным, малыш с ускоренным развитием или ребенок, попадающий в середину всех таблиц педиатров — три разных случая. И идея хождения по кружкам во всех трёх случаях будет решаться по-разному.

Поэтому каждая мать должна в первую очередь посмотреть на своего ребенка, а не консультироваться на форумах о том, что ей надо или не надо делать.

Помните, как говорил профессор Преображенский: «Не читайте до обеда советских газет»? С форумами то же самое. Не читайте их.

Как всё-таки понять, что ребёнку необходимы занятия?

Если видно, что ребенку мало того, что может дать ему мать — у малыша «мозга недокормленная», у матери не хватает энергетики, чтобы играть с ребёнком — то почему не водить его на «два притопа, три прихлопа». Там он будет выбегиваться и выпрыгиваться. Если у семьи есть время и финансовые возможности отправить ребёнка на кружок, а чадо каждый раз, собираясь на него, радостно повизгивает, то почему бы не делать этого.

Если ребёнок при каждой попытке подвести его к зданию, где проходят «развивайки», падает на землю и кричит «не хочу, не хочу, пойдём скорей домой», увидьте это!

Идея о том, что ребенок в 2,5 года должен преодолевать трудности путём принуждения к любым занятиям, сомнительна.

Я не против, если ребёнку занятия доставляют удовольствие. Когда он рисует днями и ночами, и родители отдают его в художественный кружок, таким образом дополняя его личность.

А вот если речь идёт о том, чтобы выучить в три года все буквы, а в четыре дрессировать чтение, то это игра родителей в удовлетворение собственных амбиций. Такой ребенок не будет более развит в четырнадцать, чем тот, который научился читать в 7 лет.

Как быть с модой на кружки? У всех ходит на три-четыре развивашки, а у нас только на одну. И эта мысль не даёт покоя…

Здесь речь о неуверенности в своей позиции у самой мамы. Ну ходит ребёнок на один кружок — и пусть ходит. Вы так решили.

Родитель всегда знает, что хорошо для его ребенка. Общественность тут рядом не стояла.

Если мама решила, что для её ребенка достаточно посещать один кружок, и он ходит туда с удовольствием, то шли бы все лесом. В этой ситуации родителям надо работать с собой.

Так, с занятиями понятно. А нужно ли родителям как-то развивать ребёнка дома? Например, играть? Часто дети просят поиграть с ними, а взрослые не умеют или не хотят этого делать.

Игровая активность — это естественный этап развития ребенка. 4-5 лет — это самый пик ролевых игр. Если родителю кажется, что играть с ребёнком не интересно, первое, что нужно сделать, посмотреть на себя в зеркало и задать вопрос: «Что я подразумеваю под игрой».

Некоторые родители думают, что играть — значит надеть на пальцы куклы и часами разговаривать с детьми дебильным голосом: «Здравствуй, Бим! Здравствуй, Бом! Как ты поживаешь?». От этого рехнётся любой человек, вне зависимости от его отношения к играм.

Игра — понятие многозначное. Подумайте, может быть, найдётся то, что будет интересно и вам и ребёнку. Например, налить в ванну воды, пустить по ней плавающие свечи, утопить что-то или сжечь что-то.

Помните, что дети способны поддерживать сложные ролевые игры. Например, связанные с историческими событиями. Устройте штурм Зимнего или колонизацию Америки… Ребенок готов поддерживать сложную игру, если знает задачу и взрослый подсказывает ему, что делать на первых порах. А потом игра пойдёт сама собой, начнутся разного рода приключения.

Если всё это оказалось безнадежным и родителей непрерывно тошнит от любых игр, а «противотошнительные» таблетки не помогают, вспомните, что рядом с ребёнком находятся и другие люди.

Есть отец, бабушки, дедушки, старшие братья-сёстры и другие — те, кто не против поиграть 15-20 минут в магазин или больницу. Представить исключительные случаи, где ничего из перечисленного не срабатывает, мне довольно трудно.

Про эволюцию школы

Катерина Вадимовна, в Москве, Санкт-Петербурге и других крупных городах всё популярнее становится идея домашнего и альтернативного образования. Как вы относитесь к ней?

За последние 20 лет очень изменилась ситуация с информацией. Раньше стандартный урок заключался вот в чём: учитель владеет информацией, школьники ею не владеют. Учитель приходит, излагает эту информацию, школьники её записывают, а потом педагог спрашивает с них, как они её усвоили. Сейчас этот алгоритм устарел.

Теперь вся информация есть в Интернете. Нажми пару кнопок — и ты получишь гораздо больше данных, чем учитель излагает за 45 минут. Кроме того, ты можешь посмотреть видеоурок с объяснениями.

Школа в такой ситуации должна эволюционировать. Всё, что сейчас происходит в системе образования, в том числе появление разных альтернативных форм обучения — это конструктивная попытка сделать шаг в сторону изменений.

Другое дело, что из этого приживётся, а что нет.

В альтернативных школах обстановка сильно отличается от обычных школ. Здесь обучение строится на реальном интересе к предмету, учеников не принуждают к занятиям, нет оценок. Отношения ученика и учителя построены на взаимоуважении. Всё это прекрасно, но сильно отличается от того, что ждёт ребёнка в обычной школе, где он вынужден приспосабливаться к спартанским условиям. Где учителя и одноклассники не так дружественны. И тут возникает вопрос: не вырастет ли ребенок, который занимается дома или в альтернативной школе, слишком изнеженным?

Здесь родитель должен спросить: для какого мира я готовлю ребёнка. А дальше поступать в соответствии с тем ответом, который он себе даст.

Если я готовлю ребенка для мира идеализированного европейского, где большинство людей толерантные, либеральные, политкорректные, то всё нормально. Если же я готовлю ребёнка для мира, который в любой момент может перевернуться и придётся выживать, приспосабливаться, то, разумеется, обучение в такой школе не даст ему нужных навыков.

Про «закормленность» современных подростков

Я ничего не хочу. Не хочу учиться, не хочу работать, с девочкой не хочу встречаться. Сейчас растёт поколение детей-нехочух. Этим подросткам ничего не надо. С чем это может быть связано?

Их перекормили. Если бы они жили в дефиците всего, слабом, но дефиците, то такого бы не случилось. Им бы не хватало развлечений, впечатлений, материальных предметов и так далее. Был бы стимул развиваться.

Человек, который живет в разумно организованном дефиците, всегда чего-то хочет.

И что же делать? Как исправить ситуацию?

Исправить эту ситуацию у подростка уже никак нельзя. Нужно ждать. Пройдёт время, и ребёнок пойдёт в армию, отселится от вас. Ему надо будет заработать на жильё, еду, Интернет. Такую ситуацию можно только профилактировать. Заранее создать небольшой дефицит всего.

А если лишить ребёнка всего уже в подростковом возрасте?

Всё убрать вы не сможете, это преследуется у нас по закону. Вы не можете не кормить ребёнка и отправить его зарабатывать на жизнь самостоятельно. Хотя это очень полезно. Шестнадцатилетний вполне может устроиться на работу, но до восемнадцати лет родители обязаны обеспечивать все витальные потребности ребенка (жилье, одежда, образование). Сделать ничего не получится. Вариант один — не закармливать с самого начала.

Как этого избежать?

Не нужно им говорить: «Я отдам тебя в любой кружок, только захоти. Я куплю тебе всё, что захочешь». Не надо покупать каждый день в магазине игрушки и киндер сюрприз…

Но ведь иногда родители так не делают. И потом непонятно, откуда взялся «перекормленный» ребёнок.

Значит, они перекармливают его чем-то другим. Например, впечатлениями. Каждые выходные ходят в театр, кино, развивающие центры.

Бывает, что родители рассказывают: «Наш ребенок к 10 годам был в Италии, Испании, Греции, Турции, Египте… Мы ездили смотреть пирамиды, мы ездили смотреть Диснейленд». Ему не нужно столько. Вполне возможно, что те, кто возил смотреть пирамиды, не покупают каждый день киндер сюрприз. Они считают, что ребенка нужно кормить духовной пищей. Но эффект получают такой же, как в первом случае.

А можно перекормить вниманием?

Конечно, можно. Это должна быть определенная структура внимания. Это происходит в семьях, где ребёнок — главная тема для обсуждения. Он знает, что родители живут только для него, всё для него делают.

Если этого нет, ребёнок считается с чувствами других. Он должен регулярно делать то, что ему не хочется. Из чувства значимости других людей. Например, не играть на барабане, когда спит младшая сестра… Такого ребёнка перекормить вниманием невозможно.

Ещё одна проблема, которая идёт бок о бок с перекармливанием ребёнка, — невозможность мамы сбавить обороты с контролем чада. Она во всём принимает решения за ребёнка. Она учится за него, ходит на все мероприятия, знает каждый шаг. И тут вдруг приходит осознание, что так делать не надо. Как ослабить контроль и дать ребёнку возможность стать самостоятельным?

Главное правило — неотключение от себя. Ни когда ребёнку полтора, ни когда ему 5 или 10 лет.

Мать никогда не должна отключаться от себя.

И тогда она спокойно сможет постепенно передавать ребёнку ответственность за разные дела.

Если мама вдруг осознала, что её контроля слишком много в жизни ребёнка, то нужно подумать, как ей отэволюционировать в желательную для неё сторону.

Действуйте по следующей схеме: я осознала проблему, я начинаю с ней работать, я сообщаю об этом ребенку.

Например, для начала перестаньте спрашивать ребёнка об уроках. Вы подходите к чаду и говорите: «Я делаю массу ненужных вещей. Не понимаю, какое участие я принимаю в твоей учёбе. Кто больше учится: ты или я. Так что я не буду в течение трёх недель спрашивать тебя об уроках. Это не значит, что я тебя разлюбила. Мы по-прежнему разговариваем с тобой о природе, погоде и так далее». Такой поступок будет честным по отношению к ребёнку.

Через три недели у вас складывается картинка, насколько вы участвовали в жизни ребёнка. Дальше исследовательская программа продолжается, и вы понимаете, где можете подвинуться. Подвигаетесь, сообщив об этом ребенку. Постепенно уходите от тотального контроля и оставляете его только там, где это необходимо ребенку.

Фото: личный архив, Shutterstock

Семейный гороскоп